Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Контроль за оперативно-розыскной деятельностью(Субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающие за ней)

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы. Оперативно-розыскная деятельность имеет глубокие исторические корни, объективная необходимость которой подтверждена многовековым и историческим опытом борьбы с преступностью специфическими, только ей присущими силами, средствами и методами.

Оперативно-розыскная деятельность является наиболее эффективным и поэтому важным направлением правоохранительной деятельности государства по защите личности и общества от преступных посягательств. Эффективность этого вида деятельности определяется преимущественно негласным характером, расширяющим возможности компетентных государственных органов в борьбе с преступностью.

Основные правовые и организационные аспекты оперативно-розыскной деятельности излагаются в Федеральном законе «Об оперативно-розыскной деятельности». В соответствии с Конституцией Российской Федерации и названным Законом министерства и ведомства, наделенные полномочиями по осуществлению оперативно-розыскной деятельности, разрабатывают и издают подзаконные нормативные акты, непосредственно регламентирующие ее организацию и тактику.

Переосмысление человеческих ценностей, ориентация государства на защиту прав и свобод человека и гражданина вызывают необходимость в жесткой регламентации вторжения оперативных аппаратов правоохранительных органов в охраняемые законом права и свободы личности. В этой ситуации каждый должен знать о возможностях государства по ограничению его прав и свобод, основаниях и условиях такого ограничения. Именно этим и было обусловлено принятие Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности».

В условиях демократизации и гуманизации общества это имеет исключительно важное значение, поскольку на законодательном уровне обеспечиваются гарантии неприкосновенности личности, защита ее прав, законных интересов и свобод, предусмотренных Конституцией Российской Федерации и другими законами.

В качестве объекта курсовой работы выступает система общественных отношений, складывающихся в оперативно-розыскной сфере при реализации контроля за оперативно розыскной деятельностью.

Предметом исследования являются нормы законодательства, составляющего правовую основу оперативно-розыскной деятельности, в том числе в части установления контроля за осуществлением оперативно-розыскных мероприятий.

Цель курсовой работы состоит в том, чтобы, изучив и проанализировав в комплексе контроль за оперативно розыскной деятельностью, показать проблемы данного института.

Поставленная цель конкретизируется в ряде исследовательских задач:

- определить субъекты, контролирующие оперативно-розыскную деятельность и надзирающие за ней;

- рассмотреть правовые основы контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью;

- обосновать значение контроля и надзора за оперативно-розыскной деятельностью;

- раскрыть понятие контроля за оперативно-розыскной деятельностью и рассмотреть его виды;

- рассмотреть судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью;

- рассмотреть предварительный судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью.

Нормативную основу курсовой работы составляют Конституция Российской Федерации, Уголовный Кодекс Российской Федерации, федеральные законы, акты Президента Российской Федерации.

В работе использовались методы: всеобщий диалектический метод познания, а также основанные на нем общенаучные, специальные и частноправовые методы исследования.

Структура работы определена целями и задачами работы, и состоит из введения, четырех глав, заключения, списка использованной литературы.

Глава 1. СУБЪЕКТЫ, КОНТРОЛИРУЮЩИЕ ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНУЮ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬ И НАДЗИРАЮЩИЕ ЗА НЕЙ

Определение субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней. Этими субъектами являются государственные органы и их должностные лица, наделенные законодателем функцией контроля за организацией, обеспечением и (или) осуществлением ОРД, а равно Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры, наделенные законодателем функцией надзора за исполнением ОРО законов России.

Реализуя специфические функции в ОРД (функции контроля и надзора), эти субъекты исполняют предусмотренные российским законодательством обязанности и пользуются соответствующими правами[1].

Классификация субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней. Всех этих субъектов классифицируют в зависимости от трех основных критериев. Во-первых, их группируют по функциям. Таких групп две:

1) субъекты, контролирующие ОРД (реализующие функцию контроля);

2) субъекты, надзирающие за исполнением законов в ОРД (реализующие функцию прокурорского надзора)

Согласно законодательству за реализацией законов в ОРД надзирают Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры (см. ч. 1ст. 21 ФЗ об ОРД). Во-вторых, по сфере осуществления предоставленных «контролерам» полномочий различают субъектов, которые проводят внешний контроль и надзор (иначе -вневедомственный) и внутренний контроль (иначе — ведомственный). В соответствии с ФЗ об ОРД ведомственный контроль осуществляют руководители ОРО (см. ч. 3 ст. 19 и ст. 22) и должностные лица специальных контролирующих подразделений ОРО (инспекторских, организационных, кадровых и др.). В-третьих, всех субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней, делят на юридических и физических лиц. Первыми являются соответствующие государственные органы (их подразделения), вторыми - их должностные лица (например, руководитель ОРО, прокурор).

Контроль за ОРД, осуществляемый перечисленными в ст. 20 ФЗ об ОРД субъектами, является контролем со стороны федеральных органов государственной власти РФ. Он выражается в системе наблюдения и проверки соответствия деятельности уполномоченных органов и должностных лиц государства задачам, принципам и правилам, установленным ФЗ об ОРД и принятыми в его исполнение подзаконными актами. Конечная цель данного контроля состоит в том, чтобы не допустить в ОРД отклонений от установленных нормативов, а при необходимости — скорректировать деятельность соответствующих органов и должностных лиц, устранить препятствия на пути их эффективной работы[2].

Субъекты внешнего контроля за ОРД. Согласно ФЗ об ОРД этот контроль за ОРД в пределах полномочий, определяемых Конституцией, ФКЗ и ФЗ, осуществляют:

- Президент РФ (см. ст. 20);

- Федеральное Собрание РФ (см. ст. 20);

- Правительство РФ (см. ст. 20);

- судья, санкционирующий ОРМ, влекущие ограничение конституционных прав граждан;

- уполномоченные прокуроры;

- представители Минфина России, уполномоченные на проведение финансового контроля (см. ч. 3 ст. 19).

Общие положения контроля субъектов законодательной и исполнительной власти за ОРД.

Президент РФ осуществляет контроль за ОРД в пределах полномочий, определяемых Конституцией, федеральными конституционными законами и федеральными законами. Согласно ст. 80-90 Конституции Президент РФ наделен широкими полномочиями, но га которые он не вправе выходить. Важнейшей функцией Президента РФ является то, что он выступает гарантом Конституции, прав и свобод человека и гражданина. В установленном Конституцией порядке он принимает меры по охране суверенитета России, ее независимости и государственной целостности (см. ч. 2 ст. 80) В частности, в круг основных полномочий Президента РФ в сфере обеспечения безопасности России входит следующее: он формирует и возглавляет Совет Безопасности РФ, статус которого определяется федеральным законом (см. п. «ж» ст. 83). при обстоятельствах и в порядке, предусмотренных ФКЗ, он вводит на территории России или в отдельных ее местностях чрезвычайное положение с незамедлительным сообщением об этом Совету Федерации и Государственной Думе (см. ст. 88).

Президент РФ как высшее должностное лицо государства осуществляет стратегический контроль за деятельностью федеральных министерств и ведомств, в функции которых входит организация и осуществление ОРМ, практическое исполнение ФЗ об ОРД.

В ходе его оценивается:

- полнота и эффективность исполнения Закона в целом на территории России и в разрезе соответствующих министерств и ведомств;

- соответствие ведомственных схем организации ОРД задачам успешной борьбы с преступностью в реальных условиях оперативной обстановки, складывающейся в стране;

- состояние подзаконной правовой базы ОРД, ее соответствие ФЗ; общий уровень профессионализма субъектов ОРД;

- выполнение государственными органами и органами местного самоуправления гарантий правовой и социальной защиты, установленных для субъектов ОРД.

Президентскому контролю подлежит также исполнение изданных им правовых актов и поручений по вопросам, связанным с ОРД.

Рабочим аппаратом, с помощью которого Президент РФ выполняет контрольные функции, является Главное контрольное управление (ГКУ) Президента РФ. В соответствии с положением о нем оно призвано проверять исполнение федеральными органами исполнительной власти, их должностными лицами ФЗ, указов и распоряжений Президента РФ и готовить на этой основе информацию для Президента РФ с конкретными предложениями по устранению выявленных нарушений. ГКУ Президента РФ предоставлено право:

- создавать комиссии с привлечением представителей и специалистов соответствующих органов и учреждений для проверки работы конкретных органов исполнительной власти;

- направлять своих должностных лиц на заседания Правительства РФ, его Президиума, коллегий федеральных органов исполнительной власти и на совещания, проводимые федеральными органами исполнительной власти РФ; требовать самостоятельно или через привлеченных к проверке представителей соответствующих органов исполнительной власти от федеральных органов исполнительной власти, от организаций документы, объяснения и другую информацию, необходимые для проведения проверок;

- вызывать должностных лиц для дачи устных и письменных объяснений по поводу нарушений и неисполнения федеральных законов, указов, распоряжений и поручений Президента РФ; вносить предложения Президенту РФ, руководителям федеральных органов исполнительной власти о привлечении к ответственности и приостановлении деятельности соответствующих должностных лиц до принятия решения по результатам проверки; ставить перед соответствующими руководителями федеральных органов исполнительной власти вопрос о наложении дисциплинарных взысканий на государственных служащих за неисполнение или ненадлежащее исполнение ими возложенных на них обязанностей, а также о временном отстранении государственных служащих, допустивших должностной проступок, от исполнения должностных обязанностей;

- направлять предписания об устранении выявленных нарушений руководителям федеральных органов исполнительной власти. При этом, однако, ГКУ Президента РФ не вправе вмешиваться в технологию ОРД, контролировать правомерность проведения конкретных ОРМ.

