Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Гражданское право. Ответственность за нарушение договорных обязательств

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ

Ответственность за нарушение договорных обязательств его понятие и виды во все времена в любой общественно – политической формации, при любой власти являлся, является и будет являться центральным вопросом, которым регулируется общественные отношения между гражданами и государством, между физическими и юридическими лицами, между физическими лицами, между юридическими лицами, в итоге мы приходим к такому выводу, что государство всегда будет защищать общество путем внесения в законы императивных норм, запрещающих недобросовестные действия, поэтому актуальность темы исследования должна быть понятна не только юристу, но и любому гражданину, если он хочет защищать свои права, добиваться построения правового государства, ведь, если будет нарушаться такой основополагающий принцип, как правовая определенность регулирования договора, тогда о правовом государстве продеться только, мечтать.

Объектом исследования нашей работы будет ответственность за нарушение договорных обязательств его понятие и его виды. Предметом исследования: общая характеристика понятия ответственности за нарушение договорных обязательств и некоторые его виды, виды ответственности: договорная, долевая, субсидиарная и солидарная, судебная практика. Цель исследования – рассмотреть общую характеристику понятия ответственности за нарушение договорных обязательств, виды ответственности за нарушение договорных обязательств.

Исходя из поставленной цели, нами были сформулированы следующие задачи исследования:

1) изучить понятие ответственности за нарушение договорных обязательств и его общую характеристику;

2) изучить виды ответственности за нарушение договорных обязательств;

3) изучить судебную практику по вопросу ответственности за нарушение договорных обязательств и сделать обобщающие выводы;

По структуре курсовая работе состоит из введения, трех глав основной части, заключения и списка использованной литературы. В первой главе рассмотрено понятие ответственности за нарушение договорных обязательств. Во второй главе рассмотрены виды ответственности за нарушение договорных обязательств. В третьей главе рассмотрена судебная практика и даны обобщающие выводы. Научной разработкой этих вопросов занимались многие авторы: В.В. Витрянский, В.А. Хохлов, М.И. Брагинский, А.И.Иванчук, Ю.В.Рогова и другие, их рассуждения являются предметом настоящего исследования. Для написания этой работы, кроме литературы, представленных выше авторов, использовалась судебная практика, и статьи других специалистов по заявленной нами проблематике. Вопросы договорного права всегда волновали цивилистов, и будут еще волновать ни одно столетие, потому что договорное право – это центральный вопрос цивилистики. В гражданском кодексе РФ договору отдано центральное и самое важнейшее значение в правовом регулировании. Не случайно договору отдано центральное значение в правовом регулировании в гражданском кодексе РФ большинство статей посвящено договорному праву, а это означает, что актуальность этого вопроса перестанет волновать юристов не скоро, а, возможно, такое время никогда не будет.

1. Понятие ответственности за нарушение договорных обязательств и их характеристика в России.

