Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Публичная власть (Суверенная государственная власть как высшая разновидность публичной власти)

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ

Феномен власти во все времена вызывал большой интерес у представителей практически всех гуманитарных наук. И это не удивительно, если принять во внимание, что достаточно не просто найти более распространенную форму человеческих отношений, но в то же время столь таинственную среди других механизмов социального взаимодействия. Редкие формы человеческого общения выступают предметом столь оживленных дискуссий и диаметрально противоположных оценок в их понимании, и именно к ним относится власть.

Актуальность исследования обусловлена дискуссионностью понимания термина «публичная власть», отсутствием ее легального закрепления и особенностями формирования как системы, состоящей из таких подвидов, как государственная власть (федеральная и региональная) и местное самоуправление (местная власть). Современные тенденции российской государственности характеризуются усиливающимся «встраиванием» местного самоуправления в систему органов государства посредством реализации отдельных переданных государственных полномочий.

В таких условиях представляется, что категория «публичная власть» может быть использована в качестве родового объединяющего понятия в поиске оптимальной модели публичной власти многонационального российского народа, взаимоотношений государства и местного самоуправления, в системе предоставления государственных и муниципальных услуг населению.

Цель работы – выяснить, какое содержание вкладывают исследователи в понятие власти и публичной власти в частности.

Соответственно, задачи работы состоят в комплексном исследовании общих основополагающих признаков государственной власти и местного самоуправления, на основе которых они и объединяются в систему публичной власти, одновременно сохраняя свою независимость и формируя систему предоставления государственных и муниципальных услуг.

Вопросы публичной власти, ее системы и значения в современной российской государственности рассматриваются в трудах таких авторов, как С.А. Авакьян, Н.С. Бондарь, М.В. Баглай, Н.Е. Егорова, В.В. Невинский, Н.Л. Пешин, Л.Б. Соболева, Т.Я. Хабриева, В.Е. Чиркин и др.

Особый вклад в разработку идей публичной власти внесли работы С.А. Авакьяна «Публичная власть: конституционно-правовые аспекты», В.Е. Чиркина «Публичная власть в современном обществе», Т.Я. Хабриевой и В.Е. Чиркина «Теория современной конституции» и др.

1. Понятие власти

Для определения понятия «публичная власть» необходимо разобраться с таким феноменом человеческого социума, как «власть», так как данные понятия соотносятся как частное и общее.

Сущностью любого государства как самостоятельного явления выступает власть, это то первичное, главное и устойчивое, что определяет его содержание, назначение и функционирование. Человечество пыталось на протяжении всей своей истории постигнуть сущность власти, выработать подходы к ее изучению. Наиболее соответствующим как зарубежным, так и отечественным традициям является рассмотрение власти в качестве разновидности каузальных отношений, предложенное ещё Томасом Гоббсом (1588-1679). «Каузальное объяснение подразумевает, что основными структурными элементами властного отношения являются субъект власти – агент, выступающий причиной изменения (возможного изменения) действий другого агента (объекта), и объект власти - агент, изменение деятельности (сознания) которого есть следствие воздействия со стороны субъекта. При отсутствии каузальной связи никакие отношения между акторами не могут считаться «властными»3. Иными словами, смысл властного воздействия выражается в терминах причинно-следственной связи: «Поведение С является причиной поведения П». Однако следует обратить внимание на то, что не каждое каузальное отношение следует именовать властью.

Ряд авторов толкуют отношения власти весьма широко. Так М. Марсаль вслед за Аристотелем считает, что «власть не есть факт специфически человеческий, она имеет условия и корни в биологической структуре, которая обща с животными». Подобных точек зрения придерживаются Бертран де Жувенель и A.M. Дюверже. Мы же, как и большинство ученых, считаем, что субъектом власти может выступать только человек (либо коллектив людей). Критерием отграничения «субъекта» от «несубъекта» является наличие сознания и воли. Отметим, что они могут выступать как в индивидуальной форме, так и в коллективной, в случае, когда субъектом власти выступает определенная социальная группа, коллектив людей, в том числе и институализированный, например орган государственной власти, орган местного самоуправления.

