Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Понятие системы права и ее структурные характеристики

Содержание:

Введение

Актуальность. Вопрос о системе права и ее структуре актуален для правоведения всегда. Потребность в познании как права в целом, так и непосредственно его системы обусловливает важность выявления строеобразующих, закономерных и стабильных, то есть именно структурных, элементов права. В настоящее время специалисты часто отмечают необходимость пересмотра и переработки тех научных подходов к решению проблемы системы права и ее структуры, которые принято считать традиционными, можно
даже сказать ортодоксальными.

В настоящее время активизировался интерес к вопросу о частном и публичном праве, а также резко увеличилось число предложений о выделении той или иной отрасли права. Также часто обращается внимание на недостаточность предмета и метода правового регулирования для распознавания отрасли права. При этом сложность определения элементного состава и неясность вопроса о структуре права в целом свидетельствуют о необходимости переосмысления существующих в теории положений, требуют выработки новых гипотез и методологических подходов.

Объектом исследования данной работы является система права.

Цель работы – исследование сущности и структуры системы права.

В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи:

  1. Рассмотреть понятие системы права.
  2. Исследовать структуру системы права.
  3. Рассмотреть вопросы структуры российского права.

Методы исследования. В работе проведенное исследование опирается на диалектический метод научного познания явлений окружающей деятельности, отражающий взаимосвязь теории и практики. Обоснование положений, выводов и рекомендаций, содержащихся в работе, осуществлено путем применения историко-правового и логико-юридического методов.

Научно-методическая основа работы: учебно-практические пособия, публикации в периодических изданиях, интернет.

Структура работы. Работа состоит из введения, двух глав, заключения, списка литературы.

Глава 1. Система права и ее структура

1.1 Понятие и особенности системы права

Вопрос о сущности и структуре систем права и законодательства во многом отражает многогранную проблему соотношения права и закона. Этим обусловлено разнообразие научно-методологических подходов к ее исследованию и вариантов ее решения. Так, она может рассматриваться в таком аспекте реализации политико-прагматической функции теории государства и права, в котором поднимается вопрос о качественной характеристике права.

В советской юриспруденции была широко распространена и считалась аксиоматичной идея о том, что структура права имеет объективный характер[1]. В современной российской юридической науке эта идея и сейчас воспринимается как аксиома: «Система права как следствие исторического развития — объективный феномен, от воли людей не зависящий»[2], «система права — явление объективное…»[3].

По большому счету вопрос о праве и законе (хотя точнее было говорить о законодательстве) выражает соотношение воли законодателя и «исторической необходимости». В ином смысловом контексте его можно представить как вопрос о том, формирует или формулирует законодатель (позитивное) право. Вариант его решения в алгоритмически-смысловом аспекте предопределяется ответом на вопрос о «подлинных движущих силах истории» (особая личность или же народные массы и подобные дихотомии). Нам представляется очевидным тот факт, что смысловой алгоритм «историческая необходимость — (социальная) деятельность народных масс — правовое опосредование (необходимого) социального результата» идеологически удачно сочетается в юридическом и политическом контексте со специфическим толкованием высказываний о сопряжении свободы и необходимости. В частности, Г. В. Плеханов, уйдя от идей Б. Спинозы, Г. Гегеля, Ф. Энгельса, В. И. Ленина о сочетании свободы, необходимости и их осознания, указывал что «свобода как познанная необходимость» является одним из «…гениальнейших открытий, когда-либо сделанных философской мыслью»[4].

Общая схема смыслового алгоритма сопряжения свободы и необходимости представляется следующим образом: (1) народные массы, хотя и действуют в строго определенной канве, но в то же время свободны в своем поведении, поскольку осознают «историческую необходимость». Далее (2) то, что de facto уже сложилось (общественные отношения, «имеющие юридическую природу»), лишь опосредуется (позитивным правом), получает юридическую форму, то есть законодатель не формирует право, а лишь формулирует его. «Законодатель… не делает законов, он не изобретает их, а только формулирует, он выражает в сознательных положительных законах внутренние законы духовных отношений»[5]. Однако подобный ход мысли не совсем правильно относить именно к марксистской доктрине. Следует согласиться с Г. В. Мальцевым в том, что такое рассуждение фактически воспроизводит естественно-правовой ход мысли[6]. При этом законодатель тоже свободен, но ровно в той мере, в какой осознает, что он именно формулирует, а не формирует право. Иными словами, законодатель свободен, когда понимает, что некое положение дел (общественные отношения, «имеющие юридическую природу») сложилось «объективно», является «исторической необходимостью». В чем состоит конъюнктурная выгода подобного хода рассуждения?

Во-первых, правотворческая деятельность, сообразная этому пониманию, может считаться свободной, что позволяет уже не просто отделить прежде всего законотворческую деятельность от негативных ассоциаций, которые иногда вызывает политика (например, от «политической проституции»). Эпитет «свободная» несет явно выраженный позитивный коннотационный оттенок, поскольку, говоря словами бельгийского политического философа и юриста Х. Перельмана (основателя школы неориторики, внесшего значительный вклад в исследование аргументации в праве), понятие «свобода» вообще относится не к аналитическим, а к эмоциональным[7]. По меньшей мере это верно по отношению к современной социально-философской и политико-правовой академической среде.

Во-вторых, правотворческая деятельность, сообразная этому пониманию, является необходимой. Кроме дополнительного позитивного коннотационного оттенка необходимость позволяет выстроить некую апологетику деятельности законодателя.

Даже Г. Кельзен — один из столпов юридического позитивизма — хотя и призывал отделять идеологию от науки, но, по сути, обосновывал отмеченную прагматику, когда включал в бытие права его реализуемость: «Правопорядок в своей целостности, а также отдельная правовая норма теряют свою действительность, если они перестают быть действенными» (когда адресаты норм права не выполняют требований правовых предписаний). Дело в том, что эту проблему можно рассматривать и через призму легитимности власти в таком контексте, как минимизация рисков гражданского неповиновения, государственного переворота. В связи с этим совершенно очевидно, что в основе легитимации власти может лежать интегрированная в массовое сознание идея о том, что доля субъективизма и произвола, отрыв от народных чаяний в деятельности законодателя минимальны.

Однако попытка описания права и правотворчества как юридического опосредования (объективно) необходимого смотрится выгодно только тогда, когда юридическая наука считается, говоря словами А. Шопенгауэра (о творчестве Г. Гегеля), средством «добиться милости монархов сервильностью и ортодоксией»[8]). Если же рассматривать описание права и правотворчество как «юридическое опосредование (объективно) необходимого» через призму семантического анализа, то приведенная модель скорее напоминает, вновь по словам А. Шопенгауэра (о творчестве Г. Гегеля), нагромождение слов. Недаром Г. Кельзен отмечал, что в подобном случае деятельность государства-законодателя «…была бы глупой попыткой дать искусственное освещение при ярком солнечном свете»[9].

Связь объективности, необходимости и причинности в приведенном строе идей очевидна. Причинность представляет собой необходимую связь между явлениями, а что необходимо, то объективно (в классической парадигме рациональности). Это можно было назвать онтологическим аспектом объективности. Однако применимость всех этих понятий к юридической науке настолько же проблематична, насколько популярна. Подчеркнем, что само разделение наук на гуманитарные («науки о духе») и естественные («науки о природе») обусловлено прежде всего особенностями их предмета и методов познания и получило обоснование еще на рубеже XIX—XX вв. в рамках нового направления в философии, которое связывают с именами В. Дильтея, Г. Зиммеля, Б. Кроче.