Среди способов защиты гражданских прав, указанных в ст. 12 ГК РФ, следует выделить меры ответственности. Являясь одной из разновидностей юридической ответственности, гражданско-правовая ответственность представляет собой возможность применения к лицу, нарушившему право, государственного принуждения в виде определенных санкций…..[1] С учетом изложенного мерами ответственности в рамках ст. 12 ГК РФ следует признать возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсацию морального вреда. Ответственность может наступать и в иных формах.[2] В истории российского права принцип исключительно имущественного характера ответственности за нарушение обязательств не всегда являлся превалирующим.[3] В средневековой Руси широко применялся «правеж». Должника или его поручителя привязывали к столбу на базарной площади и били палками по икрам ног до тех пор, пока тот не соглашался погасить долг. Длительность правежа зависела и от искомой суммы долга. Обычно за 100 руб. на правеж ставили на месяц.[4] Соборное уложение 1649 г. повелевало должника за долги бить «на правеже безо всякие пощады не для того, что на нем те достальные деньги взять, а для того, чтоб, на то смотря, иным неповадно было так воровать».[5] Вплоть до 1917 г. в России просуществовали долговые тюрьмы, или долговые ямы. Лицо, которое было не в состоянии рассчитаться с долгами, помещалось в долговую тюрьму и должно было находиться там до тех пор, пока любое заинтересованное лицо (чаще всего таковыми были ближайшие родственники) не рассчитается по его долгам. Содержание должников в тюрьме осуществлялось за счет кредиторов.[6][7] Необходимо обратить внимание на то, как гражданское право отн6осилось к данному вопросу: «Целесообразно также определение нормативным актом пределов ответственности в случаях так называемой «цепочки» требований (регрессные иски). При этом наиболее соответствовало бы задаче осуществления институтом ответственности за нарушение обязательства как восстановительных, так и воспитательных функций – установление для указанных случаев неограниченной по размеру ответственности с предоставлением арбитражу права ограничивать ее исходя из обстоятельств дела.[8] Задача обеспечения наиболее полного осуществления институтом ответственности за нарушение обязательств воспитательных функций также обосновывает иногда (в случаях нарушения своих обязанностей и другой стороной) ограничения действия принципа вины или ограничения применения принципа полного возмещения убытков.[9] Договорная ответственность есть такое возложение невыгодных имущественных последствий на нарушителя гражданских прав и обязанностей, которое связано с применением санкций, т.е. неблагоприятно для стороны в договоре. Роль договорной ответственности в предмете гражданско-правового регулирования закреплена в части первой ГК РФ, согласно которой нормы, регламентирующие ответственность за нарушение обязательств, объединены в отдельную главу «Ответственность за нарушение обязательств» (ст. 393 - 406).[10][11] Ответственность за нарушение договорных обязательств как объект научного познания обладает рядом определенных специфических черт и сущностных характеристик, которые позволяют ее рассматривать в качестве самостоятельного познавательного явления, обусловливая ее содержание совокупностью конститутивных элементов (признаков) научной характеристики.[12] Учитывая, что гражданское право в большинстве случаев регулирует имущественные отношения, ответственность за нарушение договорного обязательства имеет имущественное содержание, а ее меры (гражданско-правовые санкции) носят имущественный характер.[13] Таким образом, договорная ответственность выполняет функцию имущественного (экономического) воздействия на нарушителя гражданских, субъективных прав и становится одним из методов экономического регулирования общественных отношений.[14] Гражданско-правовая ответственность - предусмотренная законом или договором и обеспеченная силой государственного принуждения обязанность претерпевать имущественные лишения за допущенные правонарушения в целях восстановления или компенсации нарушенного права потерпевшего и выражающаяся в возложении на правонарушителя дополнительных обязанностей или лишении его субъективных прав.[15][16] В первые годы действия части первой ГК РФ в судебной практике возникало немало проблем, связанных с применением названных норм об ответственности за нарушение гражданско-правовых обязательств. Потребовались немалые усилия со стороны Верховного Суда РФ и Высшего Арбитражного Суда РФ по выработке адекватного толкования соответствующих правовых норм и по обеспечению их единообразного применения при рассмотрении дел, как арбитражными судами, так и судами общей юрисдикции.[17] Согласно п. 4 комментируемой статьи окончание срока действия договора не освобождает стороны от ответственности за нарушение обязательств по договору, совершенное в период его действия. В п. 1 информационного письма Президиума ВАС РФ от 21 декабря 2005 г. N 104 «Обзор практики применения арбитражными судами норм Гражданского кодекса Российской Федерации о некоторых основаниях прекращения обязательств» разъясняется, что, если иное не вытекает из соглашения сторон, расторжение договора влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает кредитора права требовать с должника образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением или ненадлежащим исполнением договора.[18] При этом Президиум ВАС РФ особо отметил, что «сам факт расторжения договора не прекращает данного обязательства и не исключает возможности применения мер ответственности в связи с нарушением, арендатором условий договора. Расторжение договора аренды влечет прекращение обязательств на будущее время и не лишает арендодателя права требовать с арендатора образовавшиеся до момента расторжения договора суммы основного долга и имущественных санкций в связи с неисполнением последним договора. Так же как соглашение сторон о расторжении договора аренды не освобождает арендатора от обязанности уплатить арендодателю задолженность по арендной плате и договорную неустойку за просрочку платежа в соответствии с требованиями пункта 3 статьи 453 ГК РФ». [19] Требование о возмещении убытков, вызванных нарушением договора, может предъявляться в течение всего срока исковой давности вне зависимости от окончания срока действия договора.[20] Гражданское право России, равно как и других стран, устанавливает, наряду с общими принципами гражданско-правовой ответственности, конкретные санкции, применяемые за те или иные гражданские правонарушения. Среди них: возмещение убытков, взыскание неустойки, компенсация морального вреда и др. При этом в Гражданском кодексе России закрепляется принцип, в соответствии с которым, в частности, «уплата неустойки и возмещение убытков в случае ненадлежащего исполнения обязательства не освобождают должника от исполнения обязательства в натуре, если иное не предусмотрено законом или договором» (п. 1 ст. 396).[21] В.В. Витрянский отмечает, что В дореволюционном российском гражданском праве принцип полного возмещения убытков, причиненных нарушением обязательства, определялся довольно простой и емкой формулой, которую и следует применять в настоящее время. В материалах редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения России имеется комментарий к ст. 1654 кн. V проекта Гражданского уложения, предусматривавшей, что «вознаграждение за убытки состоит в возмещении как понесенного верителем ущерба в имуществе, так и той прибыли, какую веритель мог бы получить в обыкновенном порядке вещей, если бы обязательство было надлежащим образом исполнено». А в комментарии суть принципа полного возмещения убытков выражена следующими словами: «...определение вознаграждения, причитающегося верителю с должника за убытки, понесенные вследствие неисполнения обязательства, имеет целью поставить верителя в то имущественное положение, в каком он находился бы, если бы обязательство было исполнено».[22][23] Данный принцип был положен в основу изменений внесенных Федеральным законом от 08.03.2015 N 42-ФЗ «О внесении изменений в часть первую Гражданского кодекса Российской Федерации», в частности в п.2 ст.393 ГК РФ возмещение убытков в полном размере означает, что в результате их возмещения кредитор должен быть поставлен в положение, в котором он находился бы, если бы обязательство было исполнено надлежащим образом. В итоге мы понимаем, что отечественный законодатель принимает решения о внесении изменений в действующее законодательство, в том числе анализируя дореволюционное законодательство Российской Империи. В отечественной доктрине, как правило, принято считать, что основанием ответственности за нарушение обязательства является нарушение договора, а условиями ответственности - противоправность, наличие убытков (вреда), причинная связь между нарушением субъективных прав и убытками (вредом), вина нарушителя.[24][25] Статья 8 Закона «О введении в действие части второй Гражданского кодекса Российской Федерации» устанавливает правило о том, что обязательные для сторон договора нормы части второй об основаниях, о последствиях и о порядке расторжения договоров отдельных видов применяются также к договорам, которые продолжают действовать после введения в действие части второй Кодекса независимо от даты их заключения. Иначе говоря, императивным правилам об основаниях, последствиях и порядке расторжения договоров, содержащихся в части второй Гражданского кодекса, придана обратная сила. Этой же статьей предусмотрено, что обязательные для сторон договора нормы части второй ГК РФ об ответственности за нарушения договорных обязательств применяются, если нарушения были допущены после введения ее в действие, хотя бы эти договоры и были заключены до 1 марта 1996 г., т.е. до введения части второй Гражданского кодекса РФ в действие, за исключением случаев, когда в этих договорах предусматривалась иная ответственность за такого рода нарушения. Таким образом, в данном случае новые нормы об ответственности распространяются на договоры, заключенные до введения в действие части второй ГК РФ.[26] Согласно п. 1 ст. 401 ГК РФ лицо, не исполнившее обязательство либо исполнившее его ненадлежащим образом, несет ответственность при наличии вины в форме умысла или неосторожности. Лицо признается невиновным, если при той степени заботливости и осмотрительности, какая от него требовалась по характеру обязательства и условиям оборота, оно приняло все меры для надлежащего исполнения обязательства. Тогда как п. 3 ст. 401 ГК РФ возлагает безвиновную ответственность на лицо, не исполнившее или ненадлежащим образом исполнившее обязательство при осуществлении предпринимательской деятельности. Такое лицо освобождается от ответственности, только если докажет, что надлежащее исполнение оказалось невозможным вследствие непреодолимой силы, т.е. чрезвычайных и непредотвратимых при данных условиях обстоятельств.[27] В пункте 8 Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 даны следующие разъяснения непреодолимой силы: « В силу пункта 3 статьи 401 ГК РФ для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный и непредотвратимый при данных условиях характер. Требование чрезвычайности подразумевает исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях. Если иное не предусмотрено законом, обстоятельство признается непредотвратимым, если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог бы избежать наступления этого обстоятельства или его последствий. Не могут быть признаны непреодолимой силой обстоятельства, наступление которых зависело от воли или действий стороны обязательства, например, отсутствие у должника необходимых денежных средств, нарушение обязательств его контрагентами, неправомерные действия его представителей».[28] Верховный Суд нельзя упрекнуть в том, что он сказал о непреодолимой силе что-то неправильно. Вместе с тем его разъяснения нельзя признать идеальными, поскольку они не отвечают такому требованию, как ясность, и не раскрывают признаки, помогающие оценить конкретные фактические обстоятельства в качестве непреодолимой силы. К примеру, при рассмотрении одного из дел Президиуму ВАС РФ удалось дать даже более удачную формулировку: под чрезвычайностью понимается исключительность, выход за пределы «нормального», обыденного, необычайность для тех или иных жизненных условий, что не относится к жизненному риску и не может быть учтено ни при каких обстоятельствах…..(Постановление от 21.06.2012 N 3352/12).[29] …При этом по смыслу п. 8 Постановления N 7 для признания обстоятельства непреодолимой силой необходимо, чтобы оно носило чрезвычайный (то есть необходима исключительность рассматриваемого обстоятельства, наступление которого не является обычным в конкретных условиях и непредотвратимый (если любой участник гражданского оборота, осуществляющий аналогичную с должником деятельность, не мог избежать наступления этого обстоятельства или его последствий) характер.[30] Большее внимание уделено компенсационной функции гражданского права. Применительно к ответственности за нарушение обязательств установлена презумпция возмещения должником кредитору убытков, причиненных неисполнением или ненадлежащим исполнением обязательства, независимо от использования кредитором иных способов защиты нарушенных прав (пп. 2 п. 1 ст. 393 ГК).[31] В случае если неисполнение (ненадлежащее исполнение) должником договора повлекло его досрочное прекращение и кредитор заключил взамен его аналогичный договор, кредитор, помимо убытков, вправе потребовать от должника возмещения убытков в виде разницы между ценой, установленной в прекращенном договоре, и ценой на сопоставимые товары (работы, услуги) по условиям договора, заключенного взамен прекращенного договора (ст. 393.1 ГК).[32] Таким образом, нам стало известно, что понятие гражданско-правовой ответственности многогранно, имеет существенные черты, с течением продолжительного исторического отрезка ответственность за нарушение договорных обязательств переживала большую трансформацию от наказания в виде правежа до долговых ям или долговых тюрем, где должники отбывали своё наказание до того момента пока их родственники не отдавали долг кредитору. Также была рассмотрена познавательная судебная практика, направленная на урегулирование общественных отношений в указанной сфере и затронуто Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» в той части, в которой мы рассматривали создавшуюся проблему.