Согласно Положению о полномочном представителе Президента РФ в федеральном округе, утвержденном указом Президента РФ «О полномочном представителе Президента Российской Федерации в федеральном округе» от 13 мая 2000 г. № 849 президентский контроль за осуществлением ОРО в субъектах РФ реализуется также через институт полномочных представителей Президента РФ в федеральных округах. Федеральное Собрание РФ также является одним из субъектов, согласно ст. 20 ФЗ об ОРД осуществляющих контроль за ОРД. В соответствии со ст. 94 Конституции Федеральное Собрание — парламент РФ является представительным и законодательным органом России и состоит из двух палат — Совета Федерации и Государственной Думы.

Контроль со стороны законодателя за ОРД является важным элементом механизма гарантий соблюдения законности при ее осуществлении. Однако с учетом предписаний Конституции парламентский контроль реален только:

- в ходе законотворческой работы, когда парламентарии вправе принять (отклонить) законопроекты в области ОРД;

- за расходованием выделяемых на осуществление ОРД финансовых средств[3].

Этот вид контроля так же, как и первый, опосредован, так как, во-первых, происходит в рамках контроля за исполнением федерального бюджета (см. ч. 5 ст. 101 Конституции), отдельные статьи которой предусматривают выделение финансовых средств тем или иным государственным органам, осуществляющим ОРД, и, во-вторых, через возможности Счетной палаты РФ, образуемой Государственной Думой и Советом Федерации РФ.

Таким образом, Федеральное Собрание РФ осуществляет общий контроль за исполнением ФЗ об ОРД. Он не распространяется (и не может распространяться) на основания и порядок проведения конкретных ОРМ, а преследует цель оценки общей ситуации, складывающейся с исполнением и соблюдением ФЗ об ОРД как в стране в целом, так и соответствующими министерствами и ведомствами.

Аналитическая информация о состоянии исполнения ФЗ об ОРД формируется на основе работы с избирателями, рассмотрения писем и заявлений граждан, заслушивания информации руководителей соответствующих министерств и ведомств на заседаниях палат федерального Собрания РФ, их комитетов, подготовки изменений и дополнений в законодательство об ОРД, рассмотрения документов и материалов, представляемых органами государственной власти.

Палаты Федерального Собрания РФ вправе образовывать специальные комиссии для проверки определенных данных о событиях и должностных лицах, но деятельность этих комиссий не может касаться проверки законности проведения оперативной проверки и разработки, работы с негласными сотрудниками.

Третьим субъектом вневедомственного контроля законодателем указано Правительство РФ. Именно оно осуществляет исполнительную власть России (см. ч. 1 ст. 110 Конституции).

Полномочия Правительства определены Конституцией (см. ст. 114). В частности, к ним относится (осуществление мер по обеспечению обороны страны, государственной безопасности, а также законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью) и Федеральным конституционным законом от 17 декабря 1997 г. № 2-ФКЗ «О Правительстве Российской Федерации». Оно наделено широкими полномочиями по общим вопросам руководства федеральными министерствами и иными федеральными органами исполнительной власти (см. ст. 12), а также в сфере обеспечения законности, прав и свобод граждан, борьбы с преступностью (см. ст. 19) и по обеспечению обороны и государственной безопасности РФ (см. ст. 20). Вместе с тем следует учитывать, что согласно ст. 32 Закона о Правительстве РФ именно Президент РФ руководит деятельностью федеральных органов исполнительной власти, ведающих вопросами обороны, безопасности, внутренних дел и некоторых др., утверждает по представлению Председателя Правительства РФ положения о них и назначает их руководителей, а также осуществляет иные полномочия как Верховный Главнокомандующий Вооруженными Силами РФ и Председатель Совета Безопасности РФ. Правительство РФ же только координирует деятельность этих федеральных органов исполнительной власти.

Правительство РФ компетентно проверять полноту и эффективность использования министерствами и ведомствами предоставленных им полномочий по ведению ОРД для решения задач успешной борьбы с преступностью. Эти функции реализуются в процессе анализа соответствующей информации, имеющейся в распоряжении Правительства РФ, заслушивания докладов и отчетов на заседании Правительства РФ руководителей соответствующих федеральных органов исполнительной власти.

Одним из направлений контрольной деятельности Правительства РФ является проверка соответствия ведомственных актов, касающихся ОРД, Конституции РФ и федеральному законодательству.

Механизмом данного контроля является государственная регистрация нормативных актов федеральных органов исполнительной власти, затрагивающих права, свободы и законные интересы граждан или носящие межведомственный характер. Государственная регистрация нормативных актов министерств и ведомств регламентирована Указом Президента РФ от 21 января 1993 г. «О нормативных актах центральных органов государственного управления Российской Федерации», правительственными постановлениями от 8 мая 1992 г. «О государственной регистрации ведомственных нормативных актов», «О регистрации и опубликовании ведомственных нормативных актов».

Суть государственной регистрации ведомственных нормативных актов сводится к тому, что акт после подписания руководителем федерального министерства и ведомства представляется в Министерство юстиции РФ. Там он оценивается на предмет соответствия Конституции, действующему законодательству и ему присваивается соответствующий номер государственной регистрации. Только после этого данный акт вступает в силу.

Если выявлены противоречия действующему законодательству, то нормативный акт возвращается на доработку.

Правительство имеет право отменять другие правовые акты министерств и ведомств, правомочных осуществлять ОРД, в тех случаях, когда они противоречат закону и выходят за пределы компетенции органов исполнительной власти.

К компетенции Правительства РФ относится проверка обоснованности расходования финансовых средств, выделяемых на ОРД. Такая проверка осуществляется Министерством финансов РФ через специально выделяемых для этих целей сотрудников. Все эти субъекты, как указывалось выше, осуществляют контроль за ОРД в пределах полномочий, определяемых Конституцией, ФКЗ и ФЗ.

Субъекты финансового контроля в ОРД, их предмет ведения и компетенция. Данными субъектами выступают: а) руководитель ОРО (см. ч. 3 ст. 19 и ст. 22 ФЗ об ОРД) и б) представители Минфина России, уполномоченные на проведение финансового контроля (см. ч. 3 ст. 19 ФЗ об ОРД).

Руководители ОРО в ходе финансового контроля пользуются полномочиями, предоставленными ими ФЗ об ОРД и другими законодательными актами. На представителей Минфина России возлагаются обязанности и им предоставляются права в соответствии с федеральным законодательством и нормативными правовыми актами Минфина России (в частности, Положением о Министерстве финансов РФ, которое утверждено постановлением Правительства РФ от 6 марта 1998 г. № 273). Представители Минфина России должны проходить процедуру допуска к сведениям, составляющим государственную тайну, после чего они становятся полномочными должностными лицами, которым соответствующие документы о финансировании ОРД должны предоставляться в полном объеме.

Глава 2. КОНТРОЛЬ И НАДЗОР ЗА ОПЕРАТИВНО-РОЗЫСКНОЙ ДЕЯТЕЛЬНОСТЬЮ

Оперативно-розыскная деятельность относится к исключительно эффективному виду правоохранительной деятельности, позволяющей своевременно выявлять замышляемые и подготавливаемые преступления, раскрывать наиболее опасные преступления, совершенные в условиях неочевидности, решать другие ответственные задачи по борьбе с преступностью. Однако в силу ее преимущественно негласного характера возрастает риск вторжения должностных лиц оперативных аппаратов в охраняемые законом конституционные права и свободы личности. Конспиративность осуществляемых оперативными аппаратами оперативно-розыскных мероприятий не позволяет своевременно обнаружить факт их проведения как отдельными гражданами, так и должностными лицами, осуществляющими контрольные и надзорные функции за законностью в оперативно-розыскной деятельности[4].

Широкие возможности оперативно-розыскной деятельности по вторжению в частную жизнь, другие охраняемые законом права и интересы физических и юридических лиц, ограниченность контроля и надзора в силу ее конспиративного характера вызывают необходимость обстоятельной правовой регламентации контроля и надзора за рассматриваемым видом правоохранительной деятельности. В связи с этим в ФЗ «Об ОРД» содержится комплекс норм, предусматривающих основания, виды и особенности контроля и надзора в сфере оперативно-розыскной деятельности.

Так, контроль за оперативно-розыскной деятельностью осуществляют:

1. Президент Российской Федерации.

2. Федеральное Собрание Российской Федерации.

3. Правительство Российской Федерации.

4. Руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность (ведомственный контроль).

5. Суд (судебный контроль).

Надзор за оперативно-розыскной деятельностью осуществляют Генеральный прокурор Российской Федерации и уполномоченные им прокуроры.

Юридические основания контроля и надзора определяются содержанием гл. VI «Контроль и надзор за оперативно-розыскной деятельностью», а также ст. 3 «Принципы оперативно-розыскной деятельности», ст. 5 «Соблюдение прав и свобод человека и гражданина при осуществлении оперативно-розыскной деятельности» и другими статьями ФЗ «Об ОРД», иными федеральными законами и ведомственными нормативными актами[5].

