Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Нормативный договор: понятие и сущность

Содержание:

Введение

Актуальность. Признание высшей ценности прав и свобод человека выдвигает на передний план задачу связать нормами права деятельность государства. Кроме того, это означает необходимость решения вопроса согласования интересов индивида с государством и индивидов между собой. Реализация прав человека может быть обеспечена через механизм согласования интересов. Наиболее эффективным элементом такого согласования является диалог.

В последнее время в Российской Федерации наблюдается стремительное расширение сферы договорных отношений. Договор становится регулятором не только в экономической сфере, но также приобретает значение универсального регулятора всех отношений в обществе. В связи с этим увеличивается роль и такого источника права как нормативный договор. К сожалению, очень немного исследователей поднимают проблему общетеоретического рассмотрения такого значимого правового института; он рассматривается в основном применительно к отраслевой принадлежности. Однако, еще советские ученые указывали на необходимость «...в общей теории государства и права рассматривать проблему договора... в учении об источниках права»[1].

Одной из причин умаления роли договора служит недооценка его в практике правового регулирования. Вместе с тем правовая система представляет собой единый, сложный, но тесно взаимосвязанный организм. Появление нового института не может не отразиться на остальных элементах.

Цель работы – исследовать сущность нормативного договора.

В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи:

1. рассмотреть историю возникновения и развития нормативного договора в правовой системе России;

2. рассмотреть волю и волеизъявление как необходимые условия заключения нормативного договора;

3. выявить признаки нормативного договора.

Объектом исследования являются признаки, особенности нормативного договора.

Научно-методическая основа работы. Для написания работы были изучены нормативные источники, учебно-практические пособия, публикации в периодических изданиях, интернет-источники.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка нормативных актов и специальной литературы.

Глава 1. Становление нормативного договора в российском праве

1.1. История возникновения нормативного договора

в правовой систем России

Общеизвестно, что исторически первыми источниками права после создания государства были обычаи, которые складывались на уровне родов, общин, племен, племенных союзов, и превратились с возникновением Древнерусского государства в правовые нормы, ставшие основной обычного права на Руси.

Хронологически вторым источником древнерусского права стал нормативный договор. Важно отметить, что первыми письменными правовыми документами, появившимися в начале X в., стали международные договоры с Византийским государством, заключенные после военных походов на Константинополь в 907 г. и 944 г. В данных договорах, являющихся ярчайшими показателями высокого международного положения Древнерусского государства, нашли свое отражение нормы как византийского, так и древнерусского права, в частности, нормы гражданско-правового и уголовно-правового характера.

Немногочисленные исследования древнерусского законодательства указывают на длительную историю существования понятия нормативного договора в российском государстве. Так В. И. Сергеевич указывает, что договорное начало в княжеских отношениях проходит через всю нашу историю[2]. Во времена, когда еще не сложились государства с единой централизованной властью, действовали локальные системы права в пределах мелких родовых и общинных союзов. С целью установления межродовых и межобщинных отношений стороны нередко прибегали к договору. Эти договоры были направлены на распространение обычного права рода или общины на отношения между различными родовыми и общинными группами[3].

Более того, начиная с X в. восточные славянские народы были вовлечены варягами в столкновение с Византией и отдельными западноевропейскими странами. Данное обстоятельство, кроме всего прочего, внесло разнообразие в понимание юридических норм и повлекло приведение отечественных норм права в соответствие чужеземным. Отсюда возникли первые приемы законодательства: договоры с иноземцами и рецепция чужих законов[4].

В данном контексте следует отметить такие памятники договорного законодательства, как договоры с греками (907 и 911 гг. заключенные Олегом, 945 г. — Игорем, 972 г. — Святославом), которые содержат ряд норм уголовного, гражданского и наследственного права. В пример можно привести, статью 4 договора Олега 911 г., и статью 13 договора Игоря 945 г., которые указывают на ответственность за убийство русским византийца и наоборот, носят альтернативный характер: убийца «да умрет», то есть преступник может быть предан по византийскому праву смертной казни или убит по обычаю кровной мести руссов[5].

