Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Понятие и границы суверенитета государства, концепции суверенитета

Содержание:

Введение

Проблема государственного суверенитета до сих пор являлась одним из самых спорных прав, что напрямую связано с разнонаправленным процессом фрагментации и глобализации, происходящим в мире, и неоднозначной интерпретацией понятия «суверенитет».

Суверенитет в качестве правовой категории, его проблемы в сфере взаимоотношений с Российской Федерацией и ее субъектов, несомненно, обладают важным научным и практическим значением. Подобного рода утверждение основано на том, что в области федеративного строительства на сегодняшний день сохраняется целый ряд неразрешенных проблем, большая часть которых связана с существующей необходимостью совершенствования законодательства, выступающего регулятором взаимоотношений федерального центра и его региональных субъектов, в том числе и в указанном вопросе.

Государственный суверенитет занимает важное место не только в научной теории, но и во внутренних и международных отношениях. Несмотря на большое количество научных статей, многие вопросы суверенитета требуют дальнейшего рассмотрения, особое внимание следует уделять не только традиционным аспектам суверенитета, но и учитывать его политические и правовые рамки.

В настоящее время споры относительно понятия и сущности
государственного суверенитета являются чрезвычайно актуальными, учитывая события, происходящие в современном мире. К числу таких событий можно с уверенностью отнести глобализационные процессы, здесь речь идет не только об экономической интеграции, но и о важно в мировом масштабе политической взаимосвязи.

Таким образом, можно отметить, что выбранная тема курсовой работы является актуальной.

Цель работы – исследование понятия и границ суверенитета государства.

Для достижения поставленной цели необходимо решить следующие задачи:

1.Изучить понятие и основные черты суверенитета;

2.Рассмотреть концепции суверенитета;

3.Охарактеризовать особенности суверенитета субъектов Российской Федерации;

4.Проанализировать проблемы обеспечения суверенитета Российской Федерации.

Объект исследования – суверенитет государства.

Предмет исследования – понятие и границы суверенитета государства.

В работе используется сравнительно-правовой метод исследования, а также исторический.

При написании курсовой работы использовались материалы исследований следующих авторов: Аксенов И.С., Баглай М.В., Бардеев К.А., Бредихин А.Л., Володин Н.В., Глухих Н.В., Добрынин Н.Д., Журов С.В., Забкова Я.Д., Ишембитова Э.А., Казанник А.И., Карнаушенко Л.В., Кокотов А.Н., Лейст Э.О., Лубков С.А., Мартова Е.А., Машков В.А., Паулов П.А., Перепелкина О.А., Пиголкин А.С., Стариков Н., Степанова Н.Н., Худайбергенов А.А., Черняк Л.Ю., Чиркин. В.Е. и др.

Курсовая работа состоит из введения, двух глав, заключения и списка использованных источников.

В первой главе курсовой работы исследованы понятие и сущность суверенитета государства. Во второй главе изучены особенности суверенитета Российской Федерации.

1.Понятие и сущность суверенитета государства

1.1.Понятие и основные черты суверенитета

Чтобы понять суверенитет государства и использование этой концепции в юридической практике, необходимо, в первую очередь, понять концепцию «государства»[1].

Н. Володин определяет государство, как организацию, которая имеет специальный контрольный прибор, который обычно является обязательным для всех людей с правами и высшей политической властью во всей стране.

Главной целью государства, по его мнению, является управление обществом. Эффективность государственного управления зависит, прежде всего, от качества внутренней и внешней политики. Для этих внешних и внутренних дел государство нуждается в суверенитете, который выступает в качестве гарантии освобождения[2].

Суверенитет имеет особенности проявления в состоянии, в котором этот атрибут необходим в единстве политического содержания, состоящий в возможности высшей государственной власти самостоятельно создавать и осуществлять свою волю или юридическую форму, то есть свойства суверенитета закрепления в структуре правовой системы и компетенции государственных органов.

Так А.Л. Бредихин выделяет следующие основные черты суверенитета:

- возможность того, что верховный держатель власти самостоятельно определяет и реализует свою волю. Это означает, что обладатель суверенной власти имеет право издавать приказы на основе чисто личных интересов;

- высший орган должен осуществляться без внешних ограничений, то есть другие суверенные субъекты не имеют права влиять или иным образом
вмешиваться в политические и правовые процессы этого государства;

- высший орган должен иметь свои собственные институты, с помощью которых он будет осуществлять свою власть;

- все решения, принятые субъектом, обеспечивающим суверенитет, должны быть выражены в правовых нормах[3].

Государство осуществляет высшую власть в обществе в пределах собственных границ.

Другие государства не вправе вмешиваться во внутренние дела суверенного государства.

Государство располагает суверенитетом независимо от величины территории, численности населения, политического режима[4].

Следует отметить, что верховенство государственной власти предполагает следующее:

- безусловное распространение этой власти на население и все социальные структуры общества;

- монопольную возможность применения таких средств воздействия, которыми не располагают другие субъекты политики (принуждение, силовые методы);

- осуществление властных полномочий в специфических формах, прежде всего, юридических (правотворческой, правоприменительной, правоохранительной);

- прерогативу государства отменять, признавать ничтожными акты других субъектов политики, если они не соответствуют установлениям государства[5].

Государственный суверенитет включает следующие основополагающие принципы:

- единство и неделимость территории;

- неприкосновенность территориальных границ;

- невмешательство во внутренние дела[6].

Суверенитет государства имеет экономические, политические и правовые аспекты.

Экономической основой суверенитета служит владение территорией, определенной собственностью, культурным достоянием и т.д.

Политическая основа суверенитета – существование стабильного, сложившегося государства, наличие достаточно развитой политической организации власти.

Правовой основой суверенитета являются конституции (основные законы), законодательство, декларации, общепризнанные принципы международного права, фиксирующие равенство государств, их территориальную целостность, невмешательство во внутренние и внешние дела и прочее[7].

Принцип суверенитета, как в теории, так и на практике взаимоотношений в России между федеральным центром и её субъектами является одним из наиболее сложных вопросов.

В советский период политико-правовая наука выделяла три элемента, входивших в единое понятие суверенитета:

- государственный суверенитет;

- национальный суверенитет;

- суверенитет народа.

На сегодняшний день наука придерживается той же точки зрения. Из вышесказанного следует, что для понимания сущности проблемы существует необходимость разграничения этих взаимосвязанных элементов[8].

Юридическая наука предполагает рассмотрение государственного суверенитета в его неразрывной связи с суверенитетом народа. Как отмечают ряд ученых-правоведов, эти понятия взаимно дополняют друг друга.

Являясь единственным источником власти, народ осуществляет ее, как в непосредственной форме, так и путем делегирования своих полномочий органам государственной власти. В этом и заключается сущность его суверенитета[9].

Народ является носителем сущности государственности, её основой, и данная взаимосвязь отражается в теории народного суверенитета. Но нельзя считать неверным и обратное утверждение: народ способен реализовать свой суверенитет лишь в том случае, когда он организует государство. В советский период правовая наука рассматривала государственную власть, как выражение своей воли господствующим классом[10].

На основе этого факта В.С. Швецов предполагал, что централизация власти была обуславливается наличием единого субъекта власти. Из этого следует, что положение государственной власти в качестве доминирующего политического и социального фактора, исключает собой существование в данном конкретном обществе другой власти, другой силы, помимо власти и силы непосредственно господствующего класса[11].