В организационном отношении, наряду с плановыми проверками законности в сфере оперативно-розыскной деятельности в форме контроля и надзора, исходными (поводами) для реализации их оснований являются:

1) запрещения:

– осуществлять оперативно-розыскную деятельность для достижения целей и решения задач, не предусмотренных законом;

– проводить оперативно-розыскные мероприятия в интересах какой-либо политической партии, общественного и религиозного объединения;

– принимать негласное участие в работе федеральных органов государственной власти субъектов Российской Федерации и органов местного самоуправления, а также в деятельности зарегистрированных в установленном порядке и незапрещенных политических партий, общественных и религиозных объединений в целях оказания влияния на характер их деятельности;

– разглашать сведения, которые затрагивают неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, честь и доброе имя граждан и которые стали известными в процессе проведения оперативно-розыскных мероприятий, без согласия граждан (за исключением предусмотренных федеральным законом случаев);

– подстрекать, склонять, побуждать в прямой или косвенной форме к совершению противоправных действий (провокация);

– фальсифицировать результаты оперативно-розыскной деятельности;

2) обжалование действий органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, лицом, полагающим, что такие действия привели к нарушению его прав и свобод.

Формы и методы (приемы) контроля и надзора определяются соответствующим законодательством и подзаконными (в том числе ведомственными) нормативными актами с учетом специфики органов, их осуществляющих[6].

Таким образом, контроль и надзор в оперативно-розыскной деятельности представляет собой основанный на законе и подзаконных нормативных актах комплекс организационных мер и проверочных действий, осуществляемых должностными лицами государственных контрольных и надзорных органов в пределах своих полномочий путем определения соответствия реализуемых оперативными аппаратами прав и обязанностей требованиям нормативных актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность в целях обеспечения законности, а также соблюдения прав и свобод личности в рассматриваемой сфере правоприменения.

Как уже отмечалось, виды контроля за оперативно-розыскной деятельностью устанавливаются в ФЗ «Об ОРД». Из содержания норм названного Закона можно выделить три вида контроля:

1) общий контроль;

2) ведомственный контроль;

3) судебный контроль.

Общий контроль и его особенности определяются ст. 20 ФЗ «Об ОРД». Эта же статья называет и подвиды общего контроля, включающие в себя:

– президентский контроль;

– парламентский контроль;

– правительственный контроль.

Основная особенность перечисленных подвидов общего контроля состоит в установлении регламентации основ оперативно-розыскной деятельности и общих положений контроля и надзора за ней[7].

Президентский контроль основывается на полномочиях Президента Российской Федерации, который, являясь главой государства и гарантом Конституции Российской Федерации, определяет основные направления внутренней и внешней политики, обладает правом законодательной инициативы, подписывает и обнародует федеральные законы, издает указы и распоряжения, обязательные для исполнения на всей территории России, обеспечивает взаимодействие органов государственной власти, в том числе в сфере борьбы с преступностью. Формируя и возглавляя Совет Безопасности Российской Федерации, Президент определяет политику государства в сфере защиты общества и личности от внешних и внутренних угроз, укрепления правопорядка, включая борьбу с преступностью с использованием оперативно-розыскных возможностей.

Президентский контроль за оперативно-розыскной деятельностью предполагает:

– личный контроль со стороны Президента Российской Федерации;

– контроль в организационно-управленческой сфере оперативно-розыскной деятельности со стороны Главного контрольного управления (ГКУ) Администрации Президента Российской Федерации;

– полный контроль за оперативно-розыскной деятельностью правоохранительных органов и спецслужб по поручению Президента Российской Федерации. Осуществляется исключительно сотрудниками специализированного подразделения ГКУ из числа специально прикомандированных к нему сотрудников МВД России и ФСБ России, имеющих допуск к сведениям, составляющим государственную тайну[8].

Парламентский контроль представляет собой право «представительного органа участвовать в формировании исполнительных органов государственной власти, требовать у них отчета о своей деятельности…»[9], он «призван не только обеспечить соблюдение и исполнение принятых им законов, но и осуществлять контроль за деятельностью исполнительной власти, представлять и защищать интересы населения всей страны»[10]. Парламентский контроль выражается в деятельности депутатского корпуса Федерального Собрания Российской Федерации по законодательному, финансовому и иному обеспечению сферы оперативно-розыскной деятельности, включая обеспечение режима законности в работе оперативных аппаратов правоохранительных органов и спецслужб.

К формам парламентского контроля принято относить деятельность членов Совета Федерации и Государственной Думы Российской Федерации, а именно:

– законотворческую работу, связанную с формированием законодательства, регламентирующего правовые и организационные основы оперативно-розыскной деятельности, включая поправки (изменения и дополнения) в ФЗ «Об ОРД»;

– участие в формировании и принятии федерального бюджета, содержащего статьи по выделению средств ведомствам, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность;

– парламентские слушания по вопросам, касающимся оперативно-розыскной деятельности;

– деятельность Счетной палаты по проверке исполнения бюджетных средств, выделенных на финансовое обеспечение оперативно-розыскной деятельности;

– участие в работе комиссий и комитетов, затрагивающих вопросы оперативно-розыскной деятельности;

– проведение парламентских расследований и депутатские запросы, касающиеся оперативно-розыскной деятельности.

Правительственный контроль определяется правовым положением Правительства Российской Федерации как высшего органа исполнительной власти. В связи с этим Правительство Российской Федерации реализует ряд полномочий, касающихся и организации оперативно-розыскной деятельности, в частности:

– непосредственно разрабатывает и представляет в Государственную Думу Российской Федерации проект федерального бюджета, предусматривающего расходы на оперативно-розыскную деятельность;

– обеспечивает исполнение федерального бюджета, включая и расходы на оперативно-розыскную деятельность, представляет Государственной Думе отчет о его исполнении;

– организует и обеспечивает реализацию мер по обеспечению законности, прав и свобод граждан, охране собственности и общественного порядка, борьбе с преступностью с использованием оперативно-розыскных возможностей;

– осуществляет иные полномочия, возложенные на него Конституцией Российской Федерации, федеральными законами и указами Президента Российской Федерации, реализуемые с использованием мер оперативно-розыскного характера.

Вторую группу контроля за оперативно-розыскной деятельностью составляет ведомственный контроль. Ведомственный контроль представляет собой деятельность руководителей правоохранительных ведомств, наделенных оперативно-розыскными полномочиями, а также руководителей их оперативных аппаратов по организации и непосредственному осуществлению внутренних проверок соблюдения законности в деятельности подчиненных должностных лиц, непосредственно реализующих оперативно-розыскные меры, в целях эффективного решения стоящих перед ними задач, обеспечения прав и свобод граждан[11].

Субъектами ведомственного контроля являются:

– руководители органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность. К числу таких руководителей относятся руководители органов, перечисленных в ст. 13 ФЗ «Об ОРД» и наделенных оперативно-розыскными полномочиями;

– руководители оперативных аппаратов, непосредственно осуществляющих оперативно-розыскную деятельность;

– должностные лица иных подразделений, наделенных контролирующими функциями (организационно-инспекторские, контрольно-ревизионные, собственной безопасности и др.). Контролирующие полномочия такие лица осуществляют в соответствии с имеющимися в этих подразделениях планами или по указанию руководителя органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность.

Основной и повседневный контроль за оперативно-розыскной деятельностью возлагается на руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и руководителей оперативных аппаратов, т. к. именно на них возлагается обязанность по организации оперативно-розыскной деятельности, и они несут ответственность за соблюдение законности в оперативно-розыскной деятельности.

В отличие от вышерассмотренных видов контроля за оперативно-розыскной деятельностью ведомственный контроль, как правило, включает в свое содержание оценку эффективности планируемых и проведенных оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению и раскрытию преступлений, а также указания по совершенствованию организации и тактики оперативно-розыскной работы. В соответствии со ст. 22 ФЗ «Об ОРД» ведомственный контроль направлен на обеспечение законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий. Однако наряду с проверкой законности в оперативно-розыскной деятельности оказание практической помощи должностным лицам оперативных аппаратов является другой главной задачей ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью[12]. В связи с этим редакцию названной правовой нормы следовало бы расширить путем включения в ее содержание оказание практической помощи нижестоящим оперативным аппаратам в целях повышения результативности решаемых ими задач.

Глава 3. Судебный контроль за оперативно-розыскной деятельностью

Установление прямого судебного контроля за законностью и обоснованностью реально осуществляемых действий и решений, создающих возможность ограничения прав и свобод граждан, стало знаковым событием в жизни нашей страны[13].

Судебный контроль занимает особое место в контроле за оперативно-розыскной деятельностью. Значение и особенность судебного контроля определяется тем, что суд является независимым органом государства, разрешающим в соответствии с законом конфликты интересов в обществе. При этом суд не проводит систематических плановых проверок в иных, кроме судебной, сферах деятельности. Судебный контроль имеет место исключительно при наличии такого конфликта и обращения одной из его сторон в судебный орган. Судебный контроль, в отличие от иных видов контроля и прокурорского надзора, не может быть инициативным со стороны самого суда. Особенностью судебного контроля является и то, что основной его задачей является обеспечение прав и свобод личности в сфере оперативно-розыскной деятельности[14].

Особое положение суда в обществе определяют следующие особенности судебного контроля за оперативно-розыскной деятельностью:

1) судебный контроль направлен на обеспечение прав и свобод личности при осуществлении оперативно-розыскной деятельности;

2) судебный контроль осуществляется только при наличии предусмотренных законом оснований, а именно:

– необходимости проведения оперативным аппаратом оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений, передаваемых по сетям электрической и почтовой связи, а также право на неприкосновенность жилища. Причем юридическую силу рассматриваемое основание приобретает только при наличии информации о признаках подготавливаемого, совершаемого или совершенного противоправного деяния, по которому производство предварительного следствия обязательно; лицах, подготавливающих, совершающих или совершивших противоправное деяние, по которому производство предварительного следствия обязательно; событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации;

– реального или мнимого нарушения органом, осуществляющим оперативно-розыскную деятельность, требований закона в сфере оперативно-розыскной деятельности;

3) поводами осуществления судебного контроля являются:

– обращение в суд оперативного аппарата для получения судебного решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы граждан;

– поступление в суд жалобы о нарушении оперативным аппаратом требований закона при осуществлении оперативно-розыскной деятельности.