2.Виды ответственности за нарушение договорных обязательств в России

Определяя общие условия гражданско-правовой ответственности за неисполнение или ненадлежащее исполнение обязательств, в том числе виды и основания такой ответственности, глава 25 (статьи 393 - 406) ГК Российской Федерации в качестве одного из принципов гражданско-правовой ответственности называет возможность установления законом ограничения на полное возмещение убытков (ограниченная ответственность) по отдельным видам обязательств и по обязательствам, связанным с определенным родом деятельности. В частности, это относится к обязательствам по перевозке грузов, поскольку они связаны с деятельностью в области использования транспортных средств, предполагающей повышенные предпринимательские риски осуществляющих ее лиц.[33]

Особенности гражданско-правовой ответственности как разновидности юридической ответственности вообще вызваны особенностями предмета гражданского права, метода и механизма гражданско-правового регулирования, порядка разрешения гражданско-правовых споров, принципами гражданского законодательства (юридическое равенство сторон, диспозитивность, наличие имущественно обособленных субъектов гражданского права, автономность их воли, осуществление своих гражданских прав по своему усмотрению и т.д.).[34]

Согласно статье 793 ГК Российской Федерации в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по перевозке стороны несут ответственность, установленную данным Кодексом, транспортными уставами и кодексами, а также соглашением сторон (пункт 1), причем соглашения транспортных организаций с пассажирами и грузовладельцами об ограничении или устранении установленной законом ответственности перевозчика недействительны, за исключением случаев, когда возможность таких соглашений при перевозках груза предусмотрена транспортными уставами и кодексами (пункт 2).[35] Таким образом, ответственность за нарушение обязательств по перевозке имеет значительную специфику: она характеризуется ограничением права на полное возмещение убытков по сравнению с общим правилом (законом могут вводиться ограничения, в силу которых исключается возможность взыскания той части убытков, которая называется упущенной выгодой, и даже части реального ущерба, - пункт 2 статьи 15 ГК Российской Федерации), запретом на уменьшение или устранение ответственности перевозчика, определенной законом, и возможностью определения ее размера и пределов по соглашению сторон в случаях, когда такие соглашения допускаются транспортными уставами и кодексами.[36] ….

Предусмотренные гражданским законодательством санкции в зависимости от характера их действия могут быть различными. Необходимо различать по меньшей мере два вида гражданско-правовых санкций: штрафные и компенсационные.

Штрафные санкции - это те, которые применяются к правонарушителю договора независимо от тех убытков, от того имущественного ущерба, который понес потерпевший вследствие нарушения условий договора (неисполнения или ненадлежащего исполнения), допущенного другой стороной.[37]

Штрафными санкциями в гражданском праве являются неустойка, штраф, пеня.[38]

Содержащиеся в ГК РФ (гл. 42) правила о кредитном договоре с учетом норм о договоре займа, применяемых к кредитному договору в субсидиарном порядке, содержат только одно специальное положение, касающееся ответственности заемщика по договору займа (кредитному договору). Речь идет о п. 1 ст. 811 Кодекса, согласно которому, если иное не предусмотрено законом или договором, в случаях, когда заемщик не возвращает в срок сумму займа, на эту сумму подлежат уплате проценты в размере, предусмотренном п. 1 ст. 395 ГК, со дня, когда она должна была быть возвращена, до дня ее возврата займодавцу независимо от уплаты процентов, предусмотренных п. 1 ст. 809 ГК (т.е. процентов, взимаемых в качестве платы за пользование чужими денежными средствами).[39]

Для начала рассмотрим такой вид гражданско-правовой ответственности, как неустойка. Неустойка может быть как договорной, так и законной. С определением договорной неустойки всё становиться понятно она определена сторонами в договоре и не противоречит положениям действующего законодательства, а вот законная неустойка определена в законе и, как правило не может быть изменена договором.

Ответственность за неисполнение обязательства в натуре. Ожидается, что разъяснения Верховного Суда РФ о судебной неустойке позволят решить проблему повышения эффективности исполнения судебных актов о присуждении к совершению действий. Так, п. 28 Постановления Пленума ВС РФ вводит понятие судебной неустойки, которая присуждается судом в пользу кредитора-взыскателя на случай неисполнения судебного акта. Судебная неустойка возможна в двух случаях: если существуют требования об исполнении обязательства в натуре и требование об устранении нарушения права собственности, не связанного с лишением владения.[40]

Пленум ВС РФ в п. 30 Постановления разъяснил, что судебная неустойка не подлежит присуждению при разрешении публично-правовых споров, трудовых, пенсионных, семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений, а также споров, связанных с социальной поддержкой. При этом в результате присуждения судебной неустойки исполнение судебного акта должно оказаться для ответчика более выгодным, чем его неисполнение или ненадлежащее исполнение (п. 32 Постановления Пленума ВС РФ).[41]

«По смыслу части 1 статьи 330 ГК РФ в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательства должник обязан уплатить кредитору неустойку (штраф, пеню).

Согласно пункту 4 статьи 421 ГК РФ условия договора определяются по усмотрению сторон, кроме случаев, когда содержание соответствующего условия предписано законом или иными правовыми актами.

Пунктом 1 статьи 422 ГК РФ предусмотрено, что договор должен соответствовать обязательным для сторон правилам, установленным законом и иными правовыми актами (императивным нормам), действующим в момент его заключения.

Статьей 331 ГК РФ установлено, что соглашение о неустойке должно быть совершено в письменной форме независимо от формы основного обязательства. Несоблюдение письменной формы влечет недействительность соглашения о неустойке...[42]

Напомним, что кредитор по обязательству вправе требовать уплаты законной неустойки в соответствии с п. 1 ст. 332 Гражданского кодекса РФ независимо от того, предусмотрена ли обязанность ее уплаты соглашением сторон или нет.[43]

В соответствии со ст. 10 Федерального закона от 30 декабря 2004 г. N 214-ФЗ «Об участии в долевом строительстве многоквартирных домов и иных объектов недвижимости и о внесении изменений в некоторые законодательные акты Российской Федерации» (далее - Закон N 214-ФЗ) в случае неисполнения или ненадлежащего исполнения обязательств по договору сторона, не исполнившая (ненадлежаще исполнившая) свои обязательства, обязана уплатить другой стороне предусмотренные Законом N 214-ФЗ и указанным договором неустойки (штрафы, пени) и возместить в полном объеме причиненные убытки сверх неустойки.[44]

Таким образом, Законом N 214-ФЗ предусмотрена обязанность стороны договора о долевом участии (далее - договор участия), не исполнившей (исполнившей ненадлежащим образом) свои обязательства по договору, уплаты предусмотренной данным Законом, а также договором участия неустойки наряду с возмещением указанной стороной сверх неустойки также и убытков.[45]

Судебную неустойку следует отличать от компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок и права на исполнение судебного акта в разумный срок.

В отличие от судебной неустойки, компенсация за нарушение права на судопроизводство в разумный срок в соответствии с Федеральным законом от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок"[46] исполняется за счет средств федерального бюджета, бюджета субъекта Российской Федерации или местного бюджета и является санкцией за нарушение разумного срока рассмотрения дела судом или исполнения решения суда органами, осуществляющими исполнение судебного акта.[47]

Говоря о применении судебной неустойки, следует остановиться на виде правоотношений и, как следствие, на виде судопроизводства, в рамках которого она может применяться. До принятия Постановления Пленума Верховного Суда Российской Федерации от 24 марта 2016 г. N 7 "О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств" не было однозначного понятия о виде судопроизводства, в котором может применяться астрент. Так, одни суды указывали, что к спорам, возникающим из публично-правовых отношений, астрент применению не подлежит.[48] Другие суды, например Арбитражный суд Уральского округа, склонялись к выводу, что астрент применяется вне зависимости от вида отношений.[49][50]

Теперь Пленум Верховного Суда Российской Федерации в Постановлении от 24 марта 2016 г. N 7 четко разъяснил, что судебная неустойка может быть присуждена только на случай неисполнения гражданско-правовых обязанностей и не может быть установлена по спорам административного характера, рассматриваемым в порядке административного судопроизводства и главы 24 АПК РФ, при разрешении трудовых, пенсионных и семейных споров, вытекающих из личных неимущественных отношений между членами семьи, а также споров, связанных с социальной поддержкой. Однако следует учитывать, что судебная неустойка может быть присуждена только по заявлению истца (взыскателя). При этом как одновременно с вынесением судом решения о понуждении к исполнению обязательства в натуре, так и в последующем, при его исполнении в рамках исполнительного производства.[51]

Подводя итог сказанному, следует отметить, что, с одной стороны, институт судебной неустойки может стать стимулом совершить добровольно и в короткий срок действия, определенные для должника вступившим в законную силу судебным актом.[52]

С другой стороны, с учетом введения в законодательство Российской Федерации нового, не характерного для него института судебной неустойки, незначительного времени его внедрения перспективы развития судебной неустойки в России возможно будет оценить только после определенного периода времени ее применения, обобщения судебной практики, практики добровольного исполнения решения судебного акта под угрозой применения дополнительного финансового принуждения к должнику (ответчику), в том числе его размеров.[53]

В зависимости от характера распределения ответственности при множественности обязанных лиц различают долевую, солидарную и субсидиарную ответственность. В случае долевой ответственности каждое обязанное лицо (причинитель вреда, должник) несет ответственность в той доле, которая определена законом или договором (например, наследники по долгам наследодателя). При солидарной ответственности потерпевший (кредитор) может потребовать возмещения вреда либо ото всех его причинителей, либо от любого из них, причем как в полном объеме, так и в части заявленного требования (например, ответственность участников полного товарищества). Такая возможность в наибольшей степени гарантирует восстановление нарушенного права, однако реализовать ее можно лишь в случаях, прямо установленных законом. Субсидиарная ответственность дополняет ответственность основного должника. Она применяется к субсидиарному ответчику в отсутствие вины и, как правило, не в связи с совершением им правонарушения (например, ответственность поручителя или собственника учреждения и др.).[54] Теперь рассмотрим солидарную, долевую и субсидиарную ответственность подробнее.