На сегодняшний день данное понимание суверенитета является неприемлемым, так как противоречит понятию суверенитета народа. Государственная власть возникает в процессе реализации народом своих суверенных прав и наделяется полномочиями в рамках, определяемых народом на основании демократических процедур.

В данном случае важнейшую проблему составляет вопрос соотношения такого понятия как «суверенитет», с государственной властью, ее носителями.

Авторы сборника «Проблемы суверенитета в Российской Федерации» считают, что суверенной государственную власть можно назвать только условно, только потому, что она выражает суверенность государства во всех случаях, за исключением прямого народного волеизъявления[12]. Из этого следует, что суверенитетом обладает не определенный государственный орган, их система, а само суверенное государство[13].

Следовательно, проведённый анализ связанных между собой понятий «государственного суверенитета» и «суверенитета народа» демонстрирует, что народный суверенитет обладает доминирующим положением относительно суверенитета государства. Полученный вывод основан на содержании исследованных понятий.

Суверенитет народа есть его неотъемлемое право являться носителем верховной государственной власти, который самостоятельно определяет свою судьбу. Государственный суверенитет происходит из этого положения и является его источником.

Тем не менее, суверенитет народа и государственный суверенитет являют собой взаимосвязанные категории, существование в отдельности не представляется возможным.

Нельзя не отметить, что наибольшей проблематичностью трех видов суверенитета обладает национальный суверенитет.

На сегодня не существует четких способов раскрыть понятие «национального суверенитета», и современная наука выделяет два разных способа к определению данного понятия. Первый, именуемый общегражданским подходом, приравнивает сущность национального суверенитета с народным и государственным.

Второй подход, этнический, расценивает и определяет национальный суверенитет как своего рода этническое явление, включающее в себя возможность коренных наций использовать право на самоопределение и самосохранение, подразумевающее выбор политического устройства[14].

На основе этого национальный суверенитет можно трактовать как «сецессию», под которой понимается возможность использовать юридически закрепленное право выхода определенной нации и ее территории из состава государства. В таком случае понятие национального суверенитета прямо противопоставляется государственному и народному суверенитету.

Такого рода способы решения национального вопроса только сильнее размывают границы предметов ведения Федерации и её субъектов, разрушают её структуру и не могут способствовать совершенствованию федеративных отношений.

Из этого понятия следует то, что отдельные нации являются независимыми в рамках одного государства, а это прямо противоречит основным принципам функционирования и развития федерализма[15].

Исследование процесса становления федеративных отношений в России дает четко понять, что нашему государству не удалось окончательно решить проблемы, связанные с суверенитетом, и аспектами его принадлежности[16].

Главенствующими здесь являются основные положения Конституции РФ, которые на законодательном уровне закрепили исходные начала в виде принципов построения государственности.

Согласно положениям, закрепленным в ст. 3 Конституции Российской Федерации, единственный источник власти в России - её многонациональный народ, носитель суверенитета, осуществляющий свои властные полномочия непосредственно, а также путем делегирования их части органам государственной власти и местного самоуправления; высшим выражением власти которого являются референдум и свободные выборы[17].

Следовательно, многонациональный народ Российской Федерации, реализует свой суверенитет посредством наделения полномочиями органов государственной власти, путем проведения референдума и свободных выборов, а государственный суверенитет, в свою очередь, являет себя производным от суверенитета народа[18].

На основании ч. 1 ст. 4 Конституции, суверенитет распространяется на всю территорию Российской Федерации. Это нормативно закрепленное положение означает, что территория государства есть пространственный предел государственной власти в Российском государстве. В ст. 15 Конституции Российской Федерации содержится положение, которое закрепляет прямое действие и высшую юридическую силу Конституции, её применение по всей территории Российской Федерации[19]. Любые нормативно-правовые акты, ныне существующие и принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить высшему законодательному акту страны - Конституции.

На основе данного, юридически закрепленного положения существует прямое требование полного соответствия Конституции Российской Федерации и федеральному законодательству всех правовых актов, принимаемых на территории Российской Федерации[20]. При обнаружении несоответствий акты, в установленном законом порядке, признаются недействительными, или же необходимости к приведению в соответствие.

На наш взгляд, рассуждая о содержании понятия суверенитета, следует придерживаться мнения, подразумевающего обладание суверенитетом только федеральной государственной властью. Подобный вывод подтверждается анализом процесса становления и развития федеративных отношений на территории Российского государства.

1.2.Концепции суверенитета

Жан Боден впервые в истории политической и правовой мысли сформулировал и широко обосновал понятие суверенитета как неотъемлемую черту государства: «Суверенитет - это абсолютная и постоянная власть государства ... Абсолютная, не связанная никакими законами, власть над гражданами и субъектами ...». «Сила государства постоянна и абсолютна, это высшая и независимая власть, как в стране, так и в отношениях с иностранными державами». Бог и законы природы находятся выше держателя суверенной власти"[21].

Доктрины, которые оправдывают юридический характер суверенитета в федеративном государстве, основаны на конкретных подходах к пониманию характера отношений между федерацией и ее субъектами[22]. Оригинальность подходов к этой проблеме выражается в теориях разделенного суверенитета (делимости суверенитета), независимых государств, так называемой теории разделения, теории участия и теории остаточного суверенитета.

Теория разделенного суверенитета представляет собой доктрину,
вытекающую из того факта, что в федеративном государстве суверенная
власть в равной степени осуществляется как федерацией, так и ее избирателями (субъектами). Поэтому суверенитет принадлежит как федерации, так и субъектам: каждому в своей сфере[23].

Идея теории разделенного суверенитета (делимости суверенитета) была подтверждена в конце XVIII века. Авторы американской конституции А. Гамильтон, Д. Мэдисон, А. Токвиль. Подобно теории разделенного суверенитета, дуалистической теории, подтвержденной российским государственным
ученым в начале 20-го века А. Ященко («Теория федерализма»), согласно этой теории в федеративном государстве, центральные и местные власти не соседствуют друг с другом.

В то же время необходимо различать полномочия субъектов Федерации, которые не имеют полного государственного суверенитета, но участвуют в создании единого суверенитета; центральный орган союза, который также не обладает полным государственным суверенитетом, но также участвует в создании единого суверенитета; и, наконец, государственная власть, представляющая федеративное государство в целом[24]. Эта последняя власть суверенная и состоит из согласованного решения местных и центральных властей.

Сепаративная теория предполагает, что суверенитет федерации или ее субъектов возможен в федеральной ассоциации государств. В первом случае, согласно этой теории, суверенное государство является федерацией в целом, а ее субъекты - государства-члены - теряют суверенитет и представляют собой политические организации, созданные для достижения конкретных целей[25].

Во втором - федеральное государство, возникшее из договора -
неправомерно подчиняется воле создавших его государств. Данная теория возникла в XIX в. в противовес теории делимости суверенитета. Проявления сепаративной теории (ее можно было бы назвать теорией ограниченного суверенитета, поскольку ее основная идея – в признании неполного, ограниченного волей субъектов суверенитета федерации) имеют место в практике современного российского федерализма[26].