В естественных науках мы имеем дело с причинностью, соответственно, с необходимостью в строгом смысле слова. Связь особенности предмета исследования с методом четко просматривается через связь причинности с объяснением. Известный английский философ Д. С. Милль в работе «Система логики» указывал, что «объяснением единичного факта признают указание его причины, то есть установление того закона или тех законов причинной связи, частным случаем которого или которых является этот факт»[10]. Подчеркивая именно эту связь естественных наук с причинностью и необходимостью, глава баденской школы неокантианства В. Виндельбанд называл их «номотетическими»[11]. При этом именно в «науках о природе» мы можем выявить гносеологическую схему «субъект (познания) — объект (познания)», что позволяет использовать классическую парадигму рациональности и говорить об объективности.

В гуманитарных же науках возможность использования модели «субъект (познания) — объект (познания)» не столь очевидна. Сам предмет познания (человеческая деятельность в различных формах, человеческие отношения) является плодом сознания, то есть в определенном смысле он производится сознанием субъекта. В силу этого возникают определенные сложности в отграничении объекта от субъекта познания и, соответственно, в использовании классической парадигмы рациональности, изучении и объяснении объективности, необходимости, причинности в социальной сфере.

Однако часто создается впечатление, что подобные методологические проблемы не в полной мере воспринимаются отечественной юридической наукой в той ее части, которая основана на социальном объективизме. Отметим, что О. Конт, Г. Спенсер, Э. Дюркгейм полагали, что социология должна строиться по образу естественных наук, но они и их последователи использовали более строгие подходы к изучению социальных явлений. Марксистский объективизм же, внесший причинность и необходимость в теоретическую реконструкцию социальных процессов, основан на идеях экономического детерминизма, когда смена типов экономического производства, формаций, типов государства и права считается неизбежной. «Ручная мельница дает нам общество с сюзереном во главе, паровая мельница — общество с промышленным капиталистом»[12]. Эта причинность объективна, то есть ее следует искать «не в головах людей, а в способе производства и обмена»[13].

Вместе с тем мы допускаем, что даже у самых убежденных марксистов появлялись основания сомневаться в тождественности подобных схем (причинности, необходимости и объективности) в гуманитарных контекстах и номотетических науках. В связи с этим возникали соответствующие «гуманитарные поправки», например, для следующих исключительно глубоко «модернизированных» теоретических моделей объективизма, необходимости и причинности: «Марксист последовательнее объективиста и глубже, полнее проводит свой объективизм. Он не ограничивается указанием на необходимость процесса, а выясняет, какая именно общественно-экономическая формация дает содержание этому процессу, какой именно класс определяет эту необходимость»[14]. Совершенно очевидно, что если В. И. Ленин отдает наполнение необходимости неким содержанием в полное распоряжение господствующему классу, то:

1) понятиям «объективность», «необходимость», «причинность» присваиваются совершенно иные значение и смысл, чем указанные выше;

2) поскольку подобная операция была произведена теми, кого фактически считали создателями концептуально-философских основ, в том числе отечественного правоведения, то и построение юридической доктрины на данных основаниях отечественными учеными-юристами является объяснимым.

В рассуждениях об объективности в онтологическом аспекте подчеркнем, что термин «необходимость» (физическая или логическая) используются для столь специфических связей между явлениями, что, очевидно, никакой класс, никакая иная социальная группа не определяет, не влияет на логическую либо номотетическую (физическую) необходимость. Введение неких «политических» и подобных им видов необходимости требуют их отграничения от политических и подобных им видов обязательности, полезности, целесообразности. В противном случае мы никак не можем говорить об объективности права, в силу того что (перефразируя В. И. Ленина) некий класс определяет необходимость отражения в этом праве содержания некой общественно-экономической формации. Таким образом, для того чтобы назвать право объективным явлением в гносеологическом (и отчасти — в онтологическом) аспекте, требуется ответить на ряд вопросов.

Следует понимать, что в данном контексте одно и то же явление, например правовую норму, право, в целом можно рассматривать и как (относительно) объективное, и как (относительно) субъективное явление. Неслучайно в советской юриспруденции существовали парадоксальные на первый взгляд высказывания: «Подавляющее большинство участников дискуссии о соотношении объективного и субъективного в праве пришли к обоснованному выводу о том, право имеет объективный характер и, следовательно, может быть обозначено словами… «субъективная реальность»»[15].

Таким образом, необходимость, причинность и связанная с ними объективность отрываются от теоретического контекста классической парадигмы рациональности. Аксиоматическая безусловность объективности системы права оказывается большой условностью. При этом не делается явных оговорок относительно наполнения термина «объективность» новым содержанием. Вместо этого он превращается в фундамент практического контекста рассуждения — апологетику деятельности законодателя. Теоретическая корректность подменяется политико-идеологической целесообразностью. Но из такого рассуждения следует, что мы теряем основания разграничивать системы права и законодательства (право и законодательство), поскольку система права «имеет объективный характер», а система законодательства — еще и «субъективные элементы».

Система права – это совокупность взаимодействующих и взаимосвязанных между собой элементов: норм права, институтов права, подотраслей права, отраслей права, межотраслевых образований. Таким образом, элементами системы права являются: а) нормы права; б) институты права; в) отрасли права; г) межотраслевые образования.

В теории права наряду с понятием «система права» выделяются такие понятия как: «система правового регулирования» и «правовая система». Как же соотносятся между собой данные понятия. Для ответа на данный вопрос необходимо проанализировать основные свойства системы права.

Во–первых, система права является открытой. В общей теории систем под открытой системой понимается система, которая активно взаимодействует с внешней средой. Система права активно взаимодействует с другими социальными регуляторами, с правовой охраной, с правосознанием и правовой культурой, с информационным и ценностно-мотивационным правовым воздействием.

Во-вторых, система права является сложной системой. В литературе по общей теории систем сложность системы характеризуется следующими показателями. Во-первых, сложной считается система, элементы которой сами представляют собой систему. Во-вторых, сложной именуется система, характеризующаяся достаточно большим количеством связей между элементами; в-третьих, сложной называется система, для которой невозможно построить математическую модель, адекватно описывающую совокупность свойств и проявлений данной системы. Сложность системы права проявляется в том, что, во-первых, элементы системы права сами представляют собой системы, во-вторых, система права характеризуется наличием разнообразных связей между элементами системы.

В-третьих, система права является искусственной, поскольку все ее элементы так или иначе являются продуктом деятельности людей и в конечном итоге зависят от них.

В-четвертых, система права носит многоуровневый характер. Многоуровневый характер системы права состоит в том, что в системе права можно выделить элементы разных уровней: а) нормы права – уровень норм права; б) институты права – объединения норм права, регулирующих однородные общественные отношения; в) отрасли права – совокупность институтов права, регулирующие качественно своеобразную области общественных отношений; д) межотраслевые образования.

В-пятых, система права является относительно гомогенной. Гомогенность системы права заключается в том, что все элементы системы права одного уровня имеют одну и ту же природу, то есть являются однородными, а согласно общей теории систем, система, элементы которой являются однородными, то есть содержит компоненты одного типа, является гомогенной.