Детальное рассмотрение норм вышеуказанных документов показывает, что в договорах больше следов русского права, чем византийского[6]. Это неоспоримо свидетельствует о существовании на Руси в X в. свода устных норм обычного права — «закона Русского»[7]. Подобные договоры в XII—XIII века с ганзейскими городами, Готландом, Ригой, Немецким орденом и Швецией заключали западнорусские земли: Новгородская (важнейшие договоры 1195 и 1270 гг.), Смоленская (договоры 1229—1230, 1240 гг.), Полоцкая
(1264, 1265 гг.) и Галицкая. В отличие от договоров с греками, в них содержание юридических норм почти тождественно с русским правом, а там, где немецкое право противоречит русскому, в договорах берет перевес русское[8].

Интерес в данном случае представляет вопрос: содержат ли такие договоры правовые нормы или же их устанавливают? По мнению М. Ф. Владимирского-Буданова ввиду того, что в договорах гораздо больше следов русского права, позволяет не признавать их в качестве источников права. Кроме того, основное значение указанных договоров, по его мнению, состоит в том, что под влиянием «народа высшей культуры русские в первый раз пробуют
выразить нормы своего права в объективной (письменной) форме и притом сделать их для себя обязательными по силе внешнего принуждения и клятвы» [9].

В. И. Сергеевич, напротив, полагал, что эти договоры, признаются не способом выражения обычного права, а особым источником, творящим новое право. В пример он приводил заключенный в 1177 г. договор между князьями относительно следующего предмета: «Договор наш есть таков: если князь провинится (совершит преступление), то наказывается лишением власти, а боярин — смертью» [10]. По мнению М. Ф. Владимирского-Буданова, здесь выразилась норма, уже установленная обычным правом, а по теории
В. И. Сергеевича, здесь договор создал новое право.

Точку зрения В. И. Сергеевича, разделял И. Д. Беляев, при этом указывал «что он [договор], не уничтожая ни одного из прежних правил относительно княжеских отношений между собой, существовавших на уровне обычного права, тем не менее, вносил свои существенные коррективы»[11]. В качестве примера здесь можно привести состоявшийся в Любече в 1097 г. съезд князей, на котором пять внуков и один правнук Ярослава, осудили политику своих отцов, в которой сами принимали непосредственное участие и заключили между собой мирный трактат, в котором было закреплено принятое решение о новом разделе земельных владений и совместной охране неприкосновенности территорий. Принцип раздельности владений не есть, таким образом, новость, появившаяся только в XIII в. Это исконное явление нашей истории; начало оно свое имеет в особенности первоначальных волостей, существовавших еще до Рюрика. Здесь очевидно, что договор базируется на нормах обычного права, но, тем не менее, создает и новые правовые нормы.

В данном случае, следует считать справедливым, утверждение о том, что в любом случае договор, который устанавливает хотя бы одну норму, и содержит при этом другие, заимствованные, также признается нормативным[12].

Определенно, далеко не все договорные нормы были заимствованы из обычного права. В пример можно привести договор Олега (911 г.), который определяет международные обязательства русских о помощи греческим кораблям в случае аварии и возвращении имущества потерпевшим крушение. Представляется сомнительным, что данная норма идет от обычного права восточных славян, поскольку договор является актом согласования свободных воль сторон, а уже устоявшаяся и постоянно используемая норма не требует дополнительного согласования и фиксирования. В данном случае полагаем верным говорить о нормах обычного права как о первоисточниках договорных норм, причем договоры от этого не перестают быть нормативными, аналогично, как и законы, закрепляющие нормы обычного права[13].

Также, следует отметить, что нормативный договор получил большое развитие не только во внешних делах, но и оставался долгое время постоянным руководством во внутренних взаимоотношениях князей[14].

Здесь можно привести в пример многочисленные договоры (ряды) Новгорода с князьями (известно около 80 договоров XIII—XV вв.), в которых оговаривались права и обязанности, принимаемые на себя князем, определялись судебно-административные отношения князя к городу, финансовые отношения города к князю, отношения князя к новгородской торговле[15].