В частности, популяризация регионального суверенитета наблюдалась в 1990- 1992 гг., когда не только национальные, но и территориальные образования - составные части РСФСР провозглашали собственный "государственный" суверенитет.

После принятия Конституции РФ попытка ограничить суверенитет субъектов Федерации в той или иной форме сформулировала конституцию республиканский суверенитет республики: назначение республики суверенного государства и всевозможное продление государственного суверенитета республики; консолидация для создания конфедеративного типа связи, а также право приостановить односторонние действия с федеральным законодательством, таким образом, право подлежит ратификации федеральными законами; стремление многих субъектов, вопреки федеральной конституции, определять свой статус только в персонализированной форме путем заключения соглашения с федеральными органами власти[27].

Теория остаточного суверенитета, основанная на признании субъектов
Федерации всей государственной власти, подлежащей исключительной
компетенции и субъектов совместной компетенции Федерации и ее субъектов. Выбор этого варианта важен для взаимоотношений российского федерализма и понимания - на территории Федерации не может быть «другого» неограниченного суверенитета, субъекты Федерации, называющие себя самими, могут рассматриваться только как имеющие остаточный суверенитет. В соответствии с Конституцией (ст. 73) субъектам была предоставлена «вся полная государственная власть», но только после вычета юрисдикции Федерации и ее субъектов. Суверенные права, переданные Федерации, не могут быть возвращены в одностороннем порядке на конституционной основе[28].

Универсальность концепции «суверенитета» позволяет автономии, федеральным органам и органам местного самоуправления подавать заявку на участие и говорить об ограничении суверенитета государства[29]. Как правило, в этом случае государственный суверенитет определяется либо как компетенция, либо представляется в качестве основы для передачи дополнительных подразделений компетенций и полномочий в рамках их реализации на местный уровень.

Контрактная практика 1990-х гг. и асимметричный характер РФ позволили предоставить дополнительные права и привилегии субъектам Федерации. Эта практика привела к увеличению асимметрии, увеличению неравного положения субъектов РФ.

Процесс политизации термина «суверенитет» вызвал вопросы правомерной и неправомерной сецессии (оправдывая требование части территории одного государства к самоопределению и признавая возможность осуществления права на выход), что фактически означало бы единство экономического пространства и территориальной целостности государства[30].

В то же время теоретически «право на суверенитет» определенных частей государства или национальности оправдано правом на самоопределение, национальным суверенитетом.

Поэтому, кажется, что следует различать эти понятия и говорить о возможности реализации права на самоопределение наций внутри одного государства. У России уже были политические последствия идентификации двух разных категорий: «государственного суверенитета» и «национального суверенитета»[31].

С точки зрения Конституции Чеченской Республики (1992 г.), война в Чечне - это не выход (сецессия) из состава Федерации, а защита независимого государства, имеющего в соответствии с Конституцией республики и собственные Вооруженные силы (ст. 56). После выхода Постановления Конституционного Суда РФ от 7 июня 2000 г. № 10-П[32], который подтвердил, что суверенитет принадлежит РФ и инициировал вывод республиками из своих конституций положений, касающихся суверенитета, в 2003 году принял действующую Конституцию Чеченской Республики.

Статья 1 настоящей Конституции предусматривает: "Суверенитет Чеченской Республики выражается в обладании всей полнотой власти (законодательной, исполнительной, судебной) вне пределов ведения РФ и полномочий по предметам ведения РФ и Чеченской Республики...", это ее "неотъемлемое качественное состояние".

Понятие «суверенитет» используется снова. Как действительно указывает В.Е. Чиркин, неточности в использовании языка могут привести к негативным последствиям, поэтому в категории «суверенитет» следует действовать осторожно[33].

Такое положение субъектов РФ, по-видимому, связано с наличием их статуса «государств». Согласно ст. 5 Конституции РФ имеют право на самоопределение, но «в» составе Федерации. Этот предлог «в» очень важен. В настоящее время соответствующие положения основных нормативных актов субъектов РФ в этой части соответствуют Конституции РФ.

Необходимо согласиться с мнением Н.В. Володина «В то же время все республики в РФ, за исключением Республики Калмыкия, Республики Хакасия и Республики Алтай, объявляются государством». Как и в случае с суверенитетом, использование термина «государство» в отношении субъектов Федерации является неправильным.

Статус государства предполагает существование суверенитета, а конституционные положения государственных республик, которые имеют обязательную государственность, противоречат принципу единства государства, а во-вторых, не соответствуют принципу равенства субъектов РФ, как и других субъектов РФ, кроме республик»[34].

Еще один пример (в международной плоскости) – вооруженный конфликт Грузии с Южной Осетией и Абхазией в августе 2008 г., которые показали, что государственный суверенитет и его проявления имеет реальное значение. Фактически произошло столкновение двух суверенитетов - формального суверенитета Грузии и истинного политического суверенитета Южной Осетии и Абхазии.

Необходимо согласиться с исследователями (например, Д. М. Худолеем, А. Л. Бредихиным, Л. Ю. Черняк), которые предлагают создание единой концепции суверенитета с развитием современной политической системы и государственных правовых институтов в современном обществе.

В этом случае построение этого понятия должно быть таким, чтобы его реализация не способствовала беспорядочному сепаратизму (борьба за самоопределение территории вплоть до создания независимого государства) и нарушению суверенитета государства. Поэтому, на наш взгляд, анализ нынешнего состояния и характеристик государственного суверенитета РФ на сегодняшний день очень важен.

Вопрос о существовании государственного суверенитета субъектов РФ
решается однозначно - у субъектов Федерации его нет.

Как подмечает А.Н. Кокотов, «если мы признаем суверенное федеральное государство России, необходимо отрицать наличие государственного суверенитета у ее субъектов. Если мы признаем суверенитет Федерации (в частности, республику), это конфедеративные отношения"[35].

По мнению Д.М. Худолея, субъекты, без государственного суверенитета, все еще имеет свои элементы.

Проблема заключается в неточных определениях и неоднозначной интерпретации этих правовых категорий. Изменения во взаимодействии РФ с ее субъектами, а также установление нового мирового порядка требуют пересмотра концепции суверенитета[36].

Исходя из Конституционного Суда РФ в п. 2.1 Постановления № 10-П[37] от 7 июня 2000 г., суверенитет предполагает независимость государственной власти, полноту законодательной, исполнительной и судебной власти государства на своей территории, а также независимость в международной коммуникации. Это определение суверенитета практически не отличается от общепринятого понимания современной науки о теории государства и права.

Но затем Конституционный суд РФ сделал вывод, который неоднозначно оценивается отдельными учеными[38], а именно: носителем государственного суверенитета является многонациональная нация РФ, поэтому субъекты Федерации не имеют суверенитета.

Термин «республика» как составная часть РФ, в соответствии с Конституционным судом РФ, является условным и отражает исторические особенности, но никоим образом не указывает на возможность другого суверенитета в федеративном государстве, за исключением суверенитета самого федерального государства.

Отсутствие суверенитета среди субъектов РФ, в том числе республик, подтверждается положениями ч. 4 ст. 15 и ст. 79 Конституции РФ, из которой, по-видимому, только РФ может делегировать свои полномочия межправительственным ассоциациям в соответствии с международным соглашением[39]. Поэтому возникает вопрос о «разбавлении» концепции государственного суверенитета изнутри.