В-шестых, система права является динамической системой. Динамический характер системы права проявляется несколько иначе, чем описано это в литературе по динамическим системам.

Структура системы права

Вопросы внутреннего закономерного строения права освещались преимущественно именно в ходе дискуссий о системе права. При этом понятия «структура» и «система» в отечественной юриспруденции стали разграничивать только к концу XX века. Поэтому рассуждения ученых о системе права зачастую отражали их взгляды именно на структуру права. В иных же случаях, напротив, говоря о структуре права, ученые имели в виду или систему в целом, или систематику права. Ключевые этапы исследования проблемы системы права и ее структуры представлены тремя отечественными дискуссиями, специально посвященными данной тематике (1930-х, 1950-х и 1980-х гг.)[16].

Актуальность научной проработки тематики системы права и ее структуры в первой половине прошлого века объяснялась с позиций практико-ориентирующего значения. Именно в ходе первого общесоюзного Совещания по проблемам юридической науки 1938 г. (далее — Совещание 1938 г., первая дискуссия) за структурой системы права закрепилось отраслевое восприятие. Вместе с тем в рамках первой дискуссии обсуждались все-таки преимущественно вопросы систематики правовых норм. При этом на формирование воззрений о структурном строении системы права воздействовал комплекс неюридических факторов, доминирующее значение среди которых занимали публично-политический курс развития общества и партийные установки[17].

В то же время возможность познания системы права и ее структуры оценивалась некоторыми учеными скептически или критически даже в условиях режима, сопряженного с государственной заинтересованностью в четком разрешении проблемы (М. О. Рейхелем (позже изменившим свою позицию), С. Ф. Кечекьяном, М. М. Морозом[18]). Дуалистическая концепция права также в той или иной форме и (или) степени поддерживалась рядом видных представителей отечественного правоведения при провозглашаемом отсутствии частного права (С. Н. Братусем[19], М.М. Агарковым, С.М. Потаповым,
М.О. Рейхелем).

В 30—40-х гг. XX века было проведено последовательное разграничение систем права, предложена первая в советской юриспруденции классификация отраслей права, автор которой — М. А. Аржанов — выделил общие и
особенные отрасли права[20]. Тогда же было указано на потребность в последовательном дифференцировании вопросов системы права, ее структуры и систематизации правовых норм. Кроме того, именно в это время стали высказываться идеи о нетождественности структурного строения права и систематизированного распределения позитивного правового материала. Но в целом, несмотря на значительные достижения, первая дискуссия не внесла надлежащей ясности в понимание системы права и ее структуры. Достаточное количество аспектов темы не обсуждалось и (или) не подверглось последовательной доктринальной проработке. В свою очередь, сформулированный в ходе обсуждения предметный подход, даже несмотря на то, что он был поддержан большинством участников дискуссии, получил весьма наглядную и аргументированную критику со стороны ученых, придерживавшихся иных позиций.

Вместе с тем, с учетом всех нормативных и иных социально-юридических перемен, произошедших со времен проведения первого специального масштабного коллегиального обсуждения, обращение к проблеме структуры системы права предопределяет пристальное внимание к первой дискуссии. Позиции, выраженные в ходе Совещания 1938 г., оказывают существенное влияние на современное правоведение. Положения первой дискуссии носят фундаментальный характер и даже в настоящее время способны служить плодотворной основой для дальнейших научных изысканий по
заданной тематике.

В середине XX века были четко обозначены и представлены варианты решения вопросов о соотношении системы, систематики и структурного строения права, о сочетании систем права, законодательства, юридических наук и учебных дисциплин, о возможности существования в системе права комплексных формирований. В конце XX века произошло последовательное дифференцирование понятий «правовая система» и «система права»[21]. В этот же период многие ученые стремились к последовательному разграничению структуры, системы и систематики права, а отраслевая модель стала восприниматься критически.

Представляется, что содержание многообразных научных взглядов, их противоречивость, сложность определения и разграничения отраслей права заставляют задуматься над вопросами о том, отображает ли отраслевая модель структуру системы права и должна ли она быть единственной. При этом непосредственно сама проблема структуры системы права получила в
правоведении недостаточную проработку: она не была подвергнута последовательному историко-теоретическому и методологическому анализу.

Наиболее объемным и авторитетным исследованием в этой области считается монография С. С. Алексеева «Структура советского права»[22]. Но она вышла в свет более 40 лет назад, посвящена составу исключительно одного типа права и освещает тему сугубо с позиций деления нормативных предписаний на отрасли и институты. В зарубежном правоведении вопрос о структуре системы права последовательного рассмотрения не находит вовсе. В редких работах, затрагивающих эту проблему, фактически содержатся лишь указания на ее сложность. Гораздо чаще в зарубежных изданиях встречается аналитическая характеристика отдельных направлений писаного и неписаного права или же анализ дуалистической концепции. Вместе с тем зачастую иностранные авторы уделяют особое внимание формам выражения норм права, рассматривая их в качестве определяющих и стабильных компонентов
правовых систем.

Проведенные ранее исследования позволяют сформулировать некоторые общетеоретические положения о структуре системы права, ее элементах и аспектах.

Прежде всего отметим, что система права состоит из определенных структурных элементов, представляющих собой ее закономерные взаимосвязи и обладающих, в сравнении с иными частями соответственного внутреннего строения, стабильными, достаточно статичными свойствами. Отсюда следует, что независимо от того, насколько крупно или мелко дробить неструктурные компоненты, элементы структурного характера будут существовать в системе всегда. Без них нельзя констатировать наличие самой системы. Так, бесперспективно рассуждать о составе и комплексном ряде юридических норм при их фактическом и потенциальном отсутствии.

Структурные элементы системы права представлены теми показателями, наличие которых стабильно и лишь относительно зависит от конкретно-исторического правового бытия. Иными словами, структурными элементами являются те составляющие, которые обеспечивают необходимые, существенные, константные взаимосвязи самой системы. При этом в познании структуры позитивного права важную роль играют принципы права. Это предопределено тем, что общественное взаимодействие всегда базируется на определенных исходных, фундаментальных правилах. Принципы права отображают данные о сути и константных закономерных положениях, идеях самого права. Нацеленные на качественное правовое действие, юридические нормы должны исходить (проистекать) из принципов права, соответствовать им.

Далее важно подчеркнуть, что деление права на отрасли, несмотря на имеющиеся неоднозначности, обладает некоторой ценностью, которая заключается в обобщенном отражении сведений о действующем и должном нормативно-правовом материале, о его реализации, а также о соответствующей научной и учебной информации. Определение отрасли права, как представляется, осуществляется исходя из совокупности критериев, а именно на базе сведений:

1) о содержании действия права (предмете правового регулирования);

2) о превалирующих принципах права;

3) о методе правового регулирования;

4) о функциях правового воздействия;

5) о конвенционном отношении к тому или иному формированию как к отрасли права.

При этом многогранность правового содержания обусловливает необходимость выделения степеней такого классического показателя, как предмет правового регулирования. Предлагается выделить семь уровней:

1) всеобщий (объединяющий все фактическое и потенциальное правовое поведение);

2) общий (характеризующий какую-либо определенную правовую систему);

3) родовой (присущий частному и публичному, материальному и процессуальному праву);

4) видовой (отраслевой);

5) подвидовой (институциональный);

6) специальный (являющийся частью подвидового);

7) непосредственный (выделяемый применительно к конкретной правовой норме).