В вопросе о том, кто (что) является объектом власти, точки зрения ученых также расходятся. Вячеслав Филиппович Халипов к числу объектов относит « ... явления, предметы, органы, учреждения, предприятия, население»6. Ж. Ломм к числу объектов власти относит учреждения, режимы, структуры. Схожие мысли можно найти и у Б. Рассела, Э. Голдмена, К. Боулдинга, которые утверждают, что власть может осуществляться и над неодушевленными предметами и животными7. Нам представляется целесообразным распространить на объект те же требования, которые предъявляются к субъекту, т.е. наличие сознания и воли. В соответствии с таким подходом и субъектом, и объектом властных взаимоотношений будут являться только человек либо коллектив людей.

Исходя из вышесказанного, попытаемся дать следующее определение власти как общесоциальной категории. Власть – это ассиметричное социальное отношение, выражающееся в возможности субъекта воздействовать на поведение объекта.

Не менее дискуссионным является вопрос определения понятия, сущности и особенностей публичной власти. Категория власти включает в себя социальные и психологические моменты. Прямым следствием этого является то, что в основе любой власти лежат определенные интересы. Для современной науки традиционно классификация интересов на публичные и частные. В советский период понятие публичный интерес как таковое не рассматривалось. Впервые данный вопрос подвергся исследованию Юрием Александровичем Тихомировым8. Он определяет публичные интересы как «... общественные интересы, без удовлетворения которых невозможно, с одной стороны, реализовать частные интересы, с другой - обеспечить целостность, устойчивость и нормальное развитие организаций, государств, наций, социальных слоев, наконец, общества в целом. Это – официально признанные интересы, имеющие поддержку государства и правовую защиту. Следовательно, публичный интерес есть признанный государством и обеспеченный правом интерес социальной общности, удовлетворение которого служит условием и гарантией ее существования и развития»9.

В данном определении публичный интерес определяется через более широкое понятие – общественный интерес (интерес социальной общности). Фактически получается формула: «публичный интерес = общественный интерес + закрепление его правом». Логически продолжая процитированную мысль, можно сказать, что публичный и общественный интересы не тождественны друг другу, не каждый общественный интерес является публичным, так же как и не каждый публичный интерес является общественным.

Элементами структуры любой власти являются интерес и воля. Любая власть представляет собой волевую реализацию чьих-то интересов. Исходя из этого, можно выделить публичную и частную власть как реализующую публичные и частные интересы соответственно. И публичная, и частная власти будут выступать в качестве разновидностей социальной власти.

Под публичной властью следует понимать волевые отношения, в рамках которых реализуются общезначимые, системообразующие, публичные интересы. Наличие данной власти служит условием и гарантией сохранения целостности и нормального функционирования определенной общности. Частная власть представляет собой власть, реализующую индивидуальные, частные интересы определенного человека либо совпадающие частные интересы группы людей. Примером частной власти будет власть отца над детьми, власть руководителя предприятия в отношении работников и др. Во всех перечисленных случаях посредством власти реализуются либо частные интересы отдельного человека, либо совокупность совпадающих интересов группы людей.

В советский период существовало два подхода к определению публичной власти. Согласно первому подходу, публичная власть отождествлялась с общественной. Л.А. Григорян писал, что «термин «публичная власть» означает всего лишь «общественная власть». А общественная власть существует во всяком обществе»10. Другие же авторы исходили из того, что публичную власть нельзя отождествлять с общественной, публичная власть является синонимом государственной и политической власти. А.И. Ким, полемизируя с Л.А. Григоряном, утверждал: «...мы убеждены, что общественная и публичная власть не тождественны; тождественны же публичная и государственная власти, порожденные политическими отношениями»11. Данную точку зрения разделяют также В.Е. Гулиев и А. Г. Аникевич.