Предоставленные оперативным аппаратом в суд материалы на получение судебного решения о проведении оперативно-розыскных мероприятий, ограничивающих конституционные права и свободы человека и гражданина, рассматриваются судьей единолично и незамедлительно по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении. При этом судья не вправе отказать в рассмотрении таких материалов в случае их представления[15].

По требованию судьи ему могут представляться также иные материалы, касающиеся оснований для проведения оперативно-розыскного мероприятия, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и тактике проведения оперативно-розыскных мероприятий.

Рассмотрев представленные оперативным аппаратом материалы и установив наличие законных оснований на проведение оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права и свободы личности, судья выносит решение о проведении этого мероприятия. В случае отсутствия оснований на проведение оперативно-розыскного мероприятия судья отказывает в его проведении, о чем выносит мотивированное постановление. При необходимости продления срока действия судебного решения о проведении оперативно-розыскного мероприятия оперативный аппарат вновь представляет судье материалы, на основании которых в общем порядке принимается новое судебное решение.

В случае отказа судьи в проведении оперативно-розыскного мероприятия, ограничивающего конституционные права и свободы личности, орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, вправе обратиться по этому же вопросу в вышестоящий суд. Рассмотрение оперативных материалов вышестоящим судом включает в себя как контроль за законностью в оперативно-розыскной деятельности, так и контроль вышестоящего суда за рассмотрением оперативных материалов нижестоящими судами[16].

Поступление в суд жалоб на незаконные действия должностных лиц оперативных аппаратов предусматривается ч. 4 ст. 5 ФЗ «Об ОРД». В соответствии с названной правовой нормой лицо, виновность которого в совершении преступления не доказана и которое располагает фактами незаконного проведения в отношении его оперативно-розыскных мероприятий, вправе истребовать от органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, сведения о полученной о нем информации. В случае отказа в предоставлении запрашиваемых сведений лицо вправе обжаловать этот отказ в судебном порядке. При рассмотрении дела в суде обязанность доказывания обоснованности отказа в предоставлении лицу сведений возлагается на орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность.

Для обеспечения полноты и всесторонности рассмотрения дела орган, осуществляющий оперативно-розыскную деятельность, обязан предоставить судье по его требованию оперативно-служебные документы, содержащие информацию о сведениях, в предоставлении которых заявителю было отказано. Исключение составляют сведения о лицах-конфидентах[17].

В случае признания необоснованным решения органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность, об отказе в предоставлении необходимых сведений заявителю судья может обязать соответствующий орган предоставить запрашиваемые сведения заявителю.

Кроме того, на субъектов оперативно-розыскной деятельности в полной мере распространяются положения ст. 46 Конституции Российской Федерации о том, что решения и действия (или бездействие) органов государственной власти и должностных лиц, включая органы, осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, могут быть обжалованы в суд. В соответствии с ч. 1 названной конституционной нормы каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод.

В Конституционный Суд неоднократно обжаловались положения ст. 9 Закона об ОРД, регламентирующей основания и порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ. В частности, гражданка И.Г. Чернова несоответствие Конституции РФ этой статьи усмотрела в том, что она не предусматривает открытого разбирательства, участия сторон на основе принципа состязательности и не указывает вида судопроизводства, а часть 3 данной статьи не предусматривает обязательной проверки судьей материалов, послуживших основанием для обращения органа, осуществляющего ОРД.

В Определении от 14 июля 1998 г. № 86-0 по этой жалобе Конституционный Суд разъяснил, что судья не вправе отказать в рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан, но и не обязан давать разрешение на проведение ОРМ лишь на основе поступившего к нему представления руководителя органа, осуществляющего ОРД, если не приходит к выводу о необходимости такого разрешения, его обоснованности и законности, в том числе с точки зрения требований ст. 1-3, ч. 1 ст. 5, ст. 7, 8 Закона об ОРД. В данном случае обязанность обосновать необходимость проведения ОРМ лежит на лицах, обратившихся в суд за разрешением. Поэтому выражение «по требованию судьи ему могут представляться материалы» с учетом положения ч. 1 ст. 9 Закона об ОРД о том, что «рассмотрение материалов осуществляется судом», означает, что для обоснования своей позиции руководитель, испрашивающий разрешение на проведение ОРМ, связанного с ограничением конституционных прав граждан, может представлять судье все материалы, касающиеся оснований для его проведения, за исключением данных о лицах, внедренных в организованные преступные группы, о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих ОРД, и о лицах, оказывающих им содействие на конфиденциальной основе, об организации и о тактике проведения ОРМ. При этом надо учесть, что в соответствии с требованиями ст. 9 Закона не только постановление руководителя органа, представляющего в суд материалы для рассмотрения, но и само судебное постановление должны быть мотивированными.

В своем решении по делу гражданки И.Г. Черновой Конституционный Суд впервые коснулся вопроса о правовой природе отношений, регулируемых ст. 9 Закона об ОРД, указав, что предусмотренная ею процедура судебного рассмотрения и соответствующая процессуальная мера (санкция судьи) связаны с решением задач уголовно-правового характера, а суд общей юрисдикции в данном случае действует непосредственно в силу требований ч. 2 ст. 23 и ст. 25 Конституции РФ и в рамках, определяемых ст. 118 и 126 Конституции РФ. Иными словами, порядок судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан был отнесен Конституционным Судом к сфере правосудия, осуществляемого судами общей юрисдикции[18].

Определяя сущность и особенности судопроизводства по рассмотрению ходатайств оперативно-розыскных органов о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, Конституционный Суд отмечал, что это не судебное разбирательство и даже не подготовительные действия к судебному заседанию. В данных правоотношениях еще нет сторон, что характерно для уголовного процесса в тех случаях, когда, например, уголовное дело возбуждено по факту и неизвестно, можно ли считать деяние преступлением, кто его совершил или совершает. В процедуре, в которой испрашивается судебное разрешение на проведение ОРМ, проверяемое лицо не участник процесса и знать о нем не должен. Открытости, гласности и состязательности сторон в этом процессе быть не может, в противном случае негласные по своему характеру ОРМ стали бы просто невозможны, а сама ОРД утратила бы смысл. Именно поэтому судебное решение выдается органу инициатору проведения ОРМ и не выдается проверяемому лицу.

Указанные особенности судопроизводства по судебному санкционированию ОРМ, по мнению Конституционного Суда, не умаляют право лица, ставшего объектом ОРМ, на судебную защиту, поскольку после того, как ему стало известно о проводимых мероприятиях, и оно полагает, что его права и законные интересы были ущемлены, то за ним сохраняется право на обжалование и судебную защиту, и это лицо в порядке административного судопроизводства может обращаться в суд в соответствии с установленной подсудностью.

Не соглашаясь с доводом заявительницы о недопустимости единоличного рассмотрения материалов оперативно-розыскных органов уполномоченным на то судьей, Конституционный Суд отмечал, что судебная власть в Российской Федерации может осуществляться коллегиально судьями, с привлечением присяжных заседателей и судьей единолично. Все виды судопроизводства, за исключением конституционного, допускают рассмотрение дел единолично судьей, что не противоречит положениям гл. 7 «Судебная власть» Конституции РФ. Судья в таком случае действует как носитель именно судебных функций, т.е. выступает в качестве органа судебной власти. Следовательно, и осуществление судебного контроля единолично судьей при рассмотрении материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ также допустимо и не является нарушением конституционных прав граждан[19].

Поскольку заявительница усматривала нарушение своих прав в том, что круг руководителей, управомоченных обращаться в суд за разрешением на проведение ОРМ, согласно ч. 2 ст. 9 Закона об ОРД, устанавливается ведомственным нормативным актом, в Определении также указано на то, что решение о проведении ОРМ, которое ограничивает конституционные права граждан, принимает не руководитель ходатайствующего органа, а суд, что в полной мере соответствует конституционным установлениям.

В жалобе гражданки И.Г. Черновой обращалось внимание и на неопределенность положения ч. 1 ст. 9 Закона об ОРД, согласно которому рассмотрение материалов об ограничении конституционных прав граждан «осуществляется судом, как правило, по месту проведения таких мероприятий или по месту нахождения органа, ходатайствующего об их проведении». По этому поводу Конституционным Судом было отмечено, что в деле заявительницы судебная санкция на прослушивание ее телефонных переговоров давалась Волгоградским областным судом, являющимся в ее случае и судом по месту проведения ОРМ, и судом по месту нахождения ходатайствующего органа. С учетом этого обстоятельства Суд не нашел оснований для вывода о нарушении права заявительницы на законный суд, гарантированного ч. I ст. 47 Конституции РФ.