Соотношение отраслей права следует рассматривать с иерархических позиций. Конституционное право возглавляет классификационную субординацию отраслей права и является ее основой. При этом традиционно его относят к праву публичному. В действительности же конституционное право отображает не только публично-, но и частноправовые начала.

Кроме того, из признания основного закона того или иного государства (как нормативной основы конституционного права) актом сугубо публичной направленности вроде бы должен следовать вывод о превалировании публичного права над частным. Но это противоречит и содержанию предписаний основных законов, и совокупным сведениям о системах права и законодательства, и, что самое главное, данным о сущности и строении права. Конституционное право следует рассматривать как надчастное и надпубличное.

По нашему мнению, структура права и отраслевая модель не совпадают и подобными быть не могут. Причина заключается в их сущностном, содержательном различии. Структура права — это его внутреннее строение, характеризирующееся наличием неотъемлемых, константных, закономерно присутствующих и увязанных между собой (то есть связе- и строеобразующих) элементов. Деление же позитивного права на отрасли, по сути, относится к правовой систематике.

Обращаясь к более крупным формированиям, отметим, что материальное право и процессуальное право являются компонентами системы позитивного права. Вместе с тем они не относятся к числу структурных элементов права, так как само материально-процессуальное деление увязано в большей мере не с сущностью, а с прикладными характеристиками права. Бытие процессуального права все-таки предопределено именно наличием права материального. Кроме того, представляется, что, рассматривая вопрос
о соотношении материального права и процессуального права с системно-субординационных позиций, следует отдавать приоритет именно материальным нормам.

В свою очередь частное право и публичное право представляют собой содержательные правосистемные элементы, отражающие сущностное наполнение права. Функционирование частного права и публичного права осуществляется далеко не только через обособление. Более того, в зависимости от ситуационного контекста основа правила поведения может принять форму как частноправовой, так и публично-правовой нормы.

Например, право и обязанность родителей воспитывать своих детей носит частноправовой характер лишь до тех пор, пока воспитательный процесс не приводит к нарушению прав ребенка, а именно пока правомерное поведение соответствующих законных представителей не становится противоправным. В случае же указанной негативной трансформации соответствующие неправомерные поступки родителей рассматриваются уже сугубо с публично-правовых позиций. При этом сама основа правил поведения остается неизменной и заключается в том, что воспитание детей является правом и одновременно обязанностью родителей (иных законных представителей). Таким образом, правообязанность родителей воспитывать своих детей изначально зачастую отражается на конституционном уровне (в том числе и в России). Осуществляясь надлежащим образом, то есть посредством правомерного поведения, эта правообязанность конкретизируется в частном
праве. В отечественной правовой системе соответствующая норма отображена в ст. 63 СК РФ.

При противоправном характере соответствующее поведение подпадает уже под действие положений публичного права (закрепленных, например, в ст. 156 УК РФ).

Факторами разграничения частного права и публичного права выступают:

1) превалирующий субъективный интерес;

2) цель взаимодействия субъектов права и юридической регламентации;

3) группа преобладающих принципов права и поведения его участников;

4) способы и приемы правового воздействия.

Итак, с учетом того, что существуют компоненты, которые даже при перемене своего конкретизированного содержания наличествуют в праве постоянно и связывают иные составляющие данного явления и феномена, структуру права можно представить так:

1) основные принципы права;

2) частное право;

3) публичное право.

Основные принципы права определяют векторы и опорное содержание всей правовой регламентации. Вместе с тем неоднородность подпадающих под действие права актов социального поведения обусловливает существование еще двух компонентов, которые полярно отображают базовые направления правовой регламентации. Их принято называть частным правом и публичным правом. Содержание частного права и публичного права должно конкретизировать общеправовые принципы.

Можно выделить и нормативно-видовой аспект структуры права. Сами правовые нормы при этом подразделяются на первичные (природно-исходные, постоянные) и вторичные (производные). Первичные правовые нормы константно присутствуют в правовой сфере и, по сути, публично-властными субъектами не столько творятся, сколько оформляются. А вот вторичные нормы носят конкретно-исторический характер.

Содержание некоторых правовых норм так или иначе отображается в каждом правовом порядке. Так, определенные деяния постоянно предполагают наступление для совершившего их лица негативных социальных последствий. В этом контексте достаточно назвать хотя бы запрет на умышленное лишение жизни другого лица или на тайное хищение чужого имущества (кражу). В то же время многие юридические нормы имеют лишь временный, хотя, возможно, и весьма длительный характер. В современной России их количество очень велико.

Элементы системы права

Система права представляет собой сложную, открытую, многоуровневую, искусственную, относительно гомогенную динамическую систему, элементами которой являются: а) нормы права, б) институты права; в) подотрасли права; г) отрасли права; е) межотраслевые правовые образования.

Современные представители юридической науки, ориентированные на понимание права с позитивистских позиций, едины в том, что норма права – это общеобязательное, формально-определенное правило поведения, закрепляющее права и обязанности, направленное на регулирование общественных отношений, установленное и охраняемое государством. Вместе с тем в последние десятилетия в литературе появились заявления, авторы которых, критикуя нормативно-позитивистское понимание правовой нормы, говорят о необходимости выйти за пределы традиционных научных воззрений, приблизить теоретические изыскания к реальной жизни и предлагают различные варианты «социализации» норм, экстраполяции интегрированного понимания права на его первичные элементы.

При этом роль государства в создании и охране норм права нередко замалчивается. Например, В. С. Нерсесянц[23] рассматривает норму права в качестве общего правила «регулирования общественных отношений, согласно которому его адресаты должны при определенных условиях (гипотеза) действовать как субъекты определенных прав и обязанностей (диспозиция), иначе последуют определенные невыгодные для них последствия (санкция)».

А. В. Поляков и Е. В. Тимошина[24] различают социальную правовую норму, которая «представляет собой общезначимое и общеобязательное правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер, вытекающее прежде всего из установленных или санкционированных государством правовых текстов и реализуемое в социальной практике», и государственно-правовую норму как «общезначимое правило поведения, имеющее предоставительно-обязывающий характер, вытекающее прежде всего из установленных или санкционированных государством правовых текстов и реализуемое в социальной практике».

И. Л. Честнов[25] приходит к выводу, что «норма права – это диалог, то есть взаимообусловленность, проявляющаяся во взаимодействии людей, человека и структуры (представленной человеком – носителем статуса как должностного лица, так и представителя коллективного субъекта), опосредованная социальным представлением, выраженным в знаковой форме (например, в статье нормативного правового акта), объективно обеспечивающий нормальное воспроизведение социума». Рациональные зерна можно найти в каждой из приведенных дефиниций. Но вряд ли можно согласиться с утверждением, что норма права – это только результат нравственных переживаний, так как ее другие свойства при этом не учитываются.

Вызывает возражение и трактовка нормы права как диалога, хотя, разумеется, следует учитывать значение взаимодействия людей при формировании и реализации правовых норм. Но в любом случае реальное влияние здесь в конечном счете оказывает не диалог как таковой, а результат этого диалога и взаимодействия.

Институт права – это система взаимодействующих и взаимосвязанных между собою норм права, регулирующих однородные общественные отношения, например институт права собственности, регулирует общественные отношения собственности; институт купли – продажи регулирует отношения купли – продажи.