А.С. Пиголкин подчеркивает некоторые специфические факторы суверенитета, характерные только для РФ. Первый фактор - слабо развитая политическая система, в которой существующие политические отношения не полностью соответствуют институционализированному конституционному порядку.

Исходя из политической и правовой сущности суверенитета, это приводит к нарушению формы и содержания суверенитета. Второй фактор - федеральная модель суверенитета, основанная на единстве суверенитета РФ в конституционном определении республик в России как государства. Формальное понимание государственного суверенитета, не опираясь на политическую основу, позволяет признать суверенные национальные республики в РФ, что неприемлемо и невыгодно для России. Третий фактор - незавершенный процесс создания государственной идеологии[40].

Мыслители прошлого и настоящего предложили множество определений понятия суверенитета, которое в некоторых случаях противоречиво, что неприемлемо. Ввиду вышеизложенного необходимо ввести концепцию универсального авторитета, которая могла бы использоваться всеми предыдущими определениями суверенитета и помогла бы разрешить споры в этом вопросе.

Необходимо согласиться с мнением Л.Ю. Черняк[41] о том, что государственный суверенитет следует рассматривать на основе дуалистического подхода к понятию государства как неотъемлемого владения государством в широком и узком смысле.

Это означает, что если принять во внимание суверенитет государства в широком смысле (как специально организованное общество), то он выступает в качестве «юридического символа» существования государства[42]. В этом случае суверенитет представлен в аспекте территориальной целостности и политической независимости страны.

Таким образом, отметим, что государственный суверенитет – это присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях. И если принять во внимание суверенитет государства в узком смысле (как политическую организацию, выраженную вне государственных органов власти), это показатель того, что государственная власть является самой главной в государстве.

2.Особенности суверенитета Российской Федерации

2.1.Суверенитет субъектов Российской Федерации

Одним из наиболее сложных и дискуссионных вопросов в теории и практике взаимоотношений Российской Федерации (далее РФ) и субъектов РФ является вопрос принципа суверенитета[43].

Суверенитет в качестве правовой категории, его проблемы в сфере взаимоотношений с Российской Федерацией и ее субъектов, несомненно, обладают важным научным и практическим значением.

Подобного рода утверждение основано на том, что в области федеративного строительства на сегодняшний день сохраняется целый ряд неразрешенных проблем, большая часть которых связана с существующей необходимостью совершенствования законодательства, выступающего регулятором взаимоотношений федерального центра и его региональных субъектов, в том числе и в указанном вопросе.

Принцип суверенитета, как в теории, так и на практике взаимоотношений в России между федеральным центром и её субъектами является одним из наиболее сложных вопросов[44].

В ст. 4 Конституции Российской Федерации, закреплено положение о том, что «суверенитет Российской Федерации распространяется на всю её территорию», а «носителем суверенитета и единственным источником власти в РФ является ее многонациональный народ»[45].

Как разъяснил Конституционный Суд РФ, исходя из совокупного толкования положения Основного закона, суверенитет – есть необходимый признак России как государства, предполагающий собой одновременно самостоятельность, независимость и верховенство государственной власти во всех её проявлениях[46].

Россия, согласно Конституции, является федеративным государством, что предполагает наличие в его составе территориальных субъектов, обладающих рядом властных полномочий.

Вопросы о том, насколько широкий объем полномочий может Российская Федерация передать своим субъектам, и возможно ли в принципе существование суверенитета у субъекта федерации, являются одними из наиболее обсуждаемых в кругу российских специалистов в области публичного права. Россия, являясь опасной формой государственного устройства, но при верном построении государственного аппарата и позиции власти, а также при наличии реального местного самоуправления в системе публичной власти представляется наиболее приемлемой и эффективной[47].

В связи с этим возникает вопрос, что такое суверенитет и кто может обладать государственным суверенитетом? Само слово суверенитет означает верховенство и независимость власти. Также, данный термин закреплен в нормативно правовых актах и договорах, однако ни в одних, ни в других полностью не раскрывается.

В соответствии с ч. 1 ст. 5 Конституции, все субъекты РФ являются равноправными, вне зависимости от типа единицы территориального деления (край, область, республика, и др.).

Однако ч. 2 ст. 5 Конституции недвусмысленно указывает на то, что республики являются по своей сути государствами, каждое из которых имеет свою конституцию.

Ряд правоведов, основываясь на данном конституционном положении, выступают с позицией, что республики, входящие в состав Российской Федерации, обладают собственным суверенитетом и выступают в качестве его носителя[48].

В свою очередь, другие авторы в своих исследованиях заявляют о том, что суверенитета внутри суверенитета быть не может. Так, М.В. Баглай считает, что наличие суверенных республик внутри федерации противоречит самой идее федерализма, и потому субъекты федерации не могут обладать собственным суверенитетом[49].

Однако анализ конституционных актов отдельных субъектов Российской Федерации говорит об обратном. Так, например Конституции Республики Коми, Республики Башкортостан и Республики Бурятия, предусматривают, что они являются демократически правовыми государствами, обладающие всей полнотой государственной власти вне пределов исключительного ведения и полномочий РФ по вопросам совместного ведения РФ и ее субъектов. Термин «суверенитет» хоть и не употребляется в данных Конституциях, но подразумевается[50].

В свою очередь, уставы областей, краев и других единиц территориального устройства Российской Федерации, в отличие от конституций республик, не содержат положений о признании таких субъектов федерации государствами и носителями суверенитета.

Именно это обстоятельство и выступило в качестве причины для обширных научных дискуссий: конституционное положение о равноправии субъектов федерации вступает в противоречие с положением о статусе республик[51]. И это, с позиции основополагающей идеи государственного устройства – федерализма, объяснить действительно сложно.

Казалось бы, окончательное разрешение существующей проблемы установил в своих актах Конституционный Суд РФ: в ранее цитируемом Постановлении от 07.06.2000 № 10-П, суд подчеркнул, что использование в ст. 5 Конституции РФ понятий «государство» и «республика» лишь отражает объективно сложившиеся в силу национальных и исторических причин особенности таких субъектов федерации, а суверенитет может принадлежать только Российской Федерации.

И всё же, несмотря на цитируемое постановление, действующие в настоящий день редакции конституционных актов республик говорят об ином: суверенитет отдельных субъектов РФ де-юре существует.

В связи с этим, наличествующая проблема представляется до сих пор нерешенной, в то время как её актуальность и важность являются очевидными: в условиях федеративного устройства, вопросы целостности государства тесно связаны с наличием у всех его субъектов равных прав и равных возможностей, напрямую вытекающих из правового статуса. Это – поистине гарант существования государства в долгосрочной перспективе[52].

Термин «суверенитет субъектов Российской Федерации» довольно продолжительное время обладал широким распространением, будь то научная литература, или юридические документы. Основанием послужило существование внутренних противоречий в ч. 1 и ч. 2 ст. 5 Конституции[53].

Действительно, согласно ч. 1 ст. 5 Конституции все региональные субъекты, будто то республика, край, область, город федерального значения, автономная область или автономный округ - все они являют собой юридические равноправные субъекты Российской Федерации. Но ч. 2 ст. 5 Конституции именует республики не иначе как государствами, обладающие своими конституциями[54].