Несколько особняком стоит мнение Т.Н. Семеновой, которая считает, что публичная власть – это «не всякая существующая в обществе власть, а только такая, которая охватывает всех его членов, власть в пределах всего социального организма в целом». В периодике тех лет также можно было встретить высказывание о том, что публичный характер власти означает руководство общими делами общества. Такие подходы гораздо ближе к современному пониманию сущности публичной власти, но они не вписывались в существующие идеологические каноны, к тому же данные точки зрения не были достаточно аргументированы и подверглись критике.

В современной научной литературе также отсутствует единообразное понимание природы публичной власти. В.Ф. Халипов дает следующее определение: «Публичная власть – власть (в присутствии публики), открытая народу и его суждениям, общественная по характеру, не частная, вовлекающая в управление широкие круги населения». A.A. Югов считает, что публичная власть «... есть система всеобщего участия населения в решении совместных дел»14. В.Е. Чиркин отмечает: публичная власть – это разновидность социальной власти, возникающая в «территориальных объединениях людей», имеющая «общий, общественный, а не частный характер. Это – территориальные публичные коллективы... Власть в таком коллективе предназначена сохранять и охранять коллектив».

Более точным, по нашему мнению, является определение, предложенное В.И. Савиным. «Публичная власть – это суверенная власть, представляющая способность народа, а также юридически закрепленное право (возможность) лиц, замещающих должности в государственных или муниципальных органах, воздействовать от имени государства на его население либо население государственных или муниципальных образований в той или иной сфере общественной жизни с целью осуществления общегосударственной политики»16.

В свою очередь Конституция РФ не использует понятие «публичная власть», а указывает на то, что народ осуществляет свою власть через органы государственной власти и местного самоуправления. Поэтому с определенной долей условности именно его можно назвать высшим органом публичной власти. Воля народа, а не какого-либо органа государственной власти или высшего должностного лица является основой для построения и деятельности системы органов государственной власти в Российской Федерации. Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что именно народ является субъектом публичной власти в Российской Федерации, обладающим правом осуществлять свою власть путем непосредственной и представительной демократии. Именно народ прямо или косвенно осуществляет формирование остальных субъектов публичной власти – государственных органов и органов местного самоуправления. Объектом публичной власти всегда является человек, выступающий в различных общественно правовых статусах.

В юридическую практику РФ термин «публичная власть» был впервые введен официальными документами Конституционного суда РФ, в которых она определяется как широкое понятие, включающее государственную власть на федеральном и региональном уровне и местное самоуправление.

2. Публичная власть – признак государства

В Постановлении от 15 января 1998 г. N 3-П Конституционный Суд РФ впервые

официально употребил термин «публичная власть», подчеркнув, что понятие «органы

власти» само по себе не свидетельствует о государственной природе муниципальных

органов, так как публичная власть может осуществляться в форме публичной

деятельности муниципальных органов. В Конституции РФ термин «публичная

власть» напрямую не закреплен.

Нет его официального толкования в праве, т.е. не содержится данное определение в

законодательстве. Однако все чаще законодатель употребляет это понятие в ряде

официальных источников, например, в «Кодексе торгового мореплавания Российской

Федерации» от 30.04.1999 в статье 353; в Постановлении СФ Федерального

Собрания РФ от 8 февраля 2006 г. «О докладе Совета Федерации Федерального

Собрания Российской Федерации 2005 года «О состоянии законодательства в

Российской Федерации»; в Постановлении СФ Федерального Собрания РФ от 19

марта2008 г. «О докладе Совета Федерации Федерального Собрания Российской

Федерации 2007 года «О состоянии законодательства в Российской Федерации» и др.

Понятие «публичная власть» выходит за пределы национального законодательства, оно

встречается и в международных актах, например, в Афинской конвенции о перевозке

морем пассажиров и их багажа 1974 г.(Афины, 13 декабря1974 г.) в статье 21.Тем не

менее на сегодняшний день данное понятие толкуется неоднозначно. Обычно его

рассматривают в качестве одного из основных признаков государства, реже – как

синоним государства.