В юридической науке выделяются следующие виды институтов. В зависимости от строения института можно выделить: а) простой институт – институт права который не содержит в себе других институтов именуется простым институтом, примером простого института может быть институт проката; б) сложный институт – институт права, который содержит в себе другие институты, при этом сложность института определяется его порядком.

Например, если институт содержит в себе только простые институты, то он именуется сложным институтом 1 порядка. Если институт содержит хотя бы один сложный институт 1 порядка, то он именуется сложным институтом 2 порядка. Если институт содержит хотя бы один сложный институт 2 порядка, то он именуется сложным институтом 3 порядка.

В зависимости от принадлежности выделяют: а) отраслевые институты – институты права, которые содержат в себе нормы, относящиеся только к одной отрасли права; б) межотраслевые институты – институты права, которые содержат в себе нормы, относящиеся не только к одной отрасли права. В свою очередь отраслевые институты в некоторых отраслях права могут делиться на два вида: а) институты общей части – правовые институты, содержащие нормы, относящиеся ко всем общественным отношениям, которые регулируются данной отраслью права. Например, институт сделок или представительства в гражданском праве является институтом общей части; б) институты особенной части – правовые институты, содержащие нормы, относящиеся только к некоторым общественным отношениям, например институт залога, институт дарения, институт поручения.

Следующим элементом системы права являются подотрасли права. Подотрасли права - это система взаимодействующих и взаимосвязанных между собой подотраслевых институтов права, регулирующая качественно – однородную область общественных отношений в рамках отрасли права. Например, вещное, обязательственное, наследственное право, а также право интеллектуальной собственности являются подотраслями гражданского права.

Следующим элементом системы права являются отрасли права. Отрасль права – это система взаимодействующих и взаимосвязанных между собой отраслевых институтов права, регулирующая качественно – однородную область общественных отношений.

В отечественной юридической науке выделяются: а) отрасли публичного права; б) отрасли частного права; в) отрасли частно–публичного права (комплексные отрасли права). Данное деление проведено в зависимости от характера регулируемых общественных отношений. В зависимости от характера правовых норм выделяют: а) отрасли материального права; б) отрасли процессуального права, отрасли регулирующие общественные отношения в ходе производства по юридическому делу и не регулирующие других общественных отношений.

В зависимости от характера норм права выделяют: а) регулятивные отрасли права – отрасли права, которые непосредственно регулируют общественные отношения; б) охранительные отрасли права – отрасли права, которые устанавливают меры ответственности за правонарушения. Примером охранительной отрасли права может служить уголовное право.

Выделяются также: а) отрасли внутригосударственного права, например трудовое, гражданское, уголовное и другие; б) отрасли международного права, такие как: а) право международных договоров; б) дипломатическое и консульское право; в) международное гуманитарное право и другие.

Традиционно в теории права под критериями деления права на отрасли понимается особенности предмета и метода правового регулирования.

При этом под предметом правового регулирования понимается совокупность общезначимых, волевых, повторяющихся, устойчивых общественных отношений, которые урегулированы или должны быть урегулированы нормами права. Под методом же правового регулирования понимается система способов, воздействия на объект и предмет правового регулирования, позволяющих придать общественным отношениям, входящим в предмет правового регулирования, юридическую форму и установить определенный правовой режим.

Выводы

Система права — это внутреннее строение структурных элементов права. Включает в себя пять основных компонентов: нормы права, институты права, отрасли права, субинституты и подотрасли.

Структура права включает: 1) основные принципы права; 2) частное право; 3) публичное право.

Основные принципы права определяют векторы и опорное содержание всей правовой регламентации. Вместе с тем неоднородность подпадающих под действие права актов социального поведения обусловливает существование еще двух компонентов, которые полярно отображают базовые направления правовой регламентации. Их принято называть частным правом и публичным правом. Содержание частного права и публичного права должно конкретизировать общеправовые принципы.

Закономерности формирования структуры системы права в нормативном аспекте обусловлены самой сущностью имеющих юридическое значение правил поведения. структура системы такого многогранного явления и феномена, как право, проявляется в нескольких аспектах, каждый из которых отображает какую-либо из сторон закономерных, константных, строеобразующих (то есть именно структурных) элементов самого права.

Глава 2. Проблемы системы российского права

2.1. Вопросы комплексных отраслей права

В настоящее время в юридической литературе существует дискуссия о существовании так называемых «комплексных отраслях права» .

Одни ученые отрицают существование комплексных отраслей права, другие же ученые безусловно признают их право на существование.

Те, кто отрицает существование комплексных отраслей права говорят о том, что «отрасли права в определенном смысле обособлены друг от друга, что не позволяет называть комплексные образования отраслями права, поскольку в противном случае пришлось бы согласиться, что отрасли бываю как обособленные, так и необособленные, что может привести к размыванию специфики одной из важнейших категорий юриспруденции»[26].

По мнению М. И. Байтина неприемлемо положение о существовании комплексных норм права, поскольку отдельная юридическая норма не может одновременно иметь различные предметы и соотносимые с ними методы правового регулирования. Другие же ученые в частности С. С. Алекссеев полагает, что «сложная правовая природа отдельных норм, связанная с их одновременной принадлежностью нескольким отраслям права, получила в общей теории права название «двойной прописки»[27].

По нашему мнению если рассматривать отдельную норму права, вне связи с другими нормами права, определение отраслевой принадлежности норм права может вызвать в ряде случаев затруднение.

Дело все в том, что в отличие от отрасли права, норма права, взятая сама по себе, общественные отношения не регулирует. Она устанавливает либо субъективные права, либо юридические обязанности (активного или пассивного типа) и тогда она выступает в роли конкретно регулятивной нормы права: управомачивающей, обязывающей, и запрещающей, либо меры защиты и меры ответственности (и тогда она выступает в роли охранительной нормы права), либо она устанавливает принципы, цели, задачи правового регулирования отдельных общественных отношений, правила разрешения коллизий. В этом случае такая норма носит обще регулятивный характер. Иными словами норма права подобна кирпичику в здании системы права. На самом деле, как справедливо отмечает Г. В. Мальцев, «общественные отношения, регулируются все же не нормами, а институтами права и более крупными правовыми образованиями»[28].

Возьмем например норму права, содержащуюся в статье 46 (часть1) Конституции РФ, согласно которой «каждому гарантируется судебная защита его прав и свобод». Какова отраслевая принадлежность данной нормы. Тщательный анализ показывает, что данная норма права, будучи нормой принципом используется практически во всех отраслях права. Вместе с тем, существуют нормы определить отраслевую принадлежность которых довольно легко. Так например норма, содержащаяся в статье 21 Трудового Кодекса РФ, очевидно относится к нормам трудового права, норма, содержащаяся в статье 36 Арбитражного процессуального кодекса, определяющая подсудность по выбору истца очевидно относится к нормам Арбитражно–процессуального права. Норма, содержащаяся в статьях Уголовно–исполнительного кодекса очевидно относится к нормам уголовно–исполнительного права. Возникает, однако, вопрос, а к какой отрасли права относятся нормы, регулирующие общественные отношения в сфере образования, науки и культуры, здравоохранения, обороны и безопасности, информации и информатизации, физической культуры и спорта, туризма, предпринимательской деятельности, правосудия, прокуратуры, органов юстиции, адвокатуры, нотариата, внешнеэкономической деятельности, и таможенного дела.