Подобное положение политико-правовая среда трактует как наличие у республик собственного государственного суверенитета. Суверенитет в суверенитете - прямо противоположные понятия.

При процессе присоединения одного государства к составу другого существуют неизбежная потеря суверенитета. В научно-правовой среде существуют мнения, что региональные субъекты, обладая широким спектром полномочий, не могут являться суверенными, поскольку такое положение прямо противоречит основополагающим принципам федерализма. Ряд республик, начиная с 1993 года, включали в свои конституции положения о суверенитете.

Положения конституции Республики Татарстан закрепляли, что она выступает как субъект международного права и отдельное государство, обладающее собственным суверенитетом. Тезис о суверенитете республик усиливал уже имевшиеся после распада Советского государства явные стремления к сепаратизму.

Обладал абсурдным и опасным характером призыв Б.Н. Ельцина пользоваться возможностью самонаделения субъектами суверенитетом в настолько максимальных объемах, насколько это возможно, что в последующем поставило российскую государственную действительность в затруднительное положение, и грозило её реальным распадом[55].

В связи с этим В.Е. Чиркин заметил, что термин «суверенитет» имеет определенный смысл и растягивать его до неузнаваемости нельзя, глотая столько, сколько можно проглотить[56].

Конечную точку в решении существующей «проблемы суверенитетов» в своих решениях установил Конституционный Суд Российской Федерации.

В Постановлении Конституционного суда Российской Федерации от 7 июня 2000 года[57] установлено, что высший нормативно-правовой акт России, не предполагает существования иных источников власти и носителей суверенитета, кроме как многонационального народа России, и, вследствие чего, не допускает возможности существования, кроме суверенитета Российской федерации, иных форм государственного суверенитета.

Изначально принадлежащий Российскому государству суверенитет не предполагает суверенности региональных образований Российской Федерации.

Далее, в Определении от 27 июня 2000 года, Конституционный Суд отметил, что понятие, использованное в ч.2 ст.5 Конституции Российской Федерации - «республика (государство) не означает признание суверенитета этих субъектов РФ, но отражает особенности их конституционно-правового статуса, основанные на факторах исторического, национального и иного характера»[58].

Становится очевидным то, что в государстве невозможно сочетание двух уровней власти, каждый из которых может быть наделен верховенством, и, следовательно, не могут сосуществовать противоречащие друг другу суверенитеты федерации и субъектов федерации.

2.2.Проблемы обеспечения суверенитета Российской Федерации

В современном мире, характеризующемся возрастанием взаимозависимости государств через глобальную инфраструктуру и единое правовое пространство, актуализируется вопрос о государственном суверенитете как явлении, переживающем серьезные парадигматические сдвиги[59].

Государственный суверенитет - это неотчуждаемое юридическое качество независимого государства:

- символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права;

- необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства;

- возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма;

- обусловленное правовым равенством независимых государств;

- лежащее в основе современного международного права[60].

Государственный суверенитет выражается в верховенстве и единстве государственной власти, что означает высшее значение конституции и других законов, издаваемых центром на всей территории государства, а также в наличии единого органа или системы органов, составляющих в своей совокупности высшую государственную власть.

Юридические признаки единства государственной власти заключается в том, что совокупная компетенция системы органов, составляющих высшую государственную власть, охватывает все полномочия, необходимые для осуществления функций государства, а различные органы, принадлежащие к этой системе, не могут предписывать одним и тем же субъектам при одних и тех же обстоятельствах взаимоисключающие правила поведения[61]. Об этом говорят ст.4 и ст.11 Конституции Российской Федерации[62].

Любое событие или процесс, которые ведут к масштабной гибели людей, уменьшению шансов на выживание, по мнению ООН, надламывают политические устои государства как базовые элементы международной системы и представляют собой угрозу международной безопасности. И в связи с этим ООН выделяет следующие основные виды угроз: угрозы экономического и социального характера, такие как нищета, инфекционные болезни, экологическая трансформация; угрозы транснациональных разногласий; угрозы национальных разногласий, такие как гражданская война и геноцид; угрозы ядерного, химического, биологического и радиологического орудия; угрозы террористической направленности, включая международную преступность[63].

Все перечисленные угрозы, выделяемые международным сообществом как следствие массового характера, позволяют сделать вывод, что они по объему затрагивают стороны общественной жизни, и для предотвращения, пресечения и ликвидации опасности глобального характера, нужно взаимодействовать друг с другом. Поэтому происходящие в огромном масштабе процессы прямо или косвенно действуют на все стороны общественной жизни людей, которые относят себя к определенному суверенному государству.

В.В. Путин на конференции «Валдай», объяснял, что многие механизмы обеспечения мирного порядка сложились достаточно давно, а в частности после Великой Отечественной Войны. Прочность системы формируется не только на балансе сил и на праве победителей, но и на уважении и стремлении договорится. Большое значение имеет то, что эта система развивалась и при всех минусах способствовала если не решению, то хотя бы сдерживанию существующих мировых проблем. Говоря о задачах, которые стоят перед национальными государствами, таких как сохранение своего суверенитета и национального единства в стремительно меняющемся мире, он отмечал результат дисбаланса на транснациональном уровне. Он говорил, что начался период разночтений и умолчаний в мировой политике, и что под давлением правового скептицизма шаг за шагом сдавало свои позиции международное право.

Объективность и справедливость приносилась в жертву политической целесообразности. Юридические нормы подменялись произвольным толкованием и пристрастными оценками. А тотальный контроль над глобальными средствами массовой информации давал право при желании белое выдавать за черное, а черное за белое[64]. Сегодня же мы подвержены влиянию информационно – коммуникативных технологий и сервисов, что неправильно, т.к. именно влияние СМИ искажает действительные факты и тем самым подрывает устойчивость национальной системы и вызывает недоверие народа своему государству.

Следовательно, в связи с тем, что одни страны преобладают над другими, происходит процесс навязывания своих интересов, и мнение одного государства выдается за мнение всего мирового сообщества. А само понятие национальный суверенитет для большинства государств становится относительной величиной[65].

Тем самым, национальные интересы России представляют собой публичные интересы, где главным источником их фиксации в наиболее обобщенном и емком выражении выступают Конституция РФ и нормы конституционного права.

Таким образом, В.В. Путин верно отметил, что Россия свой выбор сделала, ее приоритеты – это дальнейшее совершенствование институтов демократии и открытой экономики, ускоренное внутреннее развитие с учетом всех позитивных современных тенденций в мире и объединение общества на основе традиционных ценностей и патриотизма. У РФ интеграционная, позитивная, мирная повестка дня, она активно работает с коллегами по Евразийскому экономическому союзу, Шанхайской организации сотрудничества, БРИКС и с другими партнерами. Эта повестка направлена на развитие связей между государствами, а не на их разъединение. Российская Федерация не собирается ставить какие-либо преграды и втягиваться в обмен ударами. Россия, не пытается восстановить какую-то свою империю, не покушается на суверенитет своих соседей, она не требует какого-либо особого, исключительного места в мире. Уважая интересы других, мы хотим, чтобы наши интересы учитывали, и нашу позицию уважали[66].