Этими договорами регулировались важнейшие вопросы управления и финансирования между князем и городом: вся судебная и правительственная деятельность князя должна была идти в согласии с новгородским посадником (выборное лицо, наделенное исполнительной властью) и под его постоянным надзором; договором определялись размеры вознаграждения князя за его деятельность; запрещалось князю заключать договоры с иноземцами без посредничества новгородцев, судить холопов, охотиться и рыбачить за пределами отведенных ему угодий; требовали от князя, чтобы он не препятствовал новгородской торговле с немцами, и чтобы он сам не принимал в ней непосредственного участия, а в случае нарушения условий таких договоров князь мог быть изгнан.

Отдельного внимания заслуживает то, что такие договоры не являлись новостью в политической жизни Новгорода, наоборот, они лишь формулировали и закрепляли старый политический обычай, который каждый вновь приглашаемый князь обязывался соблюдать нерушимо[16].

В данном случае, отчасти справедливым, представляется и утверждение М. Ф. Владимирского-Буданова о том, что любые договоры, как внешние, так и внутренние, «не создают», а только «выражают право» [17].

Интересным является тот факт, что и на начальных этапах образования Московского государства также не обошлось без договора, как формы урегулирования взаимоотношений. Государственное единство в XIV в. простиралось только на одну землю, которая и именовалась Московским государством, а в Суздальской земле совершенно самостоятельно существовали великие княжества Тверское, Рязанское, Новгородское и Псковское на которые власть великого князя Московского не распространялась, но, тем не менее, эти земли составляли постоянный союз.

Существование такого союза подтверждается многочисленными договорными грамотами того времени, которые базировались на единстве интересов, единстве действия гражданского и уголовного права, а также на постоянном торговом союзе[18]. Все отмеченные черты союза взяты нами из договоров князей того времени, но отсюда не следует, что союз основан этими договорами, напротив, частные договоры были лишь проявлениями союзной организации, возникающей из других начал.

Таким образом, договорное право закрепляло существование отдельных и независимых друг от друга государств, обеспечивало каждому государству заключившему договор, неприкосновенность границ и наследственность в нисходящей линии царствующего князя. Лишь в некоторых случаях устанавливается договором зависимость одного князя от другого, но и только в межкняжеских соглашениях, а не в вопросах внутреннего управления. За этим единственным исключением князья, до XVI в. включительно, сохраняют права самостоятельных государей. Договорное право представляло, таким
образом, величайшую помеху для образования единого государства с единым государем во главе.

Последующее развитие российской истории пошло в сторону
установления единой государственной власти, стремящейся к абсолютной централизации. В связи с чем, в последующие периоды, нормативный договор во внутригосударственных отношениях как источник права фактически не участвовал; основными источниками права выступали: закон, указ, регламент, манифест.

Таким образом, возникновение и развитие нормативного договора как источника российского права происходило в несколько периодов, первым из которых был период формирования и укрепления Древнерусского государства, который стал ознаменованием зарождения нормативного договора. Неспособность систем права, принятых в пределах как родовых общин, так и общинных союзов, напрямую осуществлять регулирование межродовых и межобщинных отношений повлекла за собой возникновение возможности установления права при помощи договора, вследствие чего расширение сферы действия обычно го права за пределы рода или общины стало предметом регулирования договорами отношений между различными родовыми и общинными группами[19].

По мнению Э. Аннерса, из подобных договоров возникло, в том числе, и примирительное право[20], так как договоры враждующих родов о заключении между ними мира не представляли собой явлений, относящихся к гражданскому или уголовному праву, поэтому из-за повторяющейся ситуации, носящей однородный характер, позднее они постепенно стали являться правилами, правовыми нормами, имеющими все более универсальный характер. Необходимо отметить, что нормативный договор развился в значительной степени не только во внешних делах, он также довольно продолжительное время оставался основой и для княжеских взаимоотношений в качестве самого удобного практичного и вполне согласованного универсального инструмента[21].

Важность нормативного договора как источника права, играющего важную правообразующую роль, характеризовалось, прежде всего, тем, что, не разрушая прежних принципов построения княжеских отношений, существовавших на уровне обычного права, он вместе с тем вносил свои существенные коррективы[22]. Ярким примером этого является Любечский съезд русских князей в 1097 г. в целях создания договора о прекращении всех междоусобных распрей между князьями по поводу уделов и сплочения против разорявших Русь половцев. В данном историческом событии очевидно не только разделение между князьями предметов ведения по территориальному признаку, но и включение в договор новых норм права. Следовательно, договор, устанавливающий, по крайней мере, одну норму, но содержащий при этом другие, заимствованные нормы, признается нормативным[23].