По нашему мнению указанные общественные отношения регулируются соответствующими отраслями права, при наличии одного условия, наличия специфических норм, не относящихся ни к одной другой отрасли права.

Если исходить из данных положений, то тогда получается, что система российского права, должна включать в себя следующие отрасли права, в том числе комплексные:

1. конституционное право;

2. административное право;

3. муниципальное право;

4. гражданское право;

5. семейное право;

6. жилищное право;

7. трудовое право;

8. право социального обеспечения;

9. финансовое право;

10. предпринимательское (хозяйственное право)

11. право внешнеэкономической деятельности;

12. таможенное право;

13. право окружающей среды; включая природоресурное и экологическое право;

14. информационное право;

15. образовательное право;

16. научное право (право, регулирующее общественные отношения в сфере науки) ;

17. культурное право (право, регулирующее общественные отношения в сфере культуры);

18. медицинское право;

19. спортивное право;

20. туристическое право;

21. военное право;

22. уголовное право;

23. уголовно–процессуальное право;

24. уголовно–исполнительное право;

25. гражданско–процессуальное право;

26. арбитражно–процессуальное право;

27. право органов юстиции

28. адвокатское право;

29. нотариальное право;

30. международное публичное право;

31. международное частное право .

Некоторые из этих отраслей права носят комплексный характер.

Возникает вопрос, каков критерий отграничения комплексных отраслей права от базовых.

В юридической литературе нет однозначного ответа на данный вопрос.

По нашему мнению к базовым отраслям права следует отнести такие отрасли права, которые регулируют: а) специфические общественные отношения, не входящие в предмет другой отрасли права; б) подавляющее большинство норм и институтов права носит специфический характер.

К комплексным отраслям права следует отнести, такие отрасли права, для которых характерны следующие особенности: а) наличие специфических общественных отношений, которые обусловлены специфическим видом деятельности, подлежащим правовому регулированию, но которые в отличие от базовых отраслей права, могут входить в предмет иных отраслей права; б) наличие специфических норм и институтов права, которые не характерны для других отраслей права.

По нашему мнению, к числу комплексных отраслей права можно отнести следующие отрасли права: муниципальное право, жилищное право, право внешнеэкономической деятельности; таможенное право; право окружающей среды; информационное право; образовательное право; научное право (право, регулирующее общественные отношения в сфере науки); культурное право (право, регулирующее общественные отношения в сфере культуры); военное право; медицинское право; спортивное право; туристическое право; военное право; право органов юстиции; адвокатское право; нотариальное право; международное частное право. В каждой из этих отраслей права существуют специфические институты, характерные только для данной отрасли права. В научном праве – это институт защиты диссертаций, в медицинском праве, институт оказания медицинской помощи, в международном частном праве – институт разрешения коллизий, в военном праве – правовое регулирование ведения боевых действий, институт призыва, в культурном праве – институт культурных ценностей, в информационном праве – институт защиты информации.

Достаточно интересным представляется вопрос о месте и роли предпринимательского права в системе отраслей права. Одни авторы, полагают, что предпринимательское право – это иллюзорная химера, вроде информационного, образовательного, медицинского, спортивного, энергетического, а также трамвайно-троллейбусного, банно-прачечного и бакалейно-гастрономического права.

Другие же авторы, полагают, что предпринимательское право – это самостоятельная отрасль права, которая регулирует общественные отношения, возникающие в сфере предпринимательской деятельности.

По нашему мнению, прежде всего, необходимо исходить из того, что предпринимательское право регулирует общественные отношения, возникающие в ходе осуществления предпринимательской деятельности. Возникает новый вопрос, а что представляют собой эти общественные отношения, которые возникают в сфере предпринимательской деятельности? И здесь выясняется самое интересное. Оказывается, что эти отношения являются самыми разнообразными. Это и гражданско-правовые отношения, связанные со сбытом (продажей) произведенной продукцией, выполнением работ или оказанием услуг, в том числе с участием граждан (потребителей), это и трудовые и тесно связанные с ними отношения, поскольку сколь-нибудь серьезная предпринимательская деятельность предполагает использование труда наемных работников, это и отношения в области права социального обеспечения, поскольку именно на работодателя возлагаются обязанности по социальному страхованию работников, это и экологические и земельные отношения, поскольку предпринимательская деятельность существует не в безвоздушном пространстве, а осуществляется на Земле, а следовательно на предпринимателя возлагаются обязанности соблюдать экологические требования, это и отношения, связанные с регистрацией, лицензированием, а в ряде случаев и с государственной аккредитацией деятельности или реализуемых программ (в части правового регулирования образовательной деятельности). Кроме того в процессе предпринимательской деятельности возникают общественные отношения связанные с инвестициями и обновлением основных фондов, отношения в сфере производственной безопасности, охраной труда, уплатой налогов и сборов, предоставлением кредитов, страхованием, как обязательным, так и добровольным, защитой прав предпринимателей.

Иными словами практически не существует ни одной отрасли российского права, которая так или иначе не участвовала бы в правовом регулировании общественных отношений, возникающих в сфере предпринимательской деятельности. Более того, мы видим, что участниками общественных отношений, возникающих в ходе предпринимательской деятельности, являются: а) сами субъекты предпринимательской деятельности: граждане – индивидуальные предприниматели и юридические лица; б) граждане – потребители, в) граждане работники, работающие у предпринимателей; д) внутрикорпоративные субъекты – органы юридического лица и их члены (учредители, участники); е) саморегулируемые организации, ж) государство и его органы, ж) органы местного самоуправления; е) общество в целом, что касается экологического законодательства.

Такого рода общественные отношения, не могут быть урегулированы на уровне какой – бы то ни было отрасли права, но только на уровне системы права в целом. Поэтому можно сделать вывод о том, что предпринимательское право - это никакая не отрасль права, пусть даже и комплексная, но самостоятельная сфера или область правового регулирования, включающая и органически сочетающая в себе нормы различных отраслей права, которые регулируют общественные отношения, возникающие в сфере предпринимательской деятельности.

Поэтому предпринимательское право можно отнести как к комплексной отрасли права, так и к области правового регулирования общественных отношений.

Для областей правового регулирования общественных отношений характерны следующие особенности:

1) наличие специфического объекта правового регулирования: вида деятельности порождающего общественные отношения, входящие в предмет правового регулирования;

2) отсутствие или их незначительное количество специфических норм и институтов права, которые не позволяют говорить о наличии комплексной отрасли права;

3) наличие органического сочетания норм различных отраслей права, которые регулируют общественные отношения, возникающие в ходе осуществления деятельности, входящей в объект правового регулирования;

4) осуществление правового регулирования этих отношений на уровне системы права в целом

Указанные критерии позволяют более четко разделять базовые и комплексные отрасли права, а также выделять области правового регулирования, не относящиеся к той или иной отрасли права.

2.2. Сравнительная характеристика пандектной и институциональной системы права, их соотношение с российской системой права

Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права.

Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права.

Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права.

Римское частное право оказало могущественное влияние на все дальнейшее развитие законодательства и правовых учений общества, основанного на частной собственности. Оно представляет собой одно из важнейших исторических явлений права.