В жалобе гражданина В.А. Каланчева, привлеченного к уголовной ответственности за злоупотребление должностными полномочиями, утверждалось, что постановление суда, разрешающего прослушивание его телефонных переговоров, не содержало необходимых сведений о признаках противоправного деяния, в отношении которого разрешено проводить ОРМ, о лице, чьи конституционные права подлежат ограничению, и о конкретных номерах телефонов и их местонахождении, а также не было подписано уполномоченным лицом и имело другие недостатки. Кроме того, Управление ФСБ отказало заявителю и его адвокату в просьбе о выдаче копии вынесенного им постановления о проведении ОРМ либо об ознакомлении с ним. На основании этого заявитель пришел к выводу, что Закон об ОРД позволяет произвольно решать вопрос о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права человека и гражданина, в отношении неопределенного круга лиц на основании судебного решения и препятствует получению гражданами информации, необходимой для осуществления защиты в суде их прав и законных интересов, а потому нарушает его конституционные права.

В Определении от 24 ноября 2005 г. № 448-0[20] по результатам рассмотрения этой жалобы Конституционный Суд установил, что поскольку суд общей юрисдикции в процедуре, предусмотренной ст. 9 Закона об ОРД, действует непосредственно в силу требований ч. 2 ст. 23 и ст. 25 Конституции РФ и в рамках, определяемых ст. 46, 118 и 126 Конституции РФ, то его решения, их содержание и форма должны отвечать общим требованиям, предъявляемым к любым процессуальным решениям, включающим в себя законность, обоснованность и мотивированность. Часть 4 ст. 9 Закона об ОРД прямо предусматривает, что по результатам рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ судья выносит мотивированное постановление, заверенное печатью, которое выдается инициатору его проведения. Каких-либо предписаний, освобождающих суд от выполнения требования о мотивированности вынесенного решения, оспариваемая норма не содержит.

Из анализа обстоятельств дела заявителя и содержания мотивировочной части определения по его жалобе можно сделать вывод, что судебные постановления о проведении ОРМ, ограничивающих конституционные права граждан, должны содержать конкретную информацию о лицах, чьи телефонные переговоры предполагается прослушивать.

Сходный вопрос поднимался и в жалобе гражданина М.Ю. Юрчука, чьи телефонные переговоры прослушивались на основании судебного постановления, которым было разрешено контролировать не только указанные в судебном решении абонентские телефонные номера, но и иные, индивидуально не определенные номера. Заявитель просил признать неконституционными положения Закона об ОРД, поскольку они позволяют суду оставлять на усмотрение органов, осуществляющих ОРД, перечень телефонных номеров, подлежащих прослушиванию.

Конституционный Суд, изучив представленные материалы, не нашел оснований для принятия данной жалобы к рассмотрению. Свое Определение от 17 июня 2010 г. № 844-0-0 по этому вопросу он мотивировал тем, что право на тайну переписки, телефонных переговоров, почтовых, телеграфных и иных сообщений принадлежит конкретному лицу, а судебное решение о прослушивании телефонных переговоров также выносится в отношении конкретного лица, ограничение же этого конституционного права не зависит от того, по какому телефону ведутся переговоры лица, в отношении которого осуществляется данное оперативно-розыскное мероприятие.

В жалобе гражданина Д.К. Киштыкова утверждалось, что предусмотренная ст. 9 Закона об ОРД процедура судебного принятия решения о проведении ОРМ, ограничивающего права граждан, лишила его возможности получить копию постановления о производстве обследования его жилища и ознакомиться с материалами, послужившими основанием для его вынесения, а также обжаловать его и произведенное в соответствии с ним оперативно-розыскное мероприятие, чем были нарушены его права, гарантируемые ст. 18, 25 и 46 Конституции РФ. Основанием для такого утверждения послужил отказ судьи Нальчикского городского суда, вынесшего это постановление, в выдаче его копии, который разъяснил заявителю, что данное постановление обжалованию не подлежит, оно выносится в единственном экземпляре и выдается оперативным службам, проводящим обследование.

В Определении Конституционного Суда от 24 января 2006 г. № 27-0[21] по этой жалобе отмечалось, что неучастие проверяемого лица в принятии решения о проведении ОРМ, сопряженного с ограничением конституционных прав и свобод, не освобождает суд от обязанности в полном объеме проверить наличие оснований и условий для проведения такого мероприятия, в том числе путем истребования у органа, осуществляющего ОРД, дополнительных материалов. В силу ч. 4 ст. 9 Закона об ОРД принимаемое судом решение должно быть мотивированным, содержащим ссылки на конкретные обстоятельства, подтверждающие как наличие признаков подготавливаемого, совершаемого или совершенного тяжкого или особо тяжкого преступления либо события или действия (бездействия), создающего угрозу государственной, военной, экономической или экологической безопасности Российской Федерации, так и причастность лица, в отношении которого планируется проведение ОРМ, к данному преступлению или событию. При принятии такого решения подлежат оценке и учету также иные обстоятельства, обусловливающие необходимость производства того или иного мероприятия, в том числе связанные с закрепленными Федеральным законом от 25 июля 1998 г. «О борьбе с терроризмом», а также нормативными правовыми актами, направленными на обеспечение законности на территории Северо-Кавказского региона Российской Федерации, основаниями и условиями проведения антитеррористических операций и особенностями правового режима в зоне таких операций.

Если лицо, в отношении которого проводятся ОРМ, не согласно с принятым судом решением и полагает, что проводимыми мероприятиями ущемляются его права и законные интересы, оно имеет право на судебную защиту и может обратиться в суд в соответствии с установленной подсудностью. При этом в целях реализации данного права оно может пользоваться услугами адвоката или иной квалифицированной юридической помощью, а также обратиться к суду с ходатайством об истребовании у органа, инициировавшего и проводившего ОРМ, материалов, необходимых для оценки их законности и обоснованности, и знакомиться в установленном судом порядке с этими материалами[22].

Таким образом, Суд установил, что само по себе оспариваемое положение ст. 9 Закона об ОРД не препятствовало ознакомлению заявителя с постановлением о проведении обследования его жилища, а также его обжалованию в судебном порядке, а потому действия правоприменителей в данном случае вряд ли могут быть признаны законными.

Отнесение к сфере уголовного судопроизводства порядка судебного рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ, установленного ст. 9 Закона об ОРД, позволило Суду распространить правила уголовного судопроизводства и на порядок изменения, в случае необходимости, территориальной подсудности решения этого вопроса, который в действующем законодательстве пока не урегулирован.

Согласно ч. 3 ст. 35 УПК РФ, вопрос об изменении территориальной подсудности уголовного дела разрешается председателем вышестоящего суда или его заместителем. Этот общий порядок изменения подсудности, как установил Суд, подлежит применению и при решении вопроса о проведении в отношении судьи районного суда ОРМ, связанных с ограничением его неприкосновенности, а потому решение об изменении территориальной подсудности и определение равнозначного суда, правомочного рассматривать соответствующие материалы, должно приниматься Председателем Верховного Суда Российской Федерации либо его заместителем.

Признав оспариваемые законоположения в их конституционно-правовом истолковании не противоречащими Конституции РФ, Суд в своем Постановлении не исключил правомочия федерального законодателя внести изменения, с учетом сформулированных им правовых позиций, в регулирование правил подсудности вопроса о даче разрешения на проведение ОРМ в отношении судьи. В соответствии с этим решением Минюст России подготовил предложения о корректировке действующего законодательства, которые предстоит рассмотреть Государственной Думе Федерального Собрания.

При анализе Постановления Конституционного Суда от 9 июня 2011 г. № 12-П обращает на себя внимание тот факт, что оспариваемые заявителем законоположения рассматривались Судом применительно к процедуре получения разрешения на проведение ОРМ в отношении судьи районного суда. В связи с этим не может не возникнуть вопрос о допустимости распространения его положений на отношения, связанные с получением судебных разрешений на проведение ОРМ в отношении иных категорий лиц, как обладающих, так и не обладающих процессуальными иммунитетами. Ответ на него, как представляется, должен быть положительным, поскольку, выявляя конституционно-правовой смысл оспариваемых норм, Конституционный Суд сформулировал и ряд правовых позиций общего характера, касающихся, в частности, распространения права на законный суд на объекты оперативной проверки, правовой природы предварительного судебного контроля, запрета на внесудебный порядок изменения территориальной подсудности рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав личности при проведении ОРМ по усмотрению правоприменителя.

Правовые позиции Конституционного Суда, сформулированные в этом решении, существенно расширяют представление о конституционной основе ОРД и определяют общие принципы порядка изменения подсудности рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ, который пока законодательно не урегулирован. Эти правовые позиции, по нашему мнению, имеют не только существенное значение для корректировки правоприменительной практики и совершенствования законодательства, но и должны стать предметом глубокого научного осмысления.

Глава 4. Полномочия прокурора по надзору за оперативно-розыскной деятельностью

Одним из важных направлений в надзорной деятельности прокуратуры является надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность. Значение оперативно-розыскной деятельности, ее результатов в современных условиях возрастает и не ограничивается рамками исключительно уголовного судопроизводства. Оперативно-розыскная деятельность (далее − ОРД) в настоящее время сформировалась в самостоятельный вид государственной деятельности, осуществляемой гласно и негласно специально уполномоченными государственными органами посредством проведения оперативно-розыскных мероприятий в целях защиты жизни, здоровья, прав и свобод человека и гражданина, собственности, обеспечения безопасности общества и государства от преступных посягательств.