Как видим, сказанное означает не только необходимость соблюдения и реализации национальных интересов России, но и подразумевает, в том числе, дальнейшее укрепление интегративной роли конституционного права как ключевой, системообразующей отрасли российского права и вообще российской правовой тенденции. А главное - это то, что Россия, ее правовая система в целом и лежащая в ее основании отрасль конституционного права в своем дальнейшем развитии ориентированы как на поддержание, так и на укрепление общепризнанных принципов и норм международно-правовой координации и национальных интересов всех суверенных государств[67].

Хочется отметить, что события 2014 г., которые связаны с принятием в состав Российской Федерации бывшей украинской Автономной Республики Крым в статусе субъектов Федерации - Республики Крым и города федерального значения Севастополя являются ничем иным как волеизъявлением народа при проведении голосования. Но опять, же из-за воздействия западной прессы и давления других государств извне, данный шаг трактуется как насильственное присоединение Автономной Республики Крыма в состав России в одностороннем порядке[68].

Из сказанного выходит, что нельзя под предлогом политического, экономического, административного характера приносить в жертву право и пренебрегать общепризнанными принципами и нормами международного права, которые взаимосвязаны с ними конституционными устоями и ценностями суверенного государства.

Далее считаем необходимым обратить внимание на неполноту государственного суверенитета РФ. По мнению Н. Старикова государственный суверенитет состоит из 5 составляющих: признание международным сообществом территории страны, флаг, герб и гимн; дипломатический суверенитет; военный суверенитет; экономический суверенитет; культурный суверенитет[69].

По нашему мнению, на данный момент в России из вышесказанных пунктов полноценно выполняется только первый. Дипломатический и культурный суверенитеты остаются частичными, так как в дипломатических отношениях России приходится считаться с другими политическими силами.

Говоря о культурном суверенитете, Российская культура для части населения остаётся не авторитетной, но эта проблема на данный момент решается прививанием патриотизма. Военный суверенитет в нынешней геополитической ситуации начинает восстанавливаться и показывает свою силу в настоящее время в Сирии. Он заключается в самой боеспособности армии государства. Нужно отметить, что экономического суверенитета в Российской
Федерации нет. В качестве доказательства можно привести зависимость Российской экономики от стоимости нефти. В настоящее время на фоне искусственного снижения цены на нефть экономика РФ фактически находится в кризисе[70].

Некоторые из перечисленных факторов взаимосвязаны, в политической деятельности всегда считаются с реальными фактами, а именно с военной силой и сильной экономикой. Но так как у России полностью отсутствует самостоятельная развитая экономика - государственный суверенитет РФ нельзя назвать полноценным.

Помимо этого, следует отметить некоторые статьи Конституции РФ, говорящие о неполном государственном суверенитете:

- ч. 4 ст. 15 - устанавливает приоритет международных договоров над российскими законами. Данная статья устанавливает прямое надгосударственное управление. Стоит отметить, что кроме России данный пункт имеют еще только 2 страны, и обе они получили его после поражения в войнах;

- ст. 79 - говорит о том, что Российская Федерация может участвовать в межгосударственных объединениях и передавать им часть своих полномочий в соответствии с международными договорами, а будут ли нарушены за счёт этого чьи-либо права или нет, согласно ст. 15 ч. 4, будут решать международные органы;

- ч. 2 ст. 75 - устанавливает независимость Центрального Банка РФ, т.е. ЦБ РФ полностью независим от государства[71], и не подчиняется ни президенту, ни правительству, хотя очевидно, что он не должен принципиально отличаться от настоящих государственных органов, и если посмотреть на деятельность ЦБ, то становится ясно, что он очень сильно зависит от МВФ и ФРС США[72].

Таким образом, на сегодняшний день в мировом сообществе стало демонстрироваться взаимозависимость государств, которая выражается в силовом побуждении оппонента в сфере экономики и политики. Это проявляется в шероховатостях социально – экономических сфер конкурентов и вероятных противников, а также во внешнеэкономической сфере страны и ее поведения на межнациональном уровне.

Чтобы не допустить дестабилизацию и сохранить государственный суверенитет РФ нужно совершенствовать экономику страны, проводить реформу некоторых государственных органов и улучшать уровень жизни
населения.

Заключение

На основании вышеизложенного можно сделать следующие выводы по курсовой работе.

Государственный суверенитет – это присущее государству верховенство на своей территории и независимость в международных отношениях. И если принять во внимание суверенитет государства в узком смысле (как политическую организацию, выраженную вне государственных органов власти), это показатель того, что государственная власть является самой главной в государстве.

Суверенитет имеет особенности проявления в состоянии, в котором этот атрибут необходим в единстве политического содержания, состоящий в возможности высшей государственной власти самостоятельно создавать и осуществлять свою волю или юридическую форму, то есть свойства суверенитета закрепления в структуре правовой системы и компетенции государственных органов.

Государственный суверенитет включает принципы: единство и неделимость территории; неприкосновенность территориальных границ; невмешательство во внутренние дела.

Суверенитет народа и государственный суверенитет являют собой взаимосвязанные категории, существование в отдельности не представляется возможным. Суверенитет народа есть его неотъемлемое право являться носителем верховной государственной власти, который самостоятельно определяет свою судьбу. Государственный суверенитет происходит из этого положения и является его источником.

Многонациональный народ Российской Федерации, реализует свой суверенитет посредством наделения полномочиями органов государственной власти, путем проведения референдума и свободных выборов, а государственный суверенитет, в свою очередь, являет себя производным от суверенитета народа.

Суверенитет распространяется на всю территорию Российской Федерации.

Доктрины, которые оправдывают юридический характер суверенитета в федеративном государстве, основаны на конкретных подходах к пониманию характера отношений между федерацией и ее субъектами. Оригинальность подходов к этой проблеме выражается в теориях разделенного суверенитета (делимости суверенитета), независимых государств, так называемой теории разделения, теории участия и теории остаточного суверенитета.

Следует отметить, что государственный суверенитет - это неотчуждаемое юридическое качество независимого государства, символизирующее его политико-правовую самостоятельность, высшую ответственность и ценность как первичного субъекта международного права; необходимое для исключительного верховенства государственной власти и предполагающее неподчинение власти другого государства; возникающее или исчезающее в силу добровольного изменения статуса независимого государства как цельного социального организма; обусловленное правовым равенством независимых государств; лежащее в основе современного международного права.

Исследование процесса становления федеративных отношений в России дает четко понять, что нашему государству не удалось окончательно решить проблемы, связанные с суверенитетом, и аспектами его принадлежности.

Современные международные отношения диктуют новые условия, которые формируют новые принципы государственного суверенитета. Интеграционные объединения приводят к ограничению контроля со стороны государства, как за внешней, так и внутренней политикой.