В соответствии со ст. 210 ГК РФ собственник несет бремя содержания принадлежащего ему имущества, если иное не предусмотрено законом или договором.[55]

Исходя из ст. 211 ГК РФ риск случайной гибели или случайного повреждения имущества несет собственник, если иное не предусмотрено законом или договором.[56]

Из приведенных правовых норм следует, что собственник вправе владеть и распоряжаться принадлежащим ему имуществом по своему усмотрению, совершать в отношении данного имущества любые действия, не противоречащие закону и иным правовым актам и не нарушающие права и охраняемые законом интересы других лиц, при этом он несет ответственность за содержание принадлежащего ему имущества и риск случайной гибели или случайного повреждения имущества.[57]

Собственники помещений обязаны нести бремя расходов на содержание общего имущества соразмерно своим долям в праве общей собственности на это имущество путем внесения:

а) платы за содержание и ремонт жилого помещения в многоквартирном доме - в случае управления многоквартирным домом управляющей организацией или непосредственно собственниками помещений;

б) обязательных платежей и взносов собственников помещений, являющихся членами товарищества собственников жилья, жилищного, жилищно-строительного кооператива или иного специализированного потребительского кооператива. При этом собственники помещений, не являющиеся членами указанных организаций, вносят плату за содержание и ремонт жилого помещения в соответствии с частью 6 статьи 155 Жилищного кодекса Российской Федерации.[58]

Дееспособные члены семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма несут солидарную с нанимателем ответственность по обязательствам, вытекающим из договора социального найма.[59]

Как разъяснил Пленум Верховного Суда РФ в п. 25 Постановления от 2 июля 2009 г. N 14, разрешая споры, связанные с признанием лица членом семьи нанимателя жилого помещения по договору социального найма, судам необходимо учитывать, что круг лиц, являющихся членами семьи нанимателя, определен ч. 1 ст. 69 ЖК РФ. К ним относятся:

а) супруг, дети и родители данного нанимателя, проживающие совместно с ним;

б) другие родственники, нетрудоспособные иждивенцы, если они вселены нанимателем в качестве членов его семьи и ведут с ним общее хозяйство.

К другим родственникам при этом могут быть отнесены любые родственники, как самого нанимателя, так и членов его семьи независимо от степени родства, как по восходящей, так и по нисходящей линии.[60] Общим правилом для множественности лиц в обязательстве является долевой характер обязательства, что было рассмотрено в предыдущем параграфе. Частным случаем множественности лиц является солидарность.[61]

Индивидуализм, столь присущий современному человеку, как будто бы диктует общее правило о его личной обязанности и личной ответственности. Это положение дел является следствием индивидуальной свободы личности. Каждый обладает имущественной самостоятельностью и хозяйственная (частная) сфера одного лица отграничена от хозяйственной (частной) сферы

другого лица. Субъекты гражданского права выступают в обороте на основании своей воли и в своем интересе. Общинность давно ушла в прошлое. Почему же возникает такой феномен, как солидаритет, в котором проявляются некоторые элементы общности?[62]

Для этого есть несколько причин. Одна из них естественная, т.е. солидарность предопределена характером обязательства, а именно одной особенностью его предмета. Солидарность обязанности и солидарность требования возникают, если предмет обязательства неделим.[63]

Приведем простейший пример. Одна супружеская пара заключает договор с другой супружеской парой о продаже кемпера. Рассмотрим возникшее из договора обязательство по передаче автофургона в собственность.[64]

Перед нами обязательство со множественностью лиц на каждой из сторон – как на стороне продавца, так и на стороне покупателя.[65]

Причем множественность лиц, солидарная также с двух сторон: у продавца возникла солидарная обязанность по передаче предмета обязательства, а у покупателя – солидарность требования о такой передаче.[66]

Исполнить такое обязательство в натуре возможно только целиком, иначе вещь будет разрушена: нельзя передать половину вещи (кемпера).[67]

Теоретически возможна иная модель: передача идеальных долей в праве собственности на вещь, но предметом обязательства являются не доли в праве, а вся вещь целиком. Равным образом лица на стороне покупателя не могут требовать передачи каждому из них половины автофургона по тем же самым причинам. Неделимость вещи диктует солидарность.[68]

Другое основание возникновения солидарности – договор. Любое делимое обязательство можно по соглашению сторон превратить в солидарное. Например, состоятельный сосед ссужает двух братьев деньгами по договору займа для целей ремонта половины дома, занимаемой младшим братом. По общему правилу их обязанность и ответственность по возврату суммы займа и уплате процентов была бы долевой. Однако старший брат является участником успешной корпорации, а другой, младший, – преподавателем вуза, поэтому сосед предлагает условиться о солидарности обязательства заемщиков, на что они соглашаются.[69]

Третье основание возникновения солидаритета – указание закона на тот или иной юридический факт, который влечет возникновение солидарного обязательства. Солидарная ответственность устанавливается законом ввиду необходимости бóльшей защиты кредитора, а также в случаях, когда доля ответственности каждого из должников трудноопределима. Так, например, если два директора юридического лица при осуществлении своей деятельности действовали недобросовестно или неразумно, причинив убытки юридическому лицу, – они отвечают солидарно (п. 4 ст. 53.1 ГК РФ). Солидарность требования, предусмотренная законом, встречается значительно реже, чем солидарность обязанности или ответственности, поскольку кредиторы имеют большие возможности преследовать свои интересы по договору. Иногда законодатель все же устанавливает такой режим для кредиторов. Арендодатель и арендатор по договору финансовой аренды имеют солидарные требования к продавцу предмета лизинга как покупатели в том числе и в случае, если предмет обязательства делим (например, требование о возмещении убытков, возникших вследствие несоблюдения обязательств продавца по качеству). [70] Солидарная обязанность (ответственность) или солидарное требование возникает, если солидарность обязанности или требования предусмотрена договором или установлена законом, в частности при неделимости предмета обязательства (п. 1 ст. 322 ГК РФ).[71]

Субсидиарная ответственность контролирующих лиц носит гражданско-правовой характер, поэтому к данной категории дел применяются положения глав 25 (Ответственность за нарушение обязательств) и 59 (Обязательства вследствие причинения вреда) ГК РФ.[72]

В предмет доказывания входят: наличие вины, причиненный ущерб, причинно-следственная связь между действием (бездействием) и возникновением ущерба.[73]

Для определения вины и привлечения лиц к субсидиарной ответственности суду необходимо установить, что эти лица давали указания, прямо или косвенно направленные на доведение кредитной организации до банкротства, либо совершали действие (бездействие), впоследствии причинившее имущественный вред.[74]

Касательно, распределения бремени доказывания необходимо обратить внимание на содержание норм п. 4 ст. 10 и п. 3 ст. 189.23 Закона N 127-ФЗ. Указанные нормы содержат презумпцию вины контролирующих должника лиц, пока не будет доказано иное. Установление данной презумпции направлено в первую очередь на защиту кредиторов. Такой подход к перераспределению обязанности по доказыванию позволяет избежать необоснованных отказов в исках по формальным признакам. Так, с учетом данной тенденции, был изменен подход в судебной практике по делам о взыскании убытков, если истцом не был доказан точный их размер.[75]