Начало законодательному формированию предмета прокурорского надзора при осуществлении оперативно - розыскной деятельности положил Закон Российской Федерации «О прокуратуре Российской Федерации» и Закон Российской Федерации «Об оперативно-розыскной деятельности в Российской Федерации». В 1995 г. был принят Федеральный закон «Об оперативно-розыскной деятельности» и внесены существенные изменения и дополнения в Закон «О прокуратуре Российской Федерации» (далее – Закон о прокуратуре), в соответствии с которыми прокурорский надзор за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, регулируется нормами 3 главы III раздела указанного закона, наряду с надзором за исполнением законов органами, которые осуществляют предварительное следствие и дознание. Предметом надзора, в соответствии со ст. 29 Закона о прокуратуре, является соблюдение прав и свобод человека и гражданина, установленного порядка разрешения заявлений и сообщений о совершенных и готовящихся преступлениях, выполнение оперативно-розыскных мероприятий и проведение расследования, а также законность решений, принимаемых органами, осуществляющими ОРД, дознание и предварительное следствие.

Институт прокурорского надзора за ОРД зарождался и развивался первоначально в рамках надзора за следствием и дознанием. Правовое регулирование ОРД осуществлялось в основном ведомственными нормативными актами. По мере развития правовой основы ОРД прокурорский надзор за ее законностью выделяется в особый специфический вид, отличный от надзора за дознанием и следствием, что никак не отразилось на позиции законодателя. Более того, начатая в 2007 г. реформа предварительного расследования привела к ряду негативных последствий для прокурорского надзора как за исполнением законов органами предварительного расследования, так и ОРД. Как известно, реформа предварительного расследования коснулась не только изменения его форм, но и положения прокурора. Сохранив статус прокурора как субъекта надзорной деятельности и уголовного преследования, законодатель изменил объем полномочий прокурора в зависимости от статуса поднадзорного объекта[23].

Очевидно, что ОРД можно условно разделить на две части: непосредственно связанная с уголовным судопроизводством (направленная на решение задач по раскрытию преступлений, собирание сведений, которые могут быть использованы непосредственно в уголовном процессе для решения вопроса о возбуждении уголовного дела, подготовки и проведения следственных действий в качестве доказательств), и не связанная с уголовным судопроизводством (добывание информации о событиях или действиях (бездействии), создающих угрозу государственной, военной, экономической, информационной или экологической безопасности Российской Федерации и др.).

Прокурорский надзор за оперативно-розыскной деятельностью вправе осуществлять только Генеральный прокурор и уполномоченные им прокуроры. Это положение означает то, что прокурорский надзор за деятельностью оперативно-розыскных органов реализуется специально назначенными прокурорами, обладающими определёнными знаниями в этой области, способными учесть при проведении проверок конспиративный характер ОРД.

Для осуществления надзора прокурор должен быть наделен соответствующими полномочиями. По нашему мнению, тут и возникает достаточно серьёзная проблема правового закрепления возможностей прокурора при проведении проверок деятельности ОРО. Статья 30 ФЗ «О прокуратуре» относит правовое закрепление полномочий прокурора конкретно при осуществлении надзора за ОРД к уголовно-правовому законодательству и другим федеральным законам, в частности Закону об ОРД, однако ни в УПК, ни в статье 21 ФЗ «Об ОРД» они не содержатся.

Статья 21 заменила собой статью 19 Закона об ОРД в редакции 1992 года, дополнив её более полной формулировкой предмета прокурорского надзора и некоторыми другими уточнениями. Однако даже эти изменения не решили до конца тех проблемных моментов, которые нуждаются в законодательном урегулировании. Прокуратура не всегда имеет возможность для своевременного реагирования на факты их нарушения зачастую в силу недостаточного законодательного регламентирования тех или иных сфер правоприменения либо в силу отсутствия необходимого объема полномочий[24].

Прокурор при осуществлении возложенных на него функций вправе по предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения органов, за исполнением законов в деятельности которых он осуществляет надзор. Из неприкосновенности частной собственности вытекает отсутствие права беспрепятственного доступа прокурору в помещения, принадлежащие частным лицам. Однако если речь идет о правонарушении, которое было совершено на их территории в ходе осуществления ОРМ, подобные ограничения просто теряют свою силу.

Уполномоченный прокурор имеет доступ к таким оперативно-служебным документам и материалам ОРО как: дела оперативного учета, материалы о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационную документацию и ведомственные нормативные правовые акты, регламентирующие порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий (статья 21 ФЗ «Об ОРД»). Данное правомочие прокурора может реализовываться с некоторыми оговорками. Дело в том, что материалы ОРО содержат сведения о штатных негласных сотрудниках органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе. Сведения о конфидентах составляют государственную тайну и могут предоставляться соответствующим прокурорам только с письменного согласия указанных лиц. Возможность надзора за законностью привлечения граждан к конфиденциальному сотрудничеству возникает лишь при подаче ими заявлений о принуждении их к такой деятельности.[25]

Органы (должностные лица), осуществляющие оперативно-розыскную деятельность, при проведении оперативно-розыскных мероприятий должны обеспечивать соблюдение прав человека и гражданина на неприкосновенность частной жизни, личную и семейную тайну, неприкосновенность жилища и тайну корреспонденции. Однако существуют ОРМ, которые ограничивают эти права. Как правило, при их проведении используются негласные методы и средства, и зачастую лица, в отношении которых осуществляются действия ОРО, не знают и не могут о них знать. Кроме того, результаты использования негласных ОРМ тоже имеют тайный характер. Вместе с тем не исключено, что под грифом секретности могут скрываться ошибки, просчёты, а также действия, выходящие за рамки законности.

Не исключены факты проведения негласных ОРМ в личных интересах. Так, зачастую встречаются случаи сбора компрометирующей информации, прослушивания телефонных переговоров политиков и бизнесменов по заказу их конкурентов.[26]

Следовательно, прокурор вправе проверить соблюдение всех условий и наличие оснований для проведения оперативно-розыскных мероприятий, а также своевременность уведомления судей органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность, об их проведении. Более того, прокурор при осуществлении надзора должен выявлять случаи нарушения налагаемых на ОРО запретов. Для этого прокурор должен выявлять истинные цели проведения должностными лицами ОРМ, и обращать особенное внимание на обоснование выбора используемых негласных средств.

Кроме того, в ходе проведения ОРМ может быть нанесён ущерб здоровью граждан при несанкционированном использовании специальных оперативно-технических средств. При выявлении нарушений прокурор обязан без промедлений принимать меры по восстановлению нарушенных прав и законных интересов физических и юридических лиц, а также возмещению причиненного вреда. У прокурора должно быть право пресечения проведения ОРМ, нарушающего права физических и юридических лиц. При наличии достаточных оснований полагать, что нарушение прав и свобод человека и гражданина имеет характер преступления, прокурор должен принять меры к тому, чтобы должностные лица ОРО, его совершившие, были подвергнуты уголовному преследованию.

Ещё одним элементом прокурорского надзора за ОРД является законность решений, принимаемых ОРО (постановления о проведении ОРМ, решения о производстве или прекращении ОРМ, об использовании результатов ОРД). Оценивая их законность, прокурор должен устанавливать соответствие целям ОРД применения полученных в её процессе данных, полноту и своевременность использования собранной информации. В связи с этим правомочием прокурора может являться вызов должностных лиц ОРО для объяснения того или иного принятого решения, возможность отмены не соответствующего закону постановления о проведении ОРМ.

По Закону о прокуратуре задача прокурора заключается именно в надзоре за соблюдением законов в связи с поступившей в органы прокуратуры информацией о фактах нарушения закона, однако не все они являются явными. Специфика деятельности ОРО, которая по большей части является засекреченной, позволяет выделить и другие основания для проверки состояния законности в деятельности ОРО, например, результаты изучения материалов уголовных дел о нераскрытых преступлениях.

Таким образом, введение в Закон об ОРД новой статьи 21.1, которая бы регламентировала полномочия прокурора при осуществлении надзора за оперативно-розыскной деятельностью:

1. Прокурор при осуществлении надзора за исполнением законов органами, осуществляющими оперативно-розыскную деятельность вправе: - -- при предъявлении служебного удостоверения беспрепятственно входить на территории и в помещения оперативно-розыскных органов, кроме тех, которые принадлежат частным лицам и используются ОРО по соглашению или устному договору с этими частными лицами, если только на их территории и в их помещениях не совершено правонарушение;

- требовать право доступа у руководителей ОРО и их должностных лиц к делам оперативного учета, материалам о проведении оперативно-розыскных мероприятий с использованием оперативно-технических средств, а также учетно-регистрационной документации и ведомственным нормативным правовым актам, регламентирующим порядок проведения оперативно-розыскных мероприятий, кроме сведений о штатных негласных сотрудниках оперативно-розыскных органов, а также о лицах, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, которые предоставляются по письменному разрешению этих лиц; рассматривать жалобы на действия и решения ОРД;

-требовать от руководителей и других должностных лиц органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, выделения специалистов для выяснения возникших вопросов при использовании оперативно-технических средств.

2. Уполномоченный прокурор в случае установления факта нарушения закона оперативно-розыскными органами и их должностными лицами:

-вызывает должностных лиц и граждан для объяснений по поводу нарушений законов, кроме штатных негласных сотрудников органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, либо лиц, оказывающих содействие этим органам на конфиденциальной основе, при отсутствии их согласия (за исключением случаев, требующих их привлечения к уголовной ответственности);

-вызывает должностных лиц ОРО для выяснения мотивов и целей того или иного принятого решения, его обоснования;

-вносит представление о пресечении проведения ОРМ, не соответствующих целям и задачам ОРД;

-опротестовывает противоречащие закону постановления о проведении ОРМ, решения о производстве или прекращении ОРМ, решения об использовании результатов ОРД, обращается в суд с требованием о признании таких актов недействительными; привлекает к ответственности руководителей и должностных лиц ОРО, нарушивших закон;

- принимает меры по возмещению причиненного ущерба физическим и юридическим лицам в ходе проведения оперативно-розыскной деятельности.