1.2. Развитие нормативных договоров в правовой системе России

Следует отметить, что на начальном этапе своего возникновения и развития правовая система России переживала крайне тяжелый период, который был неразрывно связан с весьма длительным господством социалистического права, предполагающего преобладание интересов государства над интересами личности, отрицание международных стандартов прав человека. Как справедливо замечает В.А. Бачинин: «Главный признак созданной большевиками тоталитарной государственности – гипертрофированное и универсализованное насилие над всем человеческим в человеке, его телом и духом, внутренней и внешней жизнью, его верой, надеждой и любовью. В этих условиях философия превратилась в бездуховную идеологию, педагогика – в жесткую дрессуру, правосудие – в несправедливое и коварное неправо. Теоретики и практики тоталитаризма пошли по пути последовательного изъятия у человека его естественных прав – права на собственность, свободное волеизъявление и личное достоинство и, наконец, права на жизнь, развернув невиданные по масштабам репрессии. В итоге совершился исторический откат общества в доправовое состояние, при котором государство, призванное по своей природе оберегать основы цивилизованности, охранять собственность, свободу и жизнь граждан, большей частью отнимало их»[24]. Так называемое «социалистическое право» всегда отрицало то, к чему в настоящее время пришли ведущие правовые системы современности.

Последующее формирование правового демократического государства и гражданского общества в России привели к осуществлению комплекса мер по соблюдению основных прав и свобод личности, защите общества от произвола властей и взаимной ответственности государства и личности.

В процессе организации принципиально новых общественно-экономических и социально-политических отношений, совершенствования механизма реализации прав и свобод человека и гражданина возникла необходимость пересмотра места и роли в отечественной правовой системе такого источника права, как нормативный договор.

Революционные преобразования отечественной правовой системы способствовали утрате «вторичности» договора и активному вхождению его в большинство отраслей российского права в новом качестве универсального регулятора общественных отношений. Ю. А. Тихомиров утверждал, что у договоров как источников права весьма перспективное будущее[25].

Советский ученый-правовед Н. Г. Александров, комплексно исследовавший проблематику договоров, был согласен с противопоставлением договоров-сделок нормативным договорам и полагал, что для разделения на типы договора является достаточным «одно указание на то, что один договор служит основанием возникновения конкретного юридического отношения, а другой стороны – основанием возникновения юридической нормы»[26]. По вопросу разграничения договоров в зависимости от тех целей, которые стоят перед сторонами договора, и мотивов, по мнению Н. Г. Александрова, «и при сделочном, и при нормативном договоре стороны в известном формальном смысле стремятся к одному и тому же, но в то же время каждый к своему особенному... Точно так же и мотивы у сторон нормативного договора лишь формально одни и те же, а по существу могут быть противоположны: каждая из сторон может ощущать потребность в той или иной норме по совершенно разным мотивам» [27].

Вместе с тем существующее различие между нормативными договорами и индивидуальными договорами (договорами-сделками) перекрывается различными правовыми результатами, такими как правовая норма и индивидуальное правовое установление, регулирующее конкретные правоотношения. Следовательно, в качестве источника нормативного регулирования выступает нормативный договор, а вот индивидуальный договор является источником так называемого поднормативного регулирования, так как нормативный договор, выступая оформлением выражения согласованных обособленных волеизъявлений субъектов правотворчества, направлен на установление и заключение правовых норм.

Выводы

Возникновение и последующее развитие единого государства в России непосредственным образом было связано с договорными процессами. Такие значительные исторические события, как преодоление феодальной раздробленности в XI-XV вв., присоединение новых земель в XVI-XVIII вв. к территории нашего государства, а также становление Советского государства, одновременно являлись и периодами в развитии нормативного договора как источника права в правовой системе России.

Нормативный договор является одним из весьма значимых источников права и универсальным регулятором практически всех общественных отношений, ускоренное развитие которых сопровождается нарастающими процессами глобализации и влечет возникновение различного рода проблем как внутригосударственного, так и международного характера. В этой связи именно договор является тем важнейшим и незаменимым инструментом, посредством которого наиболее успешно и эффективно происходит урегулирование как экономических, так и политических и других отношений.