Среди различных мер ответственности, установленных гражданским законодательством, наиболее типичной для имущественных правоотношений является возмещение вреда (ст. 15 ГК РФ). Таким понятием обозначаются негативные последствия противоправного поведения, вызвавшие любое ущемление имущественной и (или) личной сферы потерпевшей стороны. В этой связи различают вред материальный и моральный. Последний возникает как результат нравственного или физического страдания лица, вызванного нарушением личных неимущественных прав или посягательством на нематериальные блага.[76]

Среди различных мер ответственности, установленных гражданским законодательством, наиболее типичной для имущественных правоотношений является возмещение вреда (ст. 15 ГК РФ). Таким понятием обозначаются негативные последствия противоправного поведения, вызвавшие любое ущемление имущественной и (или) личной сферы потерпевшей стороны. В этой связи различают вред материальный и моральный. Последний возникает как результат нравственного или физического страдания лица, вызванного нарушением личных неимущественных прав или посягательством на нематериальные блага.[77]

Материальный вред представляет собой чисто имущественные потери, которые компенсируются либо в натуре (замена утраченной вещи), либо в денежной форме - путем возмещения убытков. Закон выделяет две формы убытков:

- реальный ущерб, т.е. расходы, которые лицо, чье право нарушено, произвело или должно будет произвести для восстановления нарушенного права, утрата или повреждение его имущества;

- упущенная выгода - неполученные доходы, которые это лицо получило бы при обычных условиях гражданского оборота, если бы его право не было нарушено.[78]

Статья 15 ГК РФ закрепляет принцип полного возмещения убытков, реализация которого обеспечивает удовлетворение требований потерпевшего в полном объеме.[79]

Возмещение убытков выступает как общая мера гражданско-правовой ответственности, поскольку она применима практически во всех случаях нарушения гражданских прав. Иные - специальные меры (формы) ответственности предусмотрены для регулирования различных видов правоотношений и закреплены в соответствующих разделах ГК РФ.[80] 2. В п. 2 комментируемой статьи закреплена ответственность залогодержателя за утрату и повреждение предмета залога при закладе. Она возникает при наличии необходимых условий (наличия убытков, противоправности поведения залогодержателя, причинно-следственной связи между ними и вины) и по общему правилу ограничена размером реального ущерба. Договором может предусмотрено взыскание иных убытков.

По сложившейся практике налоговых органов, если убытки банка, связанные с возмещением стоимости утраченной части залога, произведенной клиенту-залогодателю на основании решения арбитражного суда, обусловлены недобросовестными действиями работников банка, на которых может быть обращено взыскание указанной суммы, они не признаются расходами, уменьшающими налоговую базу для целей исчисления налога на прибыль (письма Минфина России от 9 апреля 2007 г. N 03-03-06/2/66, УФНС России по г. Москве от 25 января 2008 г. N 20-12/006016@).[81] Нами были обобщены виды ответственности за нарушения договорных обязательств, рассмотрены их следующие виды: договорная, субсидиарная, солидарная, долевая, реальный ущерб, упущенная выгода. Были предоставлены необходимые характеристики.

Виды гражданско - правовой ответственности за нарушение договорных обязательств: анализ судебной практики и заключительные положения.

Нами будет рассмотрена наиболее интересная судебная практика по гражданско – правовой ответственности за нарушение договорных обязательств. Определенный интерес имеет Определение Верховного Суда РФ от 04.02.2016 N 309-ЭС15-19272 по делу N А60-57401/2014: «Из содержания статьи 333 Гражданского кодекса Российской Федерации (далее - Кодекс) следует, что суд вправе уменьшить подлежащую уплате неустойку в случае ее явной несоразмерности последствиям нарушения обязательства. Учитывая компенсационный характер гражданско-правовой ответственности, под соразмерностью суммы неустойки последствиям нарушения обязательства Кодекс предполагает выплату кредитору такой компенсации его потерь, которая будет адекватна и соизмерима с нарушенным интересом. Критериями для установления несоразмерности подлежащего уплате штрафа последствиям нарушения обязательства в каждом конкретном случае могут быть: чрезмерно высокий процент неустойки, значительное превышение суммы неустойки над суммой возможных убытков, вызванных нарушением обязательства, длительность неисполнения обязательства и другие обстоятельства. При этом суд оценивает возможность снижения неустойки с учетом конкретных обстоятельств дела. Ввиду непредставления обществом «РИМ» доказательств явной несоразмерности размера неустойки последствиям нарушения обязательства, суды не усмотрели оснований для применения статьи 333 Кодекса».[82] Стоит отметить и Определение Верховного Суда РФ от 05.10.2015 N 303-ЭС15-7868 по делу N А51-26872/2014: «Отказывая в удовлетворении заявленных учреждением требований, суды, исследовав представленные доказательства, оценив условия контракта, в том числе пункты 5.7, 5.8, по правилам статьи 431 Гражданского кодекса Российской Федерации, пришли к выводу об отсутствии оснований для применения к ответчику мер гражданско-правовой ответственности в виде взыскания неустойки, поскольку контракт не содержит условий об ответственности подрядчика за нарушение начального срока производства работ и непредставление сетевого поэтапного графика производства работ».[83] Интересным выглядит и Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2015 N 309-ЭС15-10921 по делу N А60-23352/2014:«Из представленных материалов следует, что компания (энергоснабжающая организация) обратилась в арбитражный суд с иском по настоящему делу, ссылаясь на наличие на стороне предпринимателя (потребителя) задолженности за тепловую энергию, поставленную с 01.10.2013 по 31.01.2014 в рамках заключенного между сторонами договора от 09.08.2013 N 15100-С/1Т. Удовлетворяя заявленные требования, суды указали на доказанность факта поставки энергоресурса, отсутствие доказательств его оплаты, правомерность применения меры гражданско-правовой ответственности за нарушение денежного обязательства в виде взыскания процентов за пользование чужими денежными средствами».[84] Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 N 5-В11-46: «Договором присоединения признается договор, условия которого определены одной из сторон в формулярах или иных стандартных формах и могли быть приняты другой стороной не иначе как путем присоединения к предложенному договору в целом. Присоединившаяся к договору сторона вправе потребовать расторжения или изменения договора, если договор присоединения хотя и не противоречит закону и иным правовым актам, но лишает эту сторону прав, обычно предоставляемых по договорам такого вида, исключает или ограничивает ответственность другой стороны за нарушение обязательств либо содержит другие явно обременительные для присоединившейся стороны условия, которые она исходя из своих разумно понимаемых интересов не приняла бы при наличии у нее возможности участвовать в определении условий договора (пункты 1 и 2 статьи 428 Гражданского кодекса Российской Федерации)».[85] Выше была рассмотрена самая любопытная судебная практика по данному вопросу, так как эти решения выносил Верховный суд, однако есть и любопытная практика судов общей юрисдикции. Особый интерес представляет практика судов общей юрисдикции по защите прав потребителей. Апелляционное определение Московского городского суда от 16.03.2016 по делу N 33-9062/2016: «Ссылки истца на то, что он не просил о взыскании в его пользу процентов за пользование чужими денежными средствами, о нарушении прав истца не свидетельствуют, напротив, указывают на то, что суд в соответствии с правилами, установленными статьей 148 ГПК РФ, установив фактические обстоятельства дела, определил закон подлежащий применений к спорным правоотношениям в целях восстановления нарушенных прав истца и привлек ответчика к соответствующему виду гражданско-правовой ответственности за нарушение обязательств по договору. Кроме того, судебная коллегия учитывает, что в силу принципа диспозитивности каждая сторона самостоятельно осуществляет принадлежащие ей права и обязанности; ответчик несогласие с постановленным судом решением, в том числе в указанной части, не выражает, напротив, полагает судебный акт законным и обоснованным.