3. В целях предупреждения правонарушений и при наличии сведений о готовящихся противоправных деяниях уполномоченный прокурор вправе предостеречь должностное лицо (лиц) органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, о недопустимости нарушения закона.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Оперативно-розыскная деятельность относится к исключительно эффективному виду правоохранительной деятельности, позволяющей своевременно выявлять замышляемые и подготавливаемые преступления, раскрывать наиболее опасные преступления, совершенные в условиях неочевидности, решать другие ответственные задачи по борьбе с преступностью. Однако в силу ее преимущественно негласного характера возрастает риск вторжения должностных лиц оперативных аппаратов в охраняемые законом конституционные права и свободы личности. Конспиративность осуществляемых оперативными аппаратами оперативно-розыскных мероприятий не позволяет своевременно обнаружить факт их проведения как отдельными гражданами, так и должностными лицами, осуществляющими контрольные и надзорные функции за законностью в оперативно-розыскной деятельности.

Широкие возможности оперативно-розыскной деятельности по вторжению в частную жизнь, другие охраняемые законом права и интересы физических и юридических лиц, ограниченность контроля и надзора в силу ее конспиративного характера вызывают необходимость обстоятельной правовой регламентации контроля и надзора за рассматриваемым видом правоохранительной деятельности.

Формы и методы (приемы) контроля и надзора определяются соответствующим законодательством и подзаконными (в том числе ведомственными) нормативными актами с учетом специфики органов, их осуществляющих.

Таким образом, контроль и надзор в оперативно-розыскной деятельности представляет собой основанный на законе и подзаконных нормативных актах комплекс организационных мер и проверочных действий, осуществляемых должностными лицами государственных контрольных и надзорных органов в пределах своих полномочий путем определения соответствия реализуемых оперативными аппаратами прав и обязанностей требованиям нормативных актов, регламентирующих оперативно-розыскную деятельность в целях обеспечения законности, а также соблюдения прав и свобод личности в рассматриваемой сфере правоприменения.

Основной и повседневный контроль за оперативно-розыскной деятельностью возлагается на руководителей органов, осуществляющих оперативно-розыскную деятельность, и руководителей оперативных аппаратов, т. к. именно на них возлагается обязанность по организации оперативно-розыскной деятельности, и они несут ответственность за соблюдение законности в оперативно-розыскной деятельности.

Ведомственный контроль представляет собой деятельность руководителей правоохранительных ведомств, наделенных оперативно-розыскными полномочиями, а также руководителей их оперативных аппаратов по организации и непосредственному осуществлению внутренних проверок соблюдения законности в деятельности подчиненных должностных лиц, непосредственно реализующих оперативно-розыскные меры, в целях эффективного решения стоящих перед ними задач, обеспечения прав и свобод граждан.

Ведомственный контроль, как правило, включает в свое содержание оценку эффективности планируемых и проведенных оперативно-розыскных мероприятий по предупреждению и раскрытию преступлений, а также указания по совершенствованию организации и тактики оперативно-розыскной работы. В соответствии со ст. 22 ФЗ «Об ОРД» ведомственный контроль направлен на обеспечение законности при организации и проведении оперативно-розыскных мероприятий. Однако наряду с проверкой законности в оперативно-розыскной деятельности оказание практической помощи должностным лицам оперативных аппаратов является другой главной задачей ведомственного контроля за оперативно-розыскной деятельностью. В связи с этим редакцию названной правовой нормы следовало бы расширить путем включения в ее содержание оказание практической помощи нижестоящим оперативным аппаратам в целях повышения результативности решаемых ими задач.

Если лицо, в отношении которого проводятся ОРМ, не согласно с принятым судом решением и полагает, что проводимыми мероприятиями ущемляются его права и законные интересы, оно имеет право на судебную защиту и может обратиться в суд в соответствии с установленной подсудностью.

Определение субъектов, контролирующих ОРД и надзирающих за ней. Этими субъектами являются государственные органы и их должностные лица, наделенные законодателем функцией контроля за организацией, обеспечением и (или) осуществлением ОРД, а равно Генеральный прокурор РФ и уполномоченные им прокуроры, наделенные законодателем функцией надзора за исполнением ОРО законов России.

Правовые позиции Конституционного Суда, существенно расширяют представление о конституционной основе ОРД и определяют общие принципы порядка изменения подсудности рассмотрения материалов об ограничении конституционных прав граждан при проведении ОРМ, который пока законодательно не урегулирован. Эти правовые позиции, по нашему мнению, имеют не только существенное значение для корректировки правоприменительной практики и совершенствования законодательства, но и должны стать предметом глубокого научного осмысления.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

Нормативно-правовые акты

  1. Конституция Российской Федерации: принята всенародным голосованием 12 декабря 1993 г. [Электронный ресурс]: официальный текст с учетом поправок внесенных Законами Российской Федерации о поправках к Конституции от 21.07.2014г №11-ФКЗ // Российская газета №7 от 21.01.2009г.
  2. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13 июня 1996 г. № 63-ФЗ (в ред. Федерального закона от 01 мая 2016 г. № 63-ФЗ) (ред. от 29.07.2018)// (с изм. и доп., с 08.01.2019) СПС Консультант Плюс
  3. Федеральный закон РФ от 12.08.1995 N 144-ФЗ (ред. от 06.07.2016) "Об оперативно-розыскной деятельности"
  4. Уголовный кодекс Российской Федерации от 13.06.1996 N 63-ФЗ // (ред. от 01.04.2019, с изм. от 13.06.2019) (с изм. и доп., вступ. в силу с 12.04.2019)// СПС Консультант Плюс