Глава 2. Понятие и признаки нормативного договора

2.1. Воля и волеизъявление как необходимые условия заключения нормативного договора

Ключевым моментом существования как нормативного, так и любого другого договора выступает, прежде всего, согласованная воля участвующих в нем сторон, так как именно от волевых действий участников договора напрямую зависит правовой результат, определяемый правовыми последствиями в виде установления, изменения или прекращения взаимных прав и обязанностей сторон договора[28].

При этом важно подчеркнуть, что философский словарь определяет термин «воля» в качестве сознательной целеустремленности человека на выполнение тех или иных действий, уточняя при этом, что источник волевой деятельности человека выступает в виде объективного мира, предметно-практической деятельности человека, направленной на изменение мира и основанной на объективных законах природы[29].

Таким образом, воля является внутренним психическим моментом, недоступным для восприятия других лиц, в связи с чем представляется совершенно необходимым проявление воли, чтобы у посторонних лиц была возможность дать оценку ее наличности. Следовательно, основные элементы, которые формулируют договор как основание возникновения обязательства, – это воля и волеизъявление.

И. А. Покровский утверждает, что договор по своему назначению представляет собой способ регулирования отношений между частными лицами в соответствии с их индивидуальным интересом и потребностям. Следовательно, ведущая сила любого договора – это соглашение сторон, то есть их воля[30].

Наиболее полную картину сущности воли как одного из элементов любого договора дал Г. Ф. Шершеневич, поясняя, что, прежде всего, договор должен формироваться на соглашении, которое подразумевает существование согласованной воли нескольких его участников. Причем такое согласие должно заключаться не иначе как в соответствии, но не в однородности содержания воли сторон договора. Далее, Г. Ф. Шершеневич отмечал, что недостаточно существования согласованной воли двух или более лиц, так как соглашение предполагает под собой взаимное познание этой воли, в частности, усвоение одним участником содержания воли другого. При этом важно подчеркнуть, что до этого времени воля каждого лица является лишь субъективным состоянием, а потому лишена всякого юридического значения, в силу того, что право имеет дело только с объективным миром. Также Г. Ф. Шершеневич придает огромное значение содержанию воли сторон договора, утверждая, что оно должно иметь юридическую цель, а именно, воля всех участников договора должна быть направлена как на установление, так и на изменение или же на прекращение юридических отношений[31].

Характеризуя договор и его элементы, К. П. Победоносцев утверждает следующее: «Сущность договора состоит в том, что он совершается в минуту полного, сознательного, единовременного соглашения воли ... Контракт становится совершенным только в минуту окончательного, решительного соглашения двух воль, до этой минуты, стало быть, воля, с той и другой стороны изъявленная, есть односторонняя, условная воля[32].

По мнению Хейфеца Ф. С., внутренней частью волевого процесса в комплексе является: мотив, субъективное представление как о правовой цели договора, так и о соответствии требованиям норм права совершаемого участником действия. Таким намерением можно назвать внутреннюю волю, которая посредством выражения вовне становится понятной другим участникам и именуется волеизъявлением. Если волеизъявление отсутствует, то сама по себе воля субъекта не может никоим образом воздействовать на правоотношения сторон. Поэтому воля, не изъявленная вовне, не обладает юридическим значением[33].

Акцентируя свое внимание на воле и волеизъявлении, Д. И. Мейер считает самым общим определением действия проявление воли, которая является врожденной способностью человека, и воспринимается как что-то определенное, готовое, как сила, которая проявляется вовне. При этом воля может проявляться в одном сознании, но, тем не менее, такие ее проявления, ничем не проявившиеся вовне, не подлежат области права, так как невозможно связать те или иные юридические последствия с внутренними действиями человека по причине их незаметности для права[34].

По нашему мнению, Д. И. Мейер весьма убедительно раскрывает смысл изъявления воли или выражения воли, считая, что недостаточно одного лишь существования воли, так как область права охватывает только лишь внешние действия, которые подлежат внешнему определению; для нее необходимо не что иное, как выражение воли.