Выражая несогласие с решением суда в части произведенного судом снижения размера штрафа, за несоблюдение в добровольном порядке удовлетворения требований потребителя, указывая на то, что судом неверно были оценены доказательства дела; суждение суда о тяжелом материальном положении Банка является ошибочным, в связи с чем Г. просит изменить решение суда в указанной части. Вместе с тем, оснований не согласиться с выводами суда по данному вопросу судебная коллегия также не усматривает. По смыслу положений статьи 333 ГК РФ, если подлежащая уплате неустойка явно несоразмерна последствиям нарушения обязательства, суд вправе уменьшить неустойку. Предусмотренный статьей 13 Закона РФ "О защите прав потребителей" штраф имеет гражданско-правовую природу и по своей сути является предусмотренной законом мерой ответственности за ненадлежащее исполнение обязательств, применение к которому положений статьи 333 ГК РФ, не исключается. Как отмечено в Определении Конституционного Суда РФ от 21 декабря 2000 года N 263-О, положения пункта 1 статьи 333 ГК РФ содержат обязанность суда установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного, а не возможного размера ущерба. Предоставленная суду возможность снижать размер неустойки в случае ее чрезмерности по сравнению с последствиями нарушения обязательств является одним из правовых способов, предусмотренных в законе, которые направлены против злоупотребления правом свободного определения размера неустойки, то есть, по существу, - на реализацию требования части 3 статьи 17 Конституции РФ, согласно которой осуществление прав и свобод человека и гражданина не должно нарушать права и свободы других лиц. Именно поэтому в части 1 статьи 333 Гражданского Кодекса Российской Федерации речь идет не о праве суда, а, по существу, о его обязанности установить баланс между применяемой к нарушителю мерой ответственности и оценкой действительного (а не возможного) размера ущерба. Исходя из анализа действующего законодательства неустойка представляет собой меру ответственности за нарушение исполнения обязательств, носит воспитательный и карательный характер для одной стороны и одновременно, компенсационный, то есть, является средством возмещения потерь, вызванных нарушением обязательств для другой стороны, и не может являться способом обогащения одной из сторон. При этом, как неоднократно указывал Верховный Суд Российской Федерации, применение статьи 333 ГК РФ возможно лишь в исключительных случаях, когда подлежащий уплате штраф явно несоразмерен последствиям нарушенного обязательства, по заявлению ответчика с указанием мотивов, по которым суд полагает, что уменьшение размера штрафа является допустимым. Из смысла вышеприведенных правовых норм и разъяснений их толкования, следует, что наличие оснований для снижения размера штрафа на основании статьи 333 ГК РФ и определение критериев соразмерности определяются судом в каждом конкретном случае самостоятельно, исходя из установленных по делу обстоятельств. Посчитав размер штрафа явно несоразмерным последствиям нарушения обязательства, суд, с учетом заявленного представителем ответчика ходатайства о применении статьи 333 ГК РФ, воспользовался предоставленным ему правом на его уменьшение и определил его размер в сумме *** руб».[86] Ю.В. Рогова отмечает «…..договорная ответственность как объект научного познания обладает рядом определенных специфических черт и сущностных характеристик, которые позволяют рассматривать ее в качестве самостоятельного познавательного явления, обусловливая ее содержание совокупностью конститутивных элементов (признаков) научной характеристики, к которым относятся следующие: а) ответственность за нарушение договорного обязательства имеет имущественное содержание, а ее меры (гражданско-правовые санкции) носят имущественный характер; б) договорная ответственность в гражданском праве обладает синаллагматичным характером, так как нарушение обязанностей одним контрагентом всегда влечет за собой нарушение прав другого, а имущественные санкции, возлагаемые на правонарушителя, взыскиваются в пользу потерпевшей стороны; в) договорная ответственность направлена на эквивалентное возмещение потерпевшему причиненного вреда или убытков, а ее применение имеет целью восстановление имущественной сферы потерпевшего от правонарушителя; г) договорная ответственность есть всегда дополнительное обязательство, содержащее в себе дополнительную обязанность должника, которой не было в содержании первичного обязательства до его нарушения, выражающееся в виде дополнительных имущественных обременений, которые нарушитель договора должен претерпевать для того, чтобы нарушенное им право было восстановлено в полном объеме.[87] Для договорной ответственности требуется установление минимум двух обстоятельств: первое - существование договорного обязательства, формально действительного и по существу не противоречащего закону; второе - нарушение этого обязательства, т.е. неисполнение или ненадлежащее его исполнение, при этом под неисполнением следует понимать ситуацию, когда должник вообще ничего не исполнил; в тех же случаях, когда должник исполнил хоть что-нибудь, но при этом нарушил принцип надлежащего исполнения, речь следует вести о ненадлежащем, но все-таки исполнении.[88] В условиях интернационализации гражданского оборота усеченный состав договорной ответственности для предпринимательских отношений, закрепленный в п. 3 ст. 401 ГК РФ, коррелирует с основными нормами Принципов европейского контрактного права (The Principles of European Contract Law), что в условиях глобализации свидетельствует об унификации норм договорной ответственности в рамках континентальной правовой системы, являясь при этом мощным стимулятором страхования гражданской ответственности не только в добровольном, но и в обязательном порядке.[89] Очевидно, что изучение вопросов, связанных с обеспечением стабильности гражданского оборота по средствам договорного регулирования в отрыве от сложной практики их применения, не может представлять собой какой-либо ценности для дальнейшего совершенствования и развития гражданско-правовых отношений. Этим и обусловливается дальнейшая необходимость изучения гражданско-правового договора как средства обеспечения стабильности гражданского оборота.[90] Наличие такого гражданско-правового института, как ответственность за нарушение договорных обязательств связано с защитой прав граждан, которые являются слабой стороной в договоре: «Значение такого «целевого» обоснования защиты слабой стороны постепенно получает свое признание в правоприменительной практике. В Определениях от 3 июля 2007 г. N 713-О-П и N 714-О-П Конституционный Суд РФ указал: ограничение прав владельцев ценных бумаг преследует законную цель достижения общего для открытого акционерного общества интереса, содержанием которого является эффективное управление обществом.[91] Необходимо отметить, что Суд обосновал свою позицию не публичными целями и интересами, а интересами частного хозяйствующего субъекта. Конечно, такая цель, как эффективное управление хозяйственным обществом, относится к сфере корпоративных, а не обязательственных правоотношений. Однако обращение к данной юридической модели свидетельствует о стремлении обосновать защиту слабой стороны в правоотношении именно существом этих правоотношений, а не какими-либо эфемерными публичными целями. Это, бесспорно, является позитивной тенденцией в правоприменительной практике. Возможно, данный подход к защите слабой стороны будет использован судебной практикой и в сфере договорных отношений. Итак, слабая сторона в договоре - это сторона, в нарушение интересов которой допущен дисбаланс в объеме прав, обязанностей и ответственности по договору в пользу другой стороны, влекущий недостижение цели (каузы) договора. По результатам исследования можно сделать следующие выводы: защиту слабой стороны в договоре нельзя рассматривать как исключение из принципа формального равенства; защита слабой стороны в договоре не является обязанностью социального государства, а вытекает из сущности и содержания гражданско-правового договора; слабая сторона в договоре представляет собой субъект правоотношения, элементами правового положения которого являются права, обязанности и ответственность по данному договору; «слабость» данного субъекта обусловлена невозможностью реализации его интересов вследствие недостижения цели соответствующего договора; цель договора выступает гражданско-правовой конструкцией, позволяющей определить слабую сторону в договоре и юридически обосновать правовую защиту данного субъекта договорного правоотношения».[92] Из анализа судебной практики можно сделать вывод что она многообразна и всегда нужно находить наиболее оптимальный подход для разрешения всех правовых вопросов, а из обобщающих выводов становиться понятно, что защита интересов слабой стороны в договоре должна носит более приоритетный характер.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Общая характеристика работы приводит меня к выводу, что понятие ответственности за нарушение договорных обязательств определено, так как большинство авторов имеют сходную позицию по заявленной в работе проблеме.

Указаны важнейшие особенности нарушение договорного обязательства и его видов, дано его понятие.

Важным в работе было рассмотрение неустойки, штрафа, договорная ответственность, и другие.

Во-первых, отметим, что понятие ответственности за нарушение договорного обязательства носит многоаспектный характер и решается авторами приблизительно одинаково. По отношению к его понятию обозначены следующие практические проблемы: разграничение понятия договора, какой он характер носит многоаспектный, разноуровневый.

Во-вторых, добавим, что были рассмотрены солидарная, долевая и субсидиарная ответственность, неустойка, штраф и другие её виды.