Научная литература

  1. Анкудинов О.Т. Прокурорский надзор [Электронный ресурс]: учебник / Анкудинов О.Т., Винокуров А.Ю., Рябцев В.П., Сухарев А.Я. – 4-е издание. — Электрон. текстовые данные. – М.: Юр. Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2015. – 480 с. — Режим доступа: http://znanium.com/.
  2. Бабенко С.В. Деятельность прокуратуры в обеспечении прав и свобод личности // Российская юстиция. 2017. № 9. С. 50.
  3. Божьев В.П. Уголовный процесс: учебник / В.П. Божьев. – М.: Издательство Юрайт, 2016. – 469 с. 25.
  4. Булатов Б.Б. Уголовный процесс: учебник для вузов / Б.Б. Булатов, А.М. Баранов. – 4-е издание перераб. и доп. – М.: Юрайт, 2014. – 608 с.
  5. Галустьян О.А. Прокурорский надзор [Электронный ресурс] : учебник / О.А. Галустьян, А.В. Ендольцева, И.И. Сыдорук. — 7-е изд. — Электрон. текстовые данные. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2017. — 511 c. — 978-5-238-02160-7. — Режим доступа: http://www.iprbookshop.ru/71043.html.
  6. Горбухов В. А. Оперативно-розыскная деятельность. Конспект лекций. Учебное пособие / Горбухов Виталий Анатольевич. - М.: Феникс, 2014. –С. 519.
  7. Григорьева Н.В. Прокурорский надзор [Электронный ресурс]: учебное пособие / Григорьева Н.В. – 6-е изд. — Электрон. текстовые данные. – М.: ИЦ РИОР, НИЦ ИНФРА-М, 2016. – 215 с. — Режим доступа: http://znanium.com/.
  8. Демидов М.В. Парламентский контроль в Российской Федерации: современное состояние и проблемы реализации // Государство и право. 2014. № 4. С. 86
  9. Доля Е.А. Формирование доказательств на основе результатов оперативно-розыскной деятельности: монография / Е.А. Доля. – М.: Проспект, 2015. – 376 с.
  10. Дубоносов, Е. С. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник и практикум / Е.С. Дубоносов. - Москва: Огни, 2016. – С. 478
  11. Зажицкий В. Оперативно-розыскная деятельность и уголовное судопроизводство // Российская юстиция. 2015. № 3. С. 45−47.
  12. Захарова В.О. Оптимизация осуществления уголовного преследования (на примере деятельности следственной группы) // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 1. С. 83- 86.
  13. Захарцев С.И. Оперативно-розыскная деятельность в XXI веке: Монография / С.И. Захарцев. - М.: Инфра-М, Норма, 2017. –С. 766.
  14. Захарцев С.И., Пахунов А.М. Организация прокурорского надзора за оперативно-розыскной деятельностью// Российский следователь. 2015. № 9. С. 21-25.
  15. Исаенко В. Допустимость доказательств, полученных при исследовании результатов оперативно-розыскной деятельности // Законность, 2015, № 1. С. 32.
  16. Кальницкий В. В., Ларин Е. Г. Следственные действия. Омск, 2015. С. 17.
  17. Климов И.А. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник для студентов вузов. Гриф УМЦ "Профессиональный учебник" / И.А. Климов. - М.: Юнити-Дана, 2016. – С. 892.
  18. Кучин О.С. Об актуальности использования результатов ОРД в доказывании // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 25. С. 41−45.
  19. Лапин Е. С. Оперативно-розыскная деятельность. Курс правовых и теоретических основ. Учебное пособие / Лапин Евгений Станиславович. - М.: Юрлитинформ, 2014. – С. 572.
  20. Лапин Е. С. Оперативно-розыскная деятельность: учебник и практикум для среднего профессионального образования / Е. С. Лапин. — 3-е изд., перераб. и доп. — Москва: Издательство Юрайт, 2019. — 337 с. — (Профессиональное образование). — ISBN 978-5-534-09884-6.
  21. Левичев Д.А., Пономаренков В.А. Проверка прокурора, органа, осуществляющего оперативно-розыскную деятельность // Вопросы экономики и права. 2013. № 59. С. 55-58.
  22. Луговик В.Ф., Быков А.В., Захаров Е.В. Прокурорский надзор за оперативнорозыскной деятельностью в уголовно-исполнительной системе: моногр. М., 2016.
  23. Маркушин А. Г. Оперативно-розыскная деятельность 3-е изд., пер. и доп. Учебник и практикум для СПО / Анатолий Григорьевич Маркушин. - М.: Юрайт, 2016. –С. 899.
  24. Митьков В.Н. Научно-теоретические и нормативно-правовые основы оперативно-розыскной деятельности органов внутренних дел по противодействию преступности иностранных граждан. Гриф УМЦ "Профессиональный учебник" / Митьков Василий Николаевич. - М.: Юнити-Дана, 2016. – С. 358.
  25. Овсянникова Ю.В. Прокурорский надзор в обеспечении прав и свобод человека и гражданина при проведении оперативно-розыскных мероприятий // Российский следователь. 2015. № 16. С. 40-44.
  26. Оперативно-розыскная деятельность. - М.: ИНФРА-М, 2016. – С. 794.
  27. Оперативно-розыскная деятельность. - М.: РИОР, 2016. –С. 295.
  28. Оперативно-розыскная деятельность. Пособие для студентов вузов / И.И. Бранчель и др. - М.: Тетралит, 2014. – С. 352.
  29. Оперативно-розыскная деятельность. Словарь-справочник. - М.: Лань, Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России, 2015. – 384.
  30. Официальный сайт Верховного Суда Российской Федерации: http://www.supcourt.ru
  31. Официальный сайт Генеральной прокуратуры Российской Федерации: http://genproc.gov.ru
  32. Официальный сайт Конституционного Суда Российской Федерации: http://www.ksrf.ru
  33. Официальный сайт Федеральной службы судебных приставов: http://www.fssprus.ru
  34. Поляков М., Рыжов Р. О модели правового института использования результатов ОРД в уголовном процессе // Уголовное право. 2015. № 1. С. 89−90.
  35. Пронин К.В. Краткий курс по оперативно-розыскной деятельности / К.В.Пронин. - М.: Окей-книга, 2017. – 128.
  36. Прокурорская проверка: методика и тактика проведения: учеб. пособ. / под общ. ред. О.Н. Коршуновой. СПб., 2017. 431 с.
  37. Синилов, Г.К. Введение в оперативно-розыскную психологию / Г.К. Синилов. - М.: Норма, 2017. –С. 604.
  38. Смирнов М.П. Комментарии оперативно-розыскного законодательства РФ и зарубежных стран: Учебное пособие / М.П. Смирнов. - М.: Экзамен, 2017. – 544.
  39. Соловьев И.Н. Оперативно-розыскная деятельность в сфере экономики и налогообложения / И.Н. Соловьев. - М.: Проспект, 2017. – С. 543.
  40. Стерлядьев А.С. Требования, предъявляемые к результатам оперативно-розыскной деятельности // Российский юридический журнал. 2014. № 5 (62). С. 23.
  41. Тарасов А.М. Президентский контроль: понятие и система : учеб. пособие. СПб. : Юрид. центр Пресс, 2014. С. 348–369.
  42. Теория оперативно-розыскной деятельности: учебник / под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : ИНФРА-М, 2018. — X, 762 с.
  43. Халиков А.Н. Оперативно-розыскная деятельность. Учебник / А.Н. Халиков. - М.: Инфра-М, РИОР, 2017. –С 819.
  44. Чашин А.Н. Оперативно-розыскная деятельность. / Чашин Александр Николаевич. - М.: Дело и сервис (ДиС), 2016. – С.114.
  45. Шумилов А.Ю. Комментарий к Инструкции о порядке представления результатов оперативно-розыскной деятельности дознавателю, органу дознания, следователю, прокурору или в суд / А.Ю. Шумилов. - М.: Шумилова И.И., 2016. – С.914.
  46. Шумилов А.Ю. Курс основ оперативно-розыскной деятельности. М.: ИД И.И. Шумиловой, 2014. С. 187.
  1. Чашин А. Н. Оперативно-розыскная деятельность. / Чашин А. Н. - М.: Дело и сервис (ДиС), 2016. – С.114

  2. Горбухов В. А. Оперативно-розыскная деятельность. Конспект лекций. Учебное пособие / Горбухов В. А. - М.: Феникс, 2014. –С. 519.

  3. Оперативно-розыскная деятельность. Словарь-справочник. - М.: Лань, Всероссийский научно-исследовательский институт МВД России, 2015. – 384.

  4. Захарова В.О. Оптимизация осуществления уголовного преследования (на примере деятельности следственной группы) // Юридическая наука и практика: Вестник Нижегородской академии МВД России. 2015. № 1. С. 83- 86.

  5. Маркушин А. Г. Оперативно-розыскная деятельность 3-е изд., пер. и доп. Учебник и практикум для СПО / Анатолий Григорьевич Маркушин. - М.: Юрайт, 2016. –С. 899.

  6. Теория оперативно-розыскной деятельности: учебник / под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского. — 4-е изд., перераб. и доп. — М.: ИНФРА-М, 2018. — X, 762 с.

  7. Поляков М., Рыжов Р. О модели правового института использования результатов ОРД в уголовном процессе // Уголовное право. 2015. № 1. С. 89−90.

  8. Тарасов А.М. Президентский контроль: понятие и система : учеб. пособие. СПб. : Юрид. центр Пресс, 2014. С. 348–369.

  9. Горбухов В. А. Оперативно-розыскная деятельность. Конспект лекций. Учебное пособие / Горбухов В. А. - М.: Феникс, 2014. –С. 519.

  10. Демидов М.В. Парламентский контроль в Российской Федерации: современное состояние и проблемы реализации // Государство и право. 2014. № 4. С. 86.

  11. Кальницкий В. В., Ларин Е. Г. Следственные действия. Омск, 2015. С. 17.

  12. Актуальные проблемы соблюдения прав личности в правоохранительной деятельности органов внутренних дел: Сб. мат. Всерос. науч.-практ. конф. Хабаровск, 30 июня 1 июля 2015 г. Хабаровск: Дальневост. юрид. ин-т МВД РФ, 2015.

  13. Теория оперативно-розыскной деятельности: учебник / под ред. К.К. Горяинова, В.С. Овчинского. — 4-е изд., перераб. и доп. — М. : ИНФРА-М, 2018. — X, 762 с.

  14. Кучин О.С. Об актуальности использования результатов ОРД в доказывании // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 25. С. 41−45.

  15. Кучин О.С. Об актуальности использования результатов ОРД в доказывании // Вестник Южно-Уральского государственного университета. Серия: Право. 2014. № 25. С. 41−45.

  16. Комментарий к Федеральному закону «Об оперативно-розыскной деятельности». С приложением решений Конституционного Суда Российской Федерации и Европейского Суда по правам человека / Вступ. ст. В.Д. Зорькина М.: Норма, 2016.

  17. Оперативно-розыскная деятельность. - М.: РИОР, 2016. –С. 295.

  18. Определение Конституционного Суда РФ от 14 июля 2008 г. № 86-0 по делу о проверке конституционности отдельных положений Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» по жалобе гражданки И.Г. Черновой.. // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации.

  19. Елинский В.И. Правовые позиции Конституционного Суда Российской Федерации по отдельным вопросам оперативно-розыскной деятельности //Вестник Академии Генеральной прокуратуры РФ. 2014. № 6 (14).

  20. Определение Конституционного Суда РФ от 24 ноября 2015 г. № 448-0 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина В.А. Каланчева на нарушение его конституционных прав положениями статей 8 и 9 Федерального закона «Об оперативно- розыскной деятельности» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации/

  21. Определение Конституционного Суда РФ от 24 января 2015 г. № 27-0 об отказе в принятии к рассмотрению жалобы гражданина Д.К. Киштыкова на нарушение его конституционных прав статьей 9 Федерального закона «Об оперативно-розыскной деятельности» // Вестник Конституционного Суда Российской Федерации.

  22. Синилов, Г.К. Введение в оперативно-розыскную психологию / Г.К. Синилов. - М.: Норма, 2017. –С. 604.

  23. Бабенко С.В. Деятельность прокуратуры в обеспечении прав и свобод личности // Российская юстиция. 2017. № 9. С. 50.

  24. Галустьян О.А. Прокурорский надзор [Электронный ресурс] : учебник / О.А. Галустьян, А.В. Ендольцева, И.И. Сыдорук. — 7-е изд. — Электрон. текстовые данные. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2017. — 511 c.

  25. Анкудинов О.Т. Прокурорский надзор [Электронный ресурс]: учебник / Анкудинов О.Т., Винокуров А.Ю., Рябцев В.П., Сухарев А.Я. – 4-е издание. — Электрон. текстовые данные. – М.: Юр. Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2015. – 480 с.

  26. Галустьян О.А. Прокурорский надзор [Электронный ресурс] : учебник / О.А. Галустьян, А.В. Ендольцева, И.И. Сыдорук. — 7-е изд. — Электрон. текстовые данные. — М. : ЮНИТИ-ДАНА, 2017. — 511 c.