Несмотря на подобные расхождения, все авторы едины в том, что наличие

указанного вида власти имеет принципиальный характер для любой государственной

организации, в корне отличающей ее от догосударственной, первобытнообщинной

организации. Поэтому нередко публичная власть отождествляется с государственной

властью.

В предыдущие десятилетия она не являлась самостоятельным предметом научных

поисков ни как явление социально-политической жизни, ни как элемент категориально-

понятийного аппарата. В советский период понятие «публичная власть» особой

смысловой нагрузки не несло и его употребление в научной литературе

обусловливалось цитированием в некоторых произведениях классиков марксизма-

ленинизма. Представители данной теории государства рассматривали

публичную власть как специфическую разновидность социальной принудительной власти, возникшую с расколом общества на антагонистические классы, и как политическую власть господствующего класса, независимо от конкретных государственных форм её организации и проявления. В понимании публичной власти прослеживался классовый подход представителей марксистской теории, но с

чем следует согласиться и сегодня – это с тем, что политическая власть связана с определенной организацией общества, каким на тот момент являлось государство, и оказывает свое влияние на большие группы людей, используя в этих целях

специально созданный аппарат и специфические средства.

Значит, публичная власть применима лишь к политической власти государства. Подобной точки зрения придерживаются такие ученые, как А.И.Ким, В.Е.Гулиев, А.Г.Аникевич, В.С.Петров [2]. Однако в советский период можно встретить и другое мнение о том, что это власть, которая охватывает всех членов общества, т.е. по своей сути является общественной [3]. В периодических изданиях советского периода затрагивался вопрос о публичном характере власти, который означал «руководство общими делами общества» [4]. Этот подход ближе к современному пониманию сущности публичной власти.

Таким образом, в советский период появилось несколько подходов к определению публичной власти. Она отождествлялась с общественной, государственной и политической.

На сегодняшний день термин «публичная власть» достаточно широко распространяется как в периодике, учебной, монографической литературе, так и в официальных документах. Но за последнее десятилетие исследований публичной власти в разных ее направлениях проведено немного: изданы монографии А.А. Югова «Правовые основы публичной власти в Российской Федерации» и коллективная монография под редакцией В.И. Савина «Теоретические и практические вопросы становления и развития публичной власти»; написаны и защищены диссертации В.В.Рачинским «Публичная власть как общеправовая категория: теоретико-прикладной аспект», А.В. Богучарским «Публичная политика как форма репрезентации власти в культурно-историческом процессе», П.А. Минаковым «Публичная власть: политологический аспект», И.А.Гдалевич «Политико-правовые технологии противодействия злоупотреблениям публичной властью в России» и др.

Большинство из этих работ имеют политологический аспект. Несмотря на тенденцию размывания границ политологии и теории государства и права, достаточно отчетливо просматривается разобщенность проводимых в рамках указанных наук исследований публичной власти.

Можно констатировать, что в отечественном обществоведении образовался значительный разрыв между значимостью, широким употреблением и степенью научного осмысления данной категории. Имевший место исследовательский вакуум в определенной мере продолжает существовать и поныне, в результате чего публичная власть как правовая категория все еще не стала предметом всестороннего научного анализа. Причина, видимо, в том, что нет четкого определения, раскрывающего существо указанного правового явления.

Поэтому объектом нашего исследования является поиск правового понимания публичной власти через выявление ее существенных признаков и ответа на вопрос, заслуживает ли «публичная власть» как правовая категория внимания законодателя.

Данное социальное явление характеризуется специфическими чертами:

1.По своему происхождению публичная власть – власть общественная.

Она изначально появилась в обществе, т.к. коллектив людей с неодинаковыми интересами объективно нуждался в руководстве, в управлении своего жизнеустройства и жизнедеятельности. Субъектом, осуществляющим последовательное и постоянное регулирование отношений во всех сферах общественной жизни, явилась именно публичная власть. Публичная власть удовлетворяет потребности общества, достигшего известной стадии исторической зрелости, в полномасштабной интеграции, в надлежащем упорядочении социального общежития, в управлении общественным целым. И, как подмечает Л.С. Мамут, благодаря публичной власти, народ делается государственно – организованной коллективностью, публично-властной организацией [8] .