В-третьих, была рассмотрена наиболее интересная судебная практика и сделаны самые важные и интересные выводы.

В целом говорить о том, что наше государство плохо защищает граждан нецелесообразно, однако требуется широкое использование государством просветительских мер направленных на правовую грамотность населения, которая позволит нашему государству защитить те или иные права граждан, кроме данного обстоятельство важно развивать законодательства для урегулирования возникающих правовых вопросов.

К сожалению, российское законодательство далеко от совершенства, поэтому в его нормативно-правовых актах встречаются противоречия, которые позволяют одну и ту же проблему решать разным способом, что не может способствовать стабильности и правовой определенности по различным проблемам гражданского права.

Надеюсь, что эта небольшая работа может послужить примером для написания аналогичных работ, а также более сложных работ, что поможет не только теоретикам права, но и практическим работникам, судьям, прокурорам, адвокатам, юристам.

БИБЛИОГРАФИЯ

Нормативно-правовые акты

  1. «Конституция Российской Федерации» (принята всенародным голосованием 12.12.1993) (с учетом поправок, внесенных Законами РФ о поправках к Конституции РФ от 30.12.2008 N 6-ФКЗ, от 30.12.2008 N 7-ФКЗ, от 05.02.2014 N 2-ФКЗ, от 21.07.2014 N 11-ФКЗ) // СПС Консультант плюс
  2. «Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая)» от 30.11.1994 N 51-ФЗ // СПС Консультант плюс

Материалы судебной практики

  1. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» // СПС Консультант плюс
  2. Определение Конституционного Суда РФ от 02.02.2006 N 17-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Вологодской области о проверке конституционности отдельных положений статей 40, 98, 99 и 102 Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» // СПС Консультант плюс
  3. Определение Верховного Суда РФ от 04.02.2016 N 309-ЭС15-19272 по делу N А60-57401/2014 / СПС Консультант плюс
  4. Определение Верховного Суда РФ от 05.10.2015 N 303-ЭС15-7868 по делу N А51-26872/2014 // СПС Консультант плюс
  5. Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2015 N 309-ЭС15-10921 по делу N А60-23352/2014 // СПС Консультант плюс
  6. Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 N 5-В11-46 // СПС Консультант плюс
  7. Апелляционное определение Московского городского суда от 16.03.2016 по делу N 33-9062/2016

Учебники, монографии и материалы периодической печати.

  1. Агешкина Н.А., Баринов Н.А., Бевзюк Е.А., Беляев М.А., Бирюкова Т.А., Вахрушева Ю.Н., Гришина Я.С., Закиров Р.Ю., Кожевников О.А., Копьев А.В., Кухаренко Т.А., Морозов А.П., Морозов С.Ю., Серебренников М.М., Шадрина Е.Г., Юдина А.Б. Комментарий к Гражданскому кодексу Российской Федерации. Часть первая от 30 ноября 1994 г. N 51-ФЗ (постатейный) // СПС Консультант Плюс. 2014.
  2. Андреев Ю.Н. Ответственность государства за причинение вреда: цивилистические аспекты. СПб.: Юридический центр Пресс, 2013. 374 с. // СПС Консультант плюс
  3. Витрянский В.В., Суханов Е.А. Основные проблемы частного права. Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Маковского / отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. 575 с. – стр.83
  4. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательного права» / А.В. Барков, А.В. Габов, М.Н. Илюшина и др.; под ред. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2016. 622 с. // СПС Консультант плюс
  5. Гусаков Ю. Подводные камни Постановления номер 7 // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 4 - 5. // СПС Консультант плюс
  6. Долинская В.В. Новеллы и тенденции развития обязательственного права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1. С. 3 - 7. // СПС Консультант плюс
  7. Жукова Ю.Д. Основания привлечения руководителя должника к субсидиарной ответственности за необращение в суд с заявлением о банкротстве: анализ тенденций арбитражной практики // Вестник арбитражной практики. 2015. N 4. С. 37 - 50. // СПС Консультант плюс
  8. Иванчак А.И. Гражданское право Российской Федерации: Общая часть. М.: Статут, 2014. 268 с. // СПС Консультант плюс
  9. Кодификация российского частного права 2015 / В.В. Витрянский, С.Ю. Головина, Б.М. Гонгало и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2015. 447 с. // СПС Консультант плюс
  10. Марченко М.Н. Теория государства и права: учебник. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Проспект», 2016. - 640 с. // СПС Гарант
  11. Куличев Р.Б. Некоторые особенности применения судебной неустойки в законодательстве Российской Федерации // Право и экономика. 2016. N 4. С. 41 - 44. // СПС Консультант плюс
  12. Мельк А. Практическая ценность для судов // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 6.// СПС Консультант плюс
  13. Михальчук Ю. Контролирующих лиц - к ответственности // ЭЖ-Юрист. 2015. N 46. С. 12. // СПС Консультант плюс
  14. Осипенко О.В. Управление акционерным обществом в условиях реформы корпоративного права. М.: Статут, 2016. 400 с. // СПС Консультант плюс
  15. Ратушный С.А. Взыскание неустойки в договорных обязательствах // Нотариус. 2013. N 5. С. 33 - 37. // СПС Консультант плюс
  16. Рогова Ю.В. Договор как средство обеспечения стабильности гражданского оборота. М.: Статут, 2015. 144 с.// СПС Консультант плюс
  17. Публично-частное партнерство в России и зарубежных странах: правовые аспекты / С.А. Белов, Е.В. Гриценко, Д.А. Жмулина и др.; под ред. В.Ф. Попондопуло, Н.А. Шевелевой. М.: Инфотропик Медиа, 2015. 528 с. // СПС Консультант плюс
  18. Сарбаш С.В. Элементарная догматика обязательств: Учебное пособие / Исслед. центр частн. права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, Рос. школа частн. права. – М.: Статут, 2016. – 336 с.
  19. Тихомиров М.Ю. Общее имущество в многоквартирном доме: практическое пособие. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014. 110 с. // СПС Консультант плюс
  20. Ульянов А.В. Юридическое обоснование защиты слабой стороны в договоре // Журнал российского права. 2013. N 8. С. 114 - 118. // СПС Консультант плюс
  21. Флейшиц Е.А. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2. – М.: Статут, 2015. – 720 c. – стр. 308
  22. Хлюстов П. Справился ли ВС РФ с непреодолимой силой? // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 5. // СПС Консультант плюс
  23. Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: история и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012. 976 с. // СПС Консультант плюс
  1. Иванчак А.И. Гражданское право Российской Федерации: Общая часть. М.: Статут, 2014. 268 с.//СПС Консультант плюс

  2. Там же

  3. Цит. по Богданов Д.Е. Эволюция гражданско-правовой ответственности. Опыт сравнительно-правового исследования. М.: Юнити-Дана, 2011. С. 68.

  4. Рогова Ю.В. Договор как средство обеспечения стабильности гражданского оборота. М.: Статут, 2015. 144 с.// СПС Консультант плюс

  5. Там же

  6. Цит. по Гражданское право: Учебник. В 3 т. Т. 1 / Под общ. ред. С.А. Степанова. М.: Проспект; Институт частного права, 2011. С. 348.

  7. Рогова Ю.В. – Указ.соч

  8. Флейшиц Е.А. Избранные труды по гражданскому праву. В 2 т. Т. 2. – М.: Статут, 2015. – 720 c. – стр. 308

  9. Там же

  10. Цит. по Каменецкий Д.В. Договорная ответственность в гражданском праве: Автореф. дис. ... канд. юрид. наук. Екатеринбург, 2001. С. 3.

  11. Рогова Ю.В.- Указ.соч.

  12. Там же

  13. Цит. по Липинский Д.А., Мусаткина А.А. Юридическая ответственность, санкции и меры защиты. М.: Инфра-М, 2013. С. 41.

  14. Рогова Ю.В. – Указ.соч.

  15. Цит. по Баринова Е.В. Понятие, виды и формы гражданско-правовой ответственности за нарушение договорного обязательства // Актуальные проблемы гражданского права: Сборник статей / Под ред. О.Ю. Шилохвоста. М.: Норма, 2003. Вып. 6. С. 228.