Список использованных источников

  1. Конституция Российской Федерации от 12.12.1993 г. // СЗ РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.
  2. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов РФ» // Российская газета. - 2000. - 21 июня.
  3. Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 г. по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции РФ отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия-Алания и Республики Татарстан // Российская газета. - 2000. - 25 июля.
  4. Аксенов И.С. Особенности соотношения понятия «народный суверенитет», «национальный суверенитет» и «государственный суверенитет» // Университет Наук. - 2018. - № 22. - С. 1042-1052.
  5. Баглай М.В. Конституционное право зарубежных стран. - М.: Норма, 2016. - 832 с.
  6. Бардеев К.А. Понятие суверенитета в международном публичном праве // Новый этап развития права. Необходимость модернизации: сб. статей Международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 9-14.
  7. Бредихин А.Л. Суверенитет как политико-правовой феномен: монография. - М.: Инфра-М, 2012. - С. 142.
  8. Володин Н.В. Проявления государственного суверенитета в современном мире и России // Правовая инициатива. – 2013. - № 5. - С. 56.
  9. Глухих Н.В. Суверенитет в сфере федеративных взаимоотношений между Российской Федерацией и ее субъектами, его проблематика // Молодой ученый. - 2018. - № 21 (207). - С. 351-353.
  10. Добрынин Н.Д. Государственный суверенитет в контексте последних тенденций глобализации: Право и привилегия? // Государство и право. – 2015. - № 6. - С. 36-42.
  11. Журов С.В. Взаимосвязь суверенитета и экономической безопасности в современных реалиях // Перспективные направления научных исследований: сб.статей по материалам IV ежегодной научно-практической конференции. - 2018. - С. 80-86.
  12. Забкова Я.Д., Паулов П.А. Основные проблемы законодательного обеспечения государственного суверенитета Российской Федерации // EurasiaScience: сб. статей XIV международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 184-186.
  13. Ишембитова Э.А., Воробьёва Е.А. Суверенитет государств // Colloquium-journal. - 2018. - № 2-2 (13). - С. 4-5.
  14. Казанник А.И. Конституционное право: университетский курс. - В 2 т.: т. 1. - 2015.
  15. Карнаушенко Л.В. Проблемы обеспечения государственного суверенитета Российской Федерации в условиях трансформирующегося общества начала XXI века // Вестник Краснодарского университета МВД России. - 2015. - № 3 (29). - С. 10-13.
  16. Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность. - Екатеринбург, 1994. - С. 74.
  17. Лейст Э.О. История политических и правовых учений. - М.: Зерцало, 2000. - С. 227.
  18. Лубков С.А. Роль принципа народного суверенитета в системе конституционных прав граждан // Студенческий форум. - 2018. - № 9. - С. 84-86.
  19. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 164-167.
  20. Машков В.А. Проблемы обеспечения национального суверенитета в условиях глобализации // Богатство России: сб. докладов Всероссийского форума научной молодежи. - 2018. - С. 235-237.
  21. Паулов П.А., Гаспарян М.Н. Плюсы и минусы местного самоуправления в системе публичной власти федеративного государства // Сб. статей XII международной научно-практической конференции. - 2017.
  22. Перепелкина О.А. О суверенитете субъектов Российской Федерации // Аллея науки. - 2018. - Т. 2. - № 3 (19). - С. 594-597.
  23. Пиголкин А.С. Суверенитет России и верховенство федерального законодательства. - М.: Дрофа, 2008. - С. 131.
  24. Проблемы суверенитета в Российской Федерации / Б.С. Крылов, И.П. Ильинская, Н. А. Михалева. - М., 1994. - С. 17.
  25. Стариков Н. Возвращение суверенитета // https://nstarikov.ru/blog/14442.
  26. Стенограмма выступления Президента Российской Федерации В.В. Путина на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» по теме: «Мир будущего: через столкновение к гармонии» (г. Сочи, 19 октября 2017 г.) // http://kremlin.ru/events/president/news/55882.
  27. Степанова Н.Н. Теория государства и права. – М., 2016.
  28. Теория государства и права / сост. И.М. Корененко. – М.: Приор, 2017.
  29. Худайбергенов А.А. Проблемы национального-государственного суверенитета в условиях политической глобализации // Молодой ученый. - 2016. - № 6 (110). - С. 659-662.
  30. Худайбергенов А.А. Проблемы национального-государственного суверенитета в условиях политической глобализации // Молодой ученый. - 2016. - № 6 (110). - С. 659-662.
  31. Черняк Л.Ю. Теория делимости государственного суверенитета в федеративном государстве // Академический юридический журнал. - 2009. - № 1. - С. 20.
  32. Чиркин. В.Е. Государственная власть субъекта РФ // Государство и право. - 2000. - № 10. - С.10.
  33. Чиркин В.Е. Публичная власть в современном обществе // Журнал российского права. - 2009. - № 7. - С. 56.
  1. Аксенов И.С. Особенности соотношения понятия «народный суверенитет», «национальный суверенитет» и «государственный суверенитет» // Университет Наук. - 2018. - № 22. - С. 1042.

  2. Володин Н.В. Проявления государственного суверенитета в современном мире и России // Правовая инициатива. – 2013. - № 5. - С. 56.

  3. Бредихин А.Л. Суверенитет как политико-правовой феномен: монография. - М.: Инфра-М, 2012. - С. 142.

  4. Бардеев К.А. Понятие суверенитета в международном публичном праве // Новый этап развития права. Необходимость модернизации: сб. статей Международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 9.

  5. Забкова Я.Д., Паулов П.А. Основные проблемы законодательного обеспечения государственного суверенитета Российской Федерации // EurasiaScience: сб. статей XIV международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 184.

  6. Ишембитова Э.А., Воробьёва Е.А. Суверенитет государств // Colloquium-journal. - 2018. - № 2-2 (13). - С. 4.

  7. Аксенов И.С. Особенности соотношения понятия «народный суверенитет», «национальный суверенитет» и «государственный суверенитет» // Университет Наук. - 2018. - № 22. - С. 1042.

  8. Глухих Н.В. Суверенитет в сфере федеративных взаимоотношений между Российской Федерацией и ее субъектами, его проблематика // Молодой ученый. - 2018. - № 21 (207). - С. 351-353.

  9. Глухих Н.В. Суверенитет в сфере федеративных взаимоотношений между Российской Федерацией и ее субъектами, его проблематика // Молодой ученый. - 2018. - № 21 (207). - С. 351-353.

  10. Лубков С.А. Роль принципа народного суверенитета в системе конституционных прав граждан // Студенческий форум. - 2018. - № 9 (30). - С. 84.

  11. Забкова Я.Д., Паулов П.А. Основные проблемы законодательного обеспечения государственного суверенитета Российской Федерации // EurasiaScience: сб. статей XIV международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 185.

  12. Проблемы суверенитета в Российской Федерации / Б.С. Крылов, И.П. Ильинская, Н. А. Михалева. - М., 1994. - С. 17.

  13. Лубков С.А. Роль принципа народного суверенитета в системе конституционных прав граждан // Студенческий форум. - 2018. - № 9 (30). - С. 85.

  14. Ишембитова Э.А., Воробьёва Е.А. Суверенитет государств // Colloquium-journal. - 2018. - № 2-2 (13). - С. 4.

  15. Аксенов И.С. Особенности соотношения понятия «народный суверенитет», «национальный суверенитет» и «государственный суверенитет» // Университет Наук. - 2018. - № 22. - С. 1044.

  16. Лубков С.А. Роль принципа народного суверенитета в системе конституционных прав граждан // Студенческий форум. - 2018. - № 9 (30). - С. 86.

  17. Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

  18. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 164.

  19. Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

  20. Теория государства и права / сост. И.М. Корененко. – М.: Приор, 2017. – с. 59.

  21. Лейст Э.О. История политических и правовых учений. - М.: Зерцало, 2000. - С. 227.

  22. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 165.