Отсюда очевидно, что большое значение для права имеет воля, которая составляет обязательную предпосылку возникновения права. Однако, являясь только внутренней волей лица, она не способна воздействовать на возникновение, изменение или прекращение правовых отношений. Для этого внутренняя воля должна стать известной другим участникам, поэтому ее необходимо проявить вовне. Следовательно, в таких элементах нормативного договора, как воля и волеизъявление, содержится вся сущность договора, и отсутствие любого из этих элементов автоматически означает отсутствие договора.

2.2. Признаки нормативного договора

Нормативный договор отличается рядом специфических, присущих только ему, особенностей и признаков.

В. В. Иванов считает универсальными такие признаки нормативного договора, как обособленность волеизъявлений сторон; согласованность; автономию волеизъявлений сторон, формальное равенство сторон; предполагаемое обязательное исполнение сторонами условий договора[35].

Нормативному договору, наряду с имеющимися у него универсальными признаками и чертами, по мнению М. Н. Марченко[36], присущи также и свои собственные, выделяющие его среди других договорных актов, особенные признаки.

Во-первых, нормативный договор, в отличие от всех иных разновидностей договорных актов, содержит такие правовые нормы, как правила общего и общеобязательного характера. Общий характер нормы, которая содержится в нормативном договоре, заключается в том, что ее многократно применяют и повторяют. А общеобязательный характер правовой нормы связан, в свою очередь, с государственным принуждением.

Во-вторых, нормативный договор, в отличие от индивидуальных договоров, может содержать в себе как нормы, так и принципы права.

В-третьих, нормативный договор, в отличие от других договорных актов, в соответствии со своей юридической природой и характером является актом правотворчества, но никак не актом правоприменения. К тому же он не может быть, равно как и любой другой договор, актом толкования. Нормативный договор является не только актом правотворчества, как и любой
другой нормативный правовой акт, а тем актом, который порождается таким особым видом договорного правотворчества, как «согласительное правотворчество»[37].

В-четвертых, нормативный договор, в отличие от других договорных актов, имеет преимущественно публичный характер. Такие публичные институты, как государство и его отдельные органы, а также межгосударственные образования, органы местного самоуправления, общественные объединения, чаще всего выступают в качестве субъектов вышеуказанного договора. Также, как известно, в нормативном договоре всегда закрепляется и проявляется не частная, а публичная, общая воля сторон, являющихся субъектами данного договора. И, в конечном итоге, главной целью заключения нормативного договора является цель публичная, суть которой состоит в наиболее адекватном выражении, а также в полном удовлетворении публичных интересов, то есть интересов сторон.

Договорная форма регулирования, даже, несмотря на то, что она имеет публичный характер, не всегда может, в силу того, что имеется относительное ограничение возможностей самостоятельной регуляции, стать заменой «общеправовой» формы регулирования общественных отношений, тем более что далеко не каждый договор публичного характера обладает теми соответствующими признаками, которые позволяют идентифицировать в качестве нормативного договора.

Нормативный договор есть соглашение (результат волевого согласования или волеизъявления, который основан на равенстве сторон и общности их интересов), содержащее в себе нормы права общего характера и направленное на достижение сторонами (как правило, субъектами правотворчества) желаемого результата.

Нормативные договоры, являясь неоценимыми регуляторами, имеют комплексный характер и охватывают в сфере своего регулирования достаточно широкий круг общественных отношений, где самостоятельно выступают в качестве нормативной основы. Нормативный договор, выступая в качестве важнейшего и незаменимого инструмента, способствует наиболее
успешному и эффективному урегулированию как экономических, политических, так и других отношений.

Заключение

Возникновение и последующее развитие единого государства в России непосредственным образом было связано с договорными процессами. Такие значительные исторические события, как преодоление феодальной раздробленности в XI-XV вв., присоединение новых земель в XVI-XVIII вв. к территории нашего государства, а также становление Советского государства, одновременно являлись и периодами в развитии нормативного договора как источника права в правовой системе России.

Нормативный договор является одним из весьма значимых источников права и универсальным регулятором практически всех общественных отношений, ускоренное развитие которых сопровождается нарастающими процессами глобализации и влечет возникновение различного рода проблем как внутригосударственного, так и международного характера. В этой связи именно договор является тем важнейшим и незаменимым инструментом, посредством которого наиболее успешно и эффективно происходит урегулирование как экономических, так и политических и других отношений.