Традиционно частное право выделяется в правовых системах большинства стран континентальной Западной Европы (Германия, Франция, Италия, Испания и др.), в силу этого они объединяются в систему континентального (европейского) права. К этой же системе относится российское право, со своими особенностями (ближе к германской ветви, в силу ряда исторических причин). Однако и сама континентальная(романо-германская) система права не стала унифицированной формой изложения частного права и в свою очередь разделилась на пандектную и институциональную системы.

Многие цивилисты сходятся во мнении, что российскому праву присуще черты как пандектной, так и институциональной системы[29].

Родоначальником пандектной системы права выступает Германия и ее гражданское уложения 1896 г., а в качестве представителя институциональной системы будет рассмотрена Франция и ее Кодекс Наполеона 1803 г. Обращаясь к институциональной системе права, необходимо отметить, что она берет свое начало от системы «Институций» крупнейшего римского юриста классической эпохи Гая.

Институциональная система, как разновидность континентального права, исходит из последовательного деления гражданского (частного) права на три основных раздела:

1) правовое положение субъектов («лица»);

2) объекты права и соответствующие им имущественные права («вещи»);

3) способы их реализации и защиты («иски»), включавшие правила обязательственно-правового и даже процессуально-правового характера.

Исходя из структуры институциональной системы права мы можем сделать вывод, что она рассчитана на сравнительно мало развитую дифференциацию. По этой системе построен первый европейский Гражданский кодекс — ГК Франции 1804 г.[30] (Code civil, «Кодекс Наполеона»), который разделен на три основные части: «Лица» (то есть собственники), включая семейно-правовые нормы; «Вещное право» (то есть их имущество и права на него) и «Приобретение собственности» (включая наследственное право и обязательственное право). Кроме того, можно отметить, что ГК Франции не включает общие, модельные положения, иными словами, отсутствует выделение общей части, а сразу и непосредственно структурирует свои нормы по институтам, соответствующим трем вышеназванным частям (институт собственников, институт вещного права и институт приобретения собственности).

Кодекс Наполеона является действующим нормативно-правовым актом, который по сути положил начало романской ветви континентального гражданского (частного) права, воспринятой затем (с некоторыми видоизменениями) в Италии, Испании, Португалии и ряде других европейских стран.

Однако, нельзя не отметить, критику со стороны приверженцев пандектной системы. По их мнению, отсутствие выделение общей части приводит к необоснованному повтору общих принципов и положений при описании каждого института[31].

Более тщательно разработана пандектная система гражданского права, созданная в XVIII-XIX веках германскими правоведами на базе проведенной ими всеохватывающей («пандектной») систематизации источников римского частного права, прежде всего, Юстиниановых Дигест[32]. Ее основным достижением и характерной особенностью стало выделение Общей части (общих положений) гражданского права и дифференциация вещных и обязательственных прав, а также четкое разделение материальных и процессуальных норм. По данной системе построено Германское гражданское уложение 1896 г. (Bürgerliches Gesetzbuch, BGB), в котором выделено пять разделов (книг): Общая часть, Вещное право, Обязательственное право, Семейное право, Наследственное право. В отличие от Кодекса Наполеона здесь выделена общая часть, вещное и обязательное право, а также отдельно обособляются семейное и наследственное право, семейное и наследственное право, а обязательственное право предшествует вещному. Германское гражданское уложение послужило базой для развития германской ветви континентального гражданского права, с теми или иными модификациями развивающейся в Швейцарии, Австрии, Греции и ряде других государств, а также в России.

Рассмотрев представителей институциональной и пандектной системы, необходимо ответить на вопрос - к какой же системе относится российское право. Для этого необходимо проделать небольшой экскурс в историю. Говоря о российском частном праве, нельзя однозначно утверждать какой именно способ изложения норм является главенствующим. Проект разработанного в начале XX века Гражданского уложения Российской империи подобно Германскому гражданскому уложению состоял из пяти книг: Общая часть, Вещное («вотчинное») право, Обязательственное право, Семейное право, Наследственное право[33].

Однако в его системе наследственное право предшествовало обязательственному (что характерно для институционного, а не пандектного подхода), а последнее в значительной мере охватывало также нормы торгового права, тогда как в институционной и пандектной системах торговое право, оставаясь частным по своей юридической природе, тем не менее подлежало отдельной, самостоятельной кодификации. В этом сразу же проявились определенные особенности отечественной гражданско-правовой системы, в целом придерживающейся германских (пандектных) подходов. В дальнейшем эта система, не меняя своей принципиальной (пандектной) основы, была еще более развита. На современном этапе, на наш взгляд, правильнее будет отнести российское гражданское право к пандектной системе, так как изучив ее, мы можем увидеть, что оно предусматривает общую и особенную части гражданского права (что является главным критерием для отнесения нашей правовой системы к пандектной)[34]. Общая часть содержит единые для всего гражданского законодательства правила и абстрактные юридические модели и конструкции (предмет регулирования, объекты гражданских прав). К Особенной части относятся все остальные нормы (плюс правила Общей части, в виде норм, получаемых свое конкретизирующее значение).

Выводы

Таким образом, сравнивая две системы континентального права, мы пришли к следующим выводам:

1. С точки зрения техники изложения и систематизации правовых норм пандектная система более совершенна, так как выделяет общие вопросы, исключая необходимость их повторения в особенной части, и гражданское право России использует ее преимущества.

2. Российское гражданское право необходимо относить к пандектной системе права, отмечая при этом некоторые черты присущие институциональной системе, а также неприсущие ни одной из систем континентального права особенности.

Заключение

Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права.

Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права.

Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права. Цель работы – исследование научных основ теории государства и права. В соответствии с поставленными целями для их решения выдвигаются следующие задачи: Рассмотреть теорию государства и права в системе наук. Исследовать основные задачи и методы теории государства и права. Исследовать объект и предмет теории государства и права. Рассмотреть функции теории государства и права.

Система права — это внутреннее строение структурных элементов права. Включает в себя пять основных компонентов: нормы права, институты права, отрасли права, субинституты и подотрасли.

Структура права включает: 1) основные принципы права; 2) частное право; 3) публичное право.

Основные принципы права определяют векторы и опорное содержание всей правовой регламентации. Вместе с тем неоднородность подпадающих под действие права актов социального поведения обусловливает существование еще двух компонентов, которые полярно отображают базовые направления правовой регламентации. Их принято называть частным правом и публичным правом. Содержание частного права и публичного права должно конкретизировать общеправовые принципы.

Закономерности формирования структуры системы права в нормативном аспекте обусловлены самой сущностью имеющих юридическое значение правил поведения. структура системы такого многогранного явления и феномена, как право, проявляется в нескольких аспектах, каждый из которых отображает какую-либо из сторон закономерных, константных, строеобразующих (то есть именно структурных) элементов самого права.

Сравнивая две системы континентального права, мы пришли к следующим выводам:

1. С точки зрения техники изложения и систематизации правовых норм пандектная система более совершенна, так как выделяет общие вопросы, исключая необходимость их повторения в особенной части, и гражданское право России использует ее преимущества.

2. Российское гражданское право необходимо относить к пандектной системе права, отмечая при этом некоторые черты присущие институциональной системе, а также неприсущие ни одной из систем континентального права особенности.

Список литературы

  1. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (с изм. и доп.) / Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. ст. 3301.

Алексеев С. С. Избранное. М.: Статут, 2013.

Алексеев С. С. Структура советского права // Собр. соч.: в 11 т. - М.: Статут, 2016. Т. 2.