Мы уже говорили о том, что народ согласно Конституции РФ является источником власти. Как источник власти и носитель суверенитета, он может быть определен как большая группа людей или совокупность граждан, объединенная общностью территории, культуры, экономических связей и системой права. Суверенитет дает ему право как «носителю» реализовывать верховную власть независимо и самостоятельно. Суверенитет нельзя разделить, передать часть другому субъекту, ограничить: он либо есть, либо его нет. Поэтому именно российский народ становится первостепенным носителем власти. Он не может в полной мере из-за своего многочисленного состава самостоятельно осуществлять свою власть. Его воля может быть реализована на практике не им самим, а отдельными структурными образованиями. Поэтому осознанно, подчас вынужденно народ создает для реализации важнейших задач собственного существования необходимый ему публичный субъект, который берет на себя определенные гарантии по созданию благоприятных условия для плодотворного развития всех сфер общественной жизни и реализует публичные интересы. Народ делегирует публичной власти право выступать от своего имени в интересах всего общества, реализовывать функцию власти с целью гармонизации общественных отношений, защиты прав и свобод граждан.

Разнообразные потребности предусматривают и создание разнообразных субъектов: государство, население определенного региона, муниципальные образования, территориальные коллективы граждан, общественные объединения, организации, политические партии и т.д. Для удобства реализации поставленных задач, достижения цели публичный субъект при согласии основного (народа) формирует свои специализированные органы управления, которые также становятся субъектами публичной власти, т.к. получают властные полномочия и становятся обладателями власти. Но правовой статус органов управления должен определять субъект, который их формирует.

Вместе с тем представителям передается только часть властных полномочий, оставшимися полномочиями народ может воспользоваться, реализуя свое право на самоопределение, под которым понимается право устанавливать свой политический статус и свободно обеспечивать свое экономическое, социальное и культурное развитие [9].

2. Публичная власть реализует публичные интересы.

Она выступает как обобщающая, когнитивная и социально-нормативная категория, отражающая ее отличие от власти личной, индивидуальной, корпоративной. Содержание публичной власти как социальной функции – интеграция и организация (упорядочение) общества, управление им, достигаемые с помощью соответствующих средств и методов. Любой вид публичной власти определяется общими интересами ее субъектов и исходящими из этого задачами, которые решает каждый конкретный вид власти.

3. Принципы организации и функционирования публичной власти

Для полного раскрытия категории «публичная власть» необходимо рассмотреть принципы организации и функционирования публичной власти.

Принципы (от лат. «рппаршш» - первоначало, основа) - это основополагающие идеи (требования), характеризующие содержание, сущность и назначение в обществе публичной власти; определяющие в своей совокупности идеальную модель (способ) организации и деятельности объектов публичной власти.

Обозначим основные принципы публичной власти и дадим им краткую характеристику.

1. Принцип законности.

В классическом виде содержание данного принципа закреплено в ст. 15 Конституции РФ: «Конституция Российской Федерации имеет высшую юридическую силу, прямое действие и применяется на всей территории Российской Федерации. Законы и иные правовые акты, принимаемые в Российской Федерации, не должны противоречить Конституции Российской Федерации. Органы государственной власти, местного самоуправления, должностные лица, граждане и их объединения обязаны соблюдать Конституцию Российской Федерации и законы». Можно сказать, что реализация публичной власти должна осуществляться только в рамках, установленных правом.

2. Принцип единства системы публичной власти.

Идея единства власти в различные исторические эпохи наполнялась различным содержанием. На сегодняшний день единство власти можно понимать трояко: как социальное единство, как единство целей и направлений деятельности, и, наконец, как организационное единство18.