  23. Забкова Я.Д., Паулов П.А. Основные проблемы законодательного обеспечения государственного суверенитета Российской Федерации // EurasiaScience: сб. статей XIV международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 186.

  24. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 165.

  25. Ишембитова Э.А., Воробьёва Е.А. Суверенитет государств // Colloquium-journal. - 2018. - № 2-2 (13). - С. 5.

  26. Теория государства и права / сост. И.М. Корененко. – М.: Приор, 2017. – с. 61.

  27. Степанова Н.Н. Теория государства и права. – М., 2016. – С. 55.

  28. Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

  29. Теория государства и права / сост. И.М. Корененко. – М.: Приор, 2017. – с. 63.

  30. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 166.

  31. Аксенов И.С. Особенности соотношения понятия «народный суверенитет», «национальный суверенитет» и «государственный суверенитет» // Университет Наук. - 2018. - № 22. - С. 1047.

  32. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета. - 2000. - 21 июня.

  33. Чиркин В.Е. Публичная власть в современном обществе // Журнал российского права. - 2009. - № 7. - С. 56.

  34. Володина Н.В. Проявления государственного суверенитета в современном мире и России // Правовая инициатива. – 2013. - № 5. - С. 57.

  35. Кокотов А.Н. Русская нация и российская государственность. - Екатеринбург, 1994. - С. 74.

  36. Худолей Д.М. Суверенитет или автономия? // Вестник Пермского университета. - 2011. - № 12. - С. 60.

  37. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета. - 2000. - 21 июня.

  38. Худолей Д.М. Суверенитет или автономия? // Вестник Пермского университета. - 2011. - № 12. - С.56.

  39. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 166.

  40. Пиголкин А.С. Суверенитет России и верховенство федерального законодательства. - М.: Дрофа, 2008. - С. 131.

  41. Черняк Л.Ю. Теория делимости государственного суверенитета в федеративном государстве // Академический юридический журнал. - 2009. - № 1. - С. 21.

  42. Мартова Е.А. Проблемы по обеспечению государственного суверенитета Российской Федерации // NovaUm.Ru. - 2018. - № 12. - С. 167.

  43. Перепелкина О.А. О суверенитете субъектов Российской Федерации // Аллея науки. - 2018. - Т. 2. - № 3 (19). - С. 594.

  44. Бардеев К.А. Понятие суверенитета в международном публичном праве // Новый этап развития права. Необходимость модернизации: сб. статей Международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 10.

  45. Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

  46. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Конституции Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах
    организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти
    субъектов Российской Федерации» // Вестник Конституционного Суда РФ. - 2000. – 21 июня.

  47. Паулов П.А., Гаспарян М.Н. Плюсы и минусы местного самоуправления в системе публичной власти федеративного государства // Сборник статей XII международной научно-практической конференции. - 2017. – С. 25.

  48. Казанник А.И. Конституционное право: университетский курс.- В 2 т.: т. 1. – 2015. – С. 39.

  49. Баглай М. В. Конституционное право зарубежных стран. - М.: Норма, 2016. - 832 с.

  50. Перепелкина О.А. О суверенитете субъектов Российской Федерации // Аллея науки. - 2018. - Т. 2. - № 3 (19). - С. 596.

  51. Степанова Н.Н. Теория государства и права. – М., 2016. – С. 58.

  52. Бардеев К.А. Понятие суверенитета в международном публичном праве // Новый этап развития права. Необходимость модернизации: сб. статей Международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 14.

  53. Ишембитова Э.А., Воробьёва Е.А. Суверенитет государств // Colloquium-journal. - 2018. - № 2-2 (13). - С. 5.

  54. Бардеев К.А. Понятие суверенитета в международном публичном праве // Новый этап развития права. Необходимость модернизации: сб. статей Международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 13.

  55. Ишембитова Э.А., Воробьёва Е.А. Суверенитет государств // Colloquium-journal. - 2018. - № 2-2 (13). - С. 5.

  56. Чиркин. В.Е. Государственная власть субъекта РФ // Государство и право. - 2000. - № 10. - С.10.

  57. Постановление Конституционного Суда РФ от 07.06.2000 № 10-П «По делу о проверке конституционности отдельных положений Республики Алтай и Федерального закона «Об общих принципах организации законодательных (представительных) и исполнительных органов государственной власти субъектов Российской Федерации» // Российская газета. - 2000. - 21 июня.

  58. Определение Конституционного Суда РФ от 27 июня 2000 года по запросу группы депутатов Государственной Думы о проверке соответствия Конституции Российской Федерации отдельных положений Конституций Республики Адыгея, Республики Башкортостан, Республики Ингушетия, Республики Коми, Республики Северная Осетия-Алания и Республики Татарстан // Российская газета. - 2000. - 25 июля.

  59. Журов С.В. Взаимосвязь суверенитета и экономической безопасности в современных реалиях // Перспективные направления научных исследований: сб. статей по материалам IV ежегодной научно-практической конференции. - 2018. - С. 80.

  60. Худайбергенов А.А. Проблемы национального-государственного суверенитета в условиях политической глобализации // Молодой ученый. - 2016. - № 6 (110). - С. 660.

  61. Машков В.А. Проблемы обеспечения национального суверенитета в условиях глобализации // Богатство России: сб. докладов Всероссийского форума научной молодежи. - 2018. - С. 235.

  62. Конституция Российской Федерации // Собрание законодательства РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

  63. Добрынин Н.Д. Государственный суверенитет в контексте последних тенденций глобализации: Право и привилегия? // Государство и право. – 2015. - № 6. - С. 38.

  64. Стенограмма выступления Президента Российской Федерации В.В. Путина на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» по теме: «Мир будущего: через столкновение к гармонии» (г. Сочи, 19 октября 2017 г.) // http://kremlin.ru/events/president/news/55882.

  65. Машков В.А. Проблемы обеспечения национального суверенитета в условиях глобализации // Богатство России: сб. докладов Всероссийского форума научной молодежи. - 2018. - С. 236.

  66. Стенограмма выступления Президента Российской Федерации В.В. Путина на заседании Международного дискуссионного клуба «Валдай» по теме: «Мир будущего: через столкновение к гармонии» (г. Сочи, 19 октября 2017 г.) // http://kremlin.ru/events/president/news/55882.

  67. Журов С.В. Взаимосвязь суверенитета и экономической безопасности в современных реалиях // Перспективные направления научных исследований: сб.статей по материалам IV ежегодной научно-практической конференции. - 2018. - С. 80.

  68. Карнаушенко Л.В. Проблемы обеспечения государственного суверенитета Российской Федерации в условиях трансформирующегося общества начала XXI века // Вестник Краснодарского университета МВД России. - 2015. - № 3 (29). - С. 11.

  69. Стариков Н. Возвращение суверенитета // https://nstarikov.ru/blog/14442.

  70. Машков В.А. Проблемы обеспечения национального суверенитета в условиях глобализации // Богатство России: сб. докладов Всероссийского форума научной молодежи. - 2018. - С. 237.

  71. Конституция Российской Федерации // СЗ РФ. - 04.08.2014. - № 31. - Ст. 4398.

  72. Журов С.В. Взаимосвязь суверенитета и экономической безопасности в современных реалиях // Перспективные направления научных исследований: сб. статей по материалам IV ежегодной научно-практической конференции. - 2018. - С. 83.