Нормативный договор есть соглашение (результат волевого согласования или волеизъявления, который основан на равенстве сторон и общности их интересов), содержащее в себе нормы права общего характера и направленное на достижение сторонами (как правило, субъектами правотворчества) желаемого результата.

Нормативные договоры, являясь неоценимыми регуляторами, имеют комплексный характер и охватывают в сфере своего регулирования достаточно широкий круг общественных отношений, где самостоятельно выступают в качестве нормативной основы. Нормативный договор, выступая в качестве важнейшего и незаменимого инструмента, способствует наиболее
успешному и эффективному урегулированию как экономических, политических, так и других отношений.

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (с изм. и доп.).
  2. Александров Н. Г. К вопросу о роли договора в правовом регулировании общественных отношений// Ученые записки ВИЮН. - М., 1947.
  3. Аннерс Э. История европейского права. - М.: Наука, 1996.
  4. Беляев И. Д. История русского законодательства — СПб.: Лань, 1999.
  5. Бачинин В. А. Российская цивилизация // Энциклопедия философии и социологии права. - СПб., 2006.
  6. Болгова О. С. Особенности развития нормативного договора в истории российского права // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. СПб., 2009. № 97. С. 58.
  7. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону: Феникс. 1995.
  8. Еремян В. В. Местное самоуправление в России (XII—начало XX вв.): Учебное пособие. — М : Новый Юрист, 1998.
  9. Ермакова Е.А. Нормативный договор как форма права // Правовая политика и правовая жизнь. 2012. № 2. С. 111-116.
  10. Иванов В. В. К вопросу об общей теории договора // Государство и право. М, 2000. № 12. С. 73-79.
  11. Марченко М. П. Источники права. - М., 2013.
  12. Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 2 (по исправленному и дополненному 8-му изд. 1902 г.). - М., 1999.
  13. Ключевский. В. О. Сочинения. — М.: Мысль, 1987.
  14. Некрасова М. Е. Нормативный договор как источник права // лекция / М. Е. Некрасова ; Российская акад. гос. службы при Президенте Российской Федерации. Москва, 2010.
  15. Парфенова Т. А. Нормативный договор как источник российского права; история и современность : дисс... канд. юрид. наук. — Челябинск, 2005.
  16. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. В 3-х т. Под ред. В. А. Томсинова. - М., 2003.
  17. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. - М., 2001.
  18. Пушкарев, С.Г. Самоуправление и свобода в России. Древняя и Новгородская Русь // Городское управление. — 1999. — № 1. — С. 67—82.
  19. Садохина Н.Е. Нормативный договор как источник современного российского права // Правовая политика и правовая жизнь. 2009. № 3. С. 133-139.
  20. Салтыкова O. A. Зарождение древнерусского права // Российская юстиция. - 1997. - № 1. - С. 59-63.
  21. Сергеевич В. И. Древности русского права : в 3-х т. / В.И. Сергеевич; ред. В.А. Томсинов; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Юрид. фак. — М.: Зерцало, 2006.
  22. Тарановский Ф. В. Энциклопедия права : Учеб. пособие / Ф. В. Тарановский. - СПб.: «Лань», 2001.
  23. Тихомиров Ю. А. Договор как регулятор общественных отношений // Правоведение. 1990. №5. С. 29-30.
  24. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. - М., 1987.
  25. Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. - М.: Юрайт-М, 2001.
  26. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907). - М., 1995.
  1. Александров Н. Г. К вопросу о роли договора в правовом регулировании общественных отношений// Ученые записки ВИЮН. - М., 1947. С. 61.

  2. Сергеевич В. И. Древности русского права : в 3-х т. / В.И. Сергеевич; ред. В.А. Томсинов; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Юрид. фак. — М.: Зерцало, 2006. — С. 7.

  3. Тарановский Ф. В. Энциклопедия права : Учеб. пособие / Ф. В. Тарановский. - СПб. : Изд-во «Лань», 2001. — С. 89.

  4. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону : Феникс. 1995. — С. 81.

  5. Салтыкова O. A. Зарождение древнерусского права // Российская юстиция. - 1997. - № 1. - С. 59-63.