  1. Аржанов М. А. О принципах построения системы советского социалистического права // Советское государство и право. 1939. № 3.
  2. Байтин М. И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). 2-е изд., доп. М.: ООО ИД «Право и государство», 2015.
  3. Богуславский М. М. Международное частное прав / М.М. Богуславский - М.: Юрист, 2014.
  4. Братусь С Л. О предмете советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. №1.

Виндельбанд В. Избранное: дух и история. - М.: Юрист, 1995.

Вригт Г. X. фон. Логико-философские исследования: избр. труды. - М.: Прогресс, 1986.

  1. Вышинский А. Л. Основные задачи науки советского социалистического права // Советское государство и право. 1938. № 4.

Гулыгин А. В. Гегель. М.: Молодая гвардия, 2008.

  1. Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. О системе советского права // Советское государство и право. 1957. № 6. – С. 12-20.
  2. К дискуссии о системе права // Советское государство и право. 1940. № 9.

Кельзен Г. Чистое учение о праве: введение в проблематику науки о праве // Российский ежегодник теории права. 2011. № 4. С. 430-440.

Ленин В. И. Полн. собр. соч. М., 1960. Т. 1.

Мальцев Г. В. Социальные основания права. - М.: Норма, Инфра М, 2016.

  1. Манько Е. А. Эволюция взглядов на систему гражданского права // Международная торговля и торговая политика. – 2008. - №3.- С. 145-150.

Маркс К. Нищета философии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. Т. 4.

Маркс К. Проект закона о разводе // К. Маркс, Ф. Энгельс Соч. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. Т. 1.

  1. Матузов Н. И. Правовая система и личность - Саратов: Сарат. унта, 1987.

Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: учеб. для вузов. М.: Норма, Инфра-М, 1999.

Перельман Х. Справедливость. Российский ежегодник теории права. 2011. № 4. С. 627-630.

  1. Пискотин М. И. / Система советского права и перспективы ее развития. Круглый стол журнала «Советское государство и право» // Советское государство и право. 1982. № 8.

Плеханов Г. В. К вопросу о роли личности в истории // Избр. филос. произв.: в 5 т. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1956. Т. 2.

Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория права: учеб. СПб.: Изд. дом Санкт-Петербургского гос. ун-та, 2005.

Спиридонов Л. И. Теория государства и права: учебник. - М.: Проспект, 2016.

  1. Суханов Е. А. Гражданское право. - М: Юридический мир, 2018.

Теория государства и права: учебник / под ред. В. Я. Кикотя, В. В. Лазарева. - М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2018.

Честнов И. Л. Постклассическая теория права. СПб.: Изд. дом «Алеф-Пресс», 2012.

Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный г-ном Евгением Дюрингом. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1957.

  1. Сайт Юрком 74 [Электронный ресурс]. – М.: Пронто-М, 2015. Режим доступа: http://jurkom74.ru/materialy-dlia-ucheby/grazhdanskii-kodeks-napoleona-1804-g.
  1. Алексеев С. С. Структура советского права // Собр. соч.: в 11 т. - М.: Статут, 2016. Т. 2. С. 51.

  2. Спиридонов Л. И. Теория государства и права: учебник. - М.: Проспект, 2016. С. 30.

  3. Теория государства и права: учебник / под ред. В. Я. Кикотя, В. В. Лазарева. - М.: ФОРУМ: ИНФРА-М, 2018. С. 62.

  4. Плеханов Г. В. К вопросу о роли личности в истории // Избр. филос. произв.: в 5 т. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1956. Т. 2. С. 84.

  5. Маркс К. Проект закона о разводе // К. Маркс, Ф. Энгельс Соч. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. Т. 1. – С. 102.

  6. Мальцев Г. В. Социальные основания права. - М.: Норма, Инфра М, 2016. – С. 80.

  7. Перельман Х. Справедливость. Российский ежегодник теории права. 2011. № 4. С. 627.

  8. Гулыгин А. В. Гегель. М.: Молодая гвардия, 2008. – С. 101.

  9. Кельзен Г. Чистое учение о праве: введение в проблематику науки о праве // Российский ежегодник теории права. 2011. № 4. С. 430.

  10. Вригт Г. X. фон. Логико-философские исследования: избр. труды. - М.: Прогресс, 1986. С. 60.

  11. Виндельбанд В. Избранное: дух и история. - М.: Юрист, 1995. С. 68.

  12. Маркс К. Нищета философии // Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения. - М.: Гос. изд-во полит. лит., 1955. Т. 4. С. 103.

  13. Энгельс Ф. Анти-Дюринг. Переворот в науке, произведенный г-ном Евгением Дюрингом. М.: Гос. изд-во полит. лит., 1957. С. 75.

  14. Ленин В. И. Полн. собр. соч. М., 1960. Т. 1. С. 87.

  15. Алексеев С. С. Структура советского права // Собр. соч.: в 11 т. - М.: Статут, 2016. Т. 2. С. 149.

  16. Иоффе О. С., Шаргородский М. Д. О системе советского права // Советское государство и право. 1957. № 6. – С. 12.

  17. Вышинский А. Л. Основные задачи науки советского социалистического права // Советское государство и право. 1938. № 4.

  18. К дискуссии о системе права // Советское государство и право. 1940. № 9.

  19. Братусь С Л. О предмете советского гражданского права // Советское государство и право. 1940. №1.

  20. Аржанов М. А. О принципах построения системы советского социалистического права // Советское государство и право. 1939. № 3.

  21. Пискотин М. И. / Система советского права и перспективы ее развития. Круглый стол журнала «Советское государство и право» // Советское государство и право. 1982. № 8.

  22. Алексеев С.С. Структура советского права. — М., 1975.

  23. Нерсесянц В. С. Общая теория права и государства: учеб. для вузов. М.: Норма, Инфра-М, 1999. – С. 391.

  24. Поляков А. В., Тимошина Е. В. Общая теория права: учеб. СПб.: Изд. дом Санкт-Петербургского гос. ун-та, 2005. – С. 334.

  25. Честнов И. Л. Постклассическая теория права. СПб.: Изд. дом «Алеф-Пресс», 2012. – С. 443.

  26. Байтин М. И. Сущность права (современное нормативное правопонимание на грани двух веков). 2-е изд., доп. М.: ООО ИД «Право и государство», 2015. С. 298.

  27. Алексеев С. С. Избранное. М.: Статут, 2013. С. 79.

  28. Мальцев Г.В. Социальные основания права. М., 2017.

  29. Суханов Е. А. Гражданское право. - М: Юридический мир, 2018. – С. 61.

  30. Сайт Юрком 74 [Электронный ресурс]. – М.: Пронто-М, 2015. Режим доступа: http://jurkom74.ru/materialy-dlia-ucheby/grazhdanskii-kodeks-napoleona-1804-g.

  31. Матузов Н. И. Правовая система и личность - Саратов: Сарат. унта, 1987. – С. 41.

  32. Богуславский М. М. Международное частное прав / М.М. Богуславский - М.: Юрист,

    2014. – С. 111.

  33. Манько Е. А. Эволюция взглядов на систему гражданского права // Международная торговля и торговая политика. – 2008. - №3.- С. 145.

  34. Гражданский кодекс Российской Федерации (часть первая) от 30.11.1994 № 51-ФЗ (с изм. и доп.) / Собрание законодательства РФ. 1994. № 32. ст. 3301.