  16. Андреев Ю.Н. Ответственность государства за причинение вреда: цивилистические аспекты. СПб.: Юридический центр Пресс, 2013. 374 с. // СПС Консультант плюс

  17. Кодификация российского частного права 2015 / В.В. Витрянский, С.Ю. Головина, Б.М. Гонгало и др.; под ред. П.В. Крашенинникова. М.: Статут, 2015. 447 с. // СПС Консультант плюс

  18. Там же

  19. Гражданский кодекс Российской Федерации. Постатейный комментарий к разделу III «Общая часть обязательного права» / А.В. Барков, А.В. Габов, М.Н. Илюшина и др.; под ред. Л.В. Санниковой. М.: Статут, 2016. 622 с. // СПС Консультант плюс

  20. Там же

  21. Марченко М.Н. Теория государства и права: учебник. - 2-е изд., перераб. и доп. - М.: «Проспект», 2016. - 640 с. // СПС Гарант

  22. Цит. по Гражданское уложение: Проект Высочайше учрежденной Редакционной комиссии по составлению Гражданского уложения / Под ред. И.М. Тютрюмова. СПб., 1910. Т. 2. С. 250.

  23. Витрянский В.В., Суханов Е.А. Основные проблемы частного права. Сборник статей к юбилею доктора юридических наук, профессора Александра Львовича Маковского / отв. ред. В.В. Витрянский, Е.А. Суханов. М.: Статут, 2010. 575 с. – стр.83

  24. Цит. по Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Общие положения. 3-е изд. М.: Статут, 2001. Кн. 1. // СПС Консультант плюс

  25. Публично-частное партнерство в России и зарубежных странах: правовые аспекты / С.А. Белов, Е.В. Гриценко, Д.А. Жмулина и др.; под ред. В.Ф. Попондопуло, Н.А. Шевелевой. М.: Инфотропик Медиа, 2015. 528 с. // СПС Консультант плюс

  26. Яковлев В.Ф. Избранные труды. Т. 2: Гражданское право: история и современность. Кн. 1. М.: Статут, 2012. 976 с. // СПС Консультант плюс

  27. В.Ф. Попондопуло, Н.А. Шевелева – Указ.соч

  28. Постановления Пленума Верховного Суда РФ от 24.03.2016 N 7 «О применении судами некоторых положений Гражданского кодекса Российской Федерации об ответственности за нарушение обязательств» // СПС Консультант плюс

  29. Хлюстов П. Справился ли ВС РФ с непреодолимой силой? // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 5. // СПС Консультант плюс

  30. Гусаков Ю. Подводные камни Постановления номер 7 // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 4 - 5. // СПС Консультант плюс

  31. Долинская В.В. Новеллы и тенденции развития обязательственного права // Законы России: опыт, анализ, практика. 2016. N 1. С. 3 - 7. // СПС Консультант плюс

  32. Там же

  33. Определение Конституционного Суда РФ от 02.02.2006 N 17-О «Об отказе в принятии к рассмотрению запроса Законодательного Собрания Вологодской области о проверке конституционности отдельных положений статей 40, 98, 99 и 102 Федерального закона «Устав железнодорожного транспорта Российской Федерации» // СПС Консультант плюс

  34. Андреев Ю.Н. Ответственность государства за причинение вреда: цивилистические аспекты. СПб.: Юридический центр Пресс, 2013. 374 с. // СПС Консультант плюс

  35. Определение Конституционного Суда РФ от 02.02.2006 N 17-О….// СПС Консультант плюс

  36. Там же

  37. Рогова Ю.В. –Указ. соч.

  38. Рогова Ю.В. –Указ. соч.

  39. Брагинский М.И., Витрянский В.В. Договорное право. Договоры о займе, банковском кредите и факторинге. Договоры, направленные на создание коллективных образований: в 5 томах. М.: Статут, 2006. Т. 1. 736 с.// СПС Консультант плюс

  40. Мельк А. Практическая ценность для судов // ЭЖ-Юрист. 2016. N 14. С. 6.// СПС Консультант плюс

  41. Там же

  42. Осипенко О.В. Управление акционерным обществом в условиях реформы корпоративного права. М.: Статут, 2016. 400 с. // СПС Консультант плюс

  43. Ратушный С.А. Взыскание неустойки в договорных обязательствах // Нотариус. 2013. N 5. С. 33 - 37. // СПС Консультант плюс

  44. Там же

  45. Ратушный С.А. – Указ. соч.

  46. Цит. по Федеральный закон от 30 апреля 2010 г. N 68-ФЗ "О компенсации за нарушение права на судопроизводство в разумный срок или права на исполнение судебного акта в разумный срок": принят Гос. Думой Федер. Собр. Рос. Федерации 21 апр. 2010 г.; одобр. Советом Федерации Федер. Собр. Рос. Федерации 28 апр. 2010 г. // Собр. законодательства Рос. Федерации. 2010. N 18. Ст. 2144.

  47. Куличев Р.Б. Некоторые особенности применения судебной неустойки в законодательстве Российской Федерации // Право и экономика. 2016. N 4. С. 41 - 44.

  48. Цит. по См., например: Постановление Девятого арбитражного апелляционного суда от 24 ноября 2014 г. N 09АП-47715/2014, Постановление Арбитражного суда Восточно-Сибирского округа от 1 сентября 2015 г. по делу N А19-22065/2012 // СПС "КонсультантПлюс".

    Цит. по См., например: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25 августа 2015 г. N Ф09-5761/15.

  49. Цит. по См., например: Постановление Арбитражного суда Уральского округа от 25 августа 2015 г. N Ф09-5761/15.

  50. Куличев Р.Б.- Указ. соч.

  51. Куличев Р.Б.- Указ.соч.

  52. Там же

  53. Там же

  54. Иванчак А.И.-Указ. соч.

  55. Тихомиров М.Ю. Общее имущество в многоквартирном доме: практическое пособие. 2-е изд., доп. и перераб. М.: Издательство Тихомирова М.Ю., 2014. 110 с. // СПС Консультант плюс

  56. Там же

  57. Там же

  58. Тихомиров М.Ю. – Указ соч.

  59. Там же

  60. Михальчук Ю. Контролирующих лиц - к ответственности // ЭЖ-Юрист. 2015. N 46. С. 12. // СПС Консультант плюс

  61. Сарбаш С.В. Элементарная догматика обязательств: Учебное пособие / Исслед. центр частн. права им. С.С. Алексеева при Президенте РФ, Рос. школа частн. права. – М.: Статут, 2016. – 336 с. – стр.91

  62. Там же – стр.92

  63. Там же – стр.92

  64. Там же – стр.92

  65. Там же – стр.92

  66. Там же – стр.92

  67. Там же – стр.92

  68. С.В. Сарбаш – Указ соч – стр.92

  69. Там же

  70. С.В. Сарбаш – Указ соч – стр.93

  71. Там же

  72. Михальчук Ю. – Указ.соч.

  73. Там же

  74. Там же

  75. Михальчук Ю. –Указ соч.

  76. Иванчук А.И. – Указ.соч.

  77. Там же

  78. Иванчук А.И.- Указ соч.

  79. Там же

  80. Там же

  81. Л.В.Санникова –Указ. соч.

  82. Определение Верховного Суда РФ от 04.02.2016 N 309-ЭС15-19272 по делу N А60-57401/2014 / СПС Консультант плюс

  83. Определение Верховного Суда РФ от 05.10.2015 N 303-ЭС15-7868 по делу N А51-26872/2014 // СПС Консультант плюс

  84. Определение Верховного Суда РФ от 14.09.2015 N 309-ЭС15-10921 по делу N А60-23352/2014 // СПС Консультант плюс

  85. Определение Верховного Суда РФ от 10.05.2011 N 5-В11-46 // СПС Консультант плюс

  86. Апелляционное определение Московского городского суда от 16.03.2016 по делу N 33-9062/2016 // СПС Консультант плюс

  87. Ю.В. Рогова – Указ. соч.

  88. Ю.В. Рогова – Указ. соч.

  89. Там же

  90. Там же

  91. Ульянов А.В. Юридическое обоснование защиты слабой стороны в договоре // Журнал российского права. 2013. N 8. С. 114 - 118. // СПС Консультант плюс

  92. Ульянов А.В. – Указ. соч.