  6. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону : Феникс. 1995. — С. 113.

  7. Ключевский. В. О. Сочинения. — В 9-ти томах. — Т. 1: Курс русской истории. — М. : Мысль, 1987. — С. 192.

  8. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону : Феникс. 1995. — С. 113.

  9. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону : Феникс. 1995. — С. 114.

  10. Сергеевич В. И. Древности русского права : в 3-х т. / В.И. Сергеевич; ред. В.А. Томсинов; Моск. гос. ун-т им. М.В. Ломоносова. Юрид. фак. — М.: Зерцало, 2006. — С. 294.

  11. Беляев И. Д. История русского законодательства — СПб. : Изд-во «Лань», 1999. — С. 111.

  12. Парфенова Т. А. Нормативный договор как источник российского права; история и современность : дисс... канд. юрид. наук. — Челябинск, 2005. – С. 83.

  13. Парфенова Т. А. Нормативный договор как источник российского права; история и современность : дисс... канд. юрид. наук. — Челябинск, 2005. – С. 83.

  14. Парфенова Т. А. Нормативный договор как источник российского права; история и современность : дисс... канд. юрид. наук. — Челябинск, 2005. – С. 84.

  15. Еремян. В. В. Местное самоуправление в России (XII—начало XX вв.): Учебное пособие. — М : Новый Юрист, 1998. — 176 с.

  16. Пушкарев, С.Г. Самоуправление и свобода в России. Древняя и Новгородская Русь // Городское управление. — 1999. — № 1. — С. 67—82.

  17. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону : Феникс. 1995. — С. 113.

  18. Владимирский-Буданов М. Ф. Обзор истории русского права. — Ростов-на-Дону : Феникс. 1995. — С. 113.

  19. Тарановский Ф. В. Энциклопедия права. - СПб.: Лань, 2001. С. 189.

  20. Аннерс Э. История европейского права. - М.: Наука, 1996. С. 14

  21. Некрасова М. Е. Нормативный договор как источник права // лекция / М. Е. Некрасова ; Российская акад. гос. службы при Президенте Российской Федерации. Москва, 2010.

  22. Беляев И. Д. История русского законодательства. СПб, 1999. С.111

  23. Болгова О. С. Особенности развития нормативного договора в истории российского права // Известия РГПУ им. А. И. Герцена. СПб., 2009. № 97. С. 58.

  24. Бачинин В. А. Российская цивилизация // Энциклопедия философии и социологии права. СПб., 2006. С. 745-746.

  25. Тихомиров Ю. А. Договор как регулятор общественных отношений // Правоведение. 1990. №5. С. 29-30.

  26. Александров Н. Г. К вопросу о роли договора в правовом регулировании общественных отношений: Ученые записки ВИЮН. М., 1947. С. 61.

  27. Александров Н. Г. К вопросу о роли договора в правовом регулировании общественных отношений: Ученые записки ВИЮН. М., 1947. С. 61.

  28. Садохина Н.Е. Нормативный договор как источник современного российского права // Правовая политика и правовая жизнь. 2009. № 3. С. 133-139.

  29. Философский словарь / под ред. И. Т. Фролова. М., 1987. С. 73.

  30. Покровский И. А. Основные проблемы гражданского права. М.. 2001. С. 245

  31. Шершеневич Г. Ф. Учебник русского гражданского права (по изданию 1907). М..
    1995. С. 304.

  32. Победоносцев К. П. Курс гражданского права. В 3-х т. Под ред. В. А. Томсинова. М.. 2003. Т. 3. С. 2.

  33. Хейфец Ф. С. Недействительность сделок по российскому гражданскому праву. М.: Юрайт-М, 2001. С8.

  34. Мейер Д. И. Русское гражданское право. В 2-х ч. Ч. 2 (по исправленному и дополненному 8-му изд. 1902 г.). М., 1999. С. 46.

  35. Иванов В. В. К вопросу об общей теории договора // Государство и право. М, 2000. № 12. С. 73-79.

  36. Марченко М. П. Источники права. М., 2013. – С. 112.

  37. Ермакова Е.А. Нормативный договор как форма права // Правовая политика и правовая жизнь. 2012. № 2. С. 111-116.