Под организационным единством понимается принадлежность всей полноты власти либо одному органу (например, монарху), либо определенному виду органов (советы). Исходя из этого, теория разделения власти отвергается как неприемлемая. Учитывая, что «плюсы» и «минусы», а также результаты организационного единства органов власти общеизвестны, отметим, что на сегодняшний день сфера применения данного аспекта принципа значительно сужена и ограничивается, в основном, сферой исполнительной власти (в частности, правоохранительных органов).

Гораздо чаще единство власти рассматривается как единство целей и направлений деятельности. Любая властная деятельность a priori включает в себя процесс целеполагания. Причем в основе процесса целеполагания, осуществляемого различными органами, должны лежать идентичные, схожие базовые принципы, ценности, идеи. Только наличие такого единства способно обеспечить полноценную реализацию целей и задач, стоящих перед институтами публичной власти. В то же время не стоит и абсолютизировать данную грань принципа: в современном демократическом обществе абсолютного единства быть не может. Отсутствие каких-либо разногласий, как правило, говорит о стагнации, преобладании тоталитаристских тенденций, отсутствии в обществе плюралистических и демократических начал.

Достаточно актуален вопрос социального единства власти. С формальной точки зрения социальное единство определяется источником власти. Власть может принадлежать народу (большинство стран), трудящимся (социалистические страны) либо блоку сил19. С содержательной же точки зрения социальное единство означает социальную базу власти, те социальные группы, страты, классы, которые составляют социальный фундамент власти, на которые в основном ориентируется деятельность и которыми в большей степени поддерживается деятельность субъектов публичной власти.

3. Принцип гласности.

Данный принцип также является одним из основополагающих принципов. Применительно к деятельности субъектов публичной власти данный принцип означает обеспечение открытости и доступности информации об их решениях и действиях.

4. Принцип компетенционной самостоятельности и независимости различных субъектов публичной власти.

Данный принцип по своему содержанию является аналогичным принципу разделения власти в сфере государственной власти. Отметим, что внедрение данного принципа позволит создать ситуацию, когда различные субъекты публичной власти, обладая собственной компетенцией, не смогут произвольно вторгаться в сферу компетенции других субъектов, подменять их и ограничивать их самостоятельность. Введение же системы взаимного сдерживания, аналогичной системе сдержек и противовесов в сфере государственной власти, не позволит непропорционально усиливаться отдельным видам публичной власти, вытесняя другие виды власти из сферы принятия решений.

5. Принцип ответственности.

На сегодняшний день практически все ученые, так или иначе затрагивающие в своих исследованиях вопросы власти, отмечают необходимость установления взаимной ответственности субъектов и объектов власти20. Причем в силу российской специфики акцент делается именно на ответственности субъектов, и в первую очередь органов публичной власти, так как институт ответственности граждан теоретически более разработан и применяется на практике гораздо активнее. Тем не менее, стало уже почти аксиоматичным, что личность (выступая в большинстве случаев в качестве объекта власти) и различные органы власти (являясь, как правило, субъектами власти) несут равную ответственность друг перед другом и, согласно формулировке Конституционного Суда РФ, «связаны взаимными правами, ответственностью и обязанностью».

Рассмотренные выше пять принципов свойственны публичной власти во всех исторических эпохах и любых обществах и государствах. В современных демократических обществах для публичной власти характерен еще один принцип – принцип признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина.

Конституция РФ в ст. 2 провозглашает, что «человек, его права и свободы являются высшей ценностью». В ст. 18 Конституции закреплено: «Права и свободы человека и гражданина являются непосредственно действующими. Они определяют смысл, содержание и применение законов, деятельность законодательной и исполнительной власти, местного самоуправления и обеспечиваются правосудием». Однако последовательная реализация данного принципа требует четкого правового закрепления не только прав граждан, но и корреспондирующих им обязанностей соответствующих органов публичной власти. И если перечень прав и свобод человека и гражданина, закрепленный в законодательстве, в целом соответствует современным представлениям и международным нормам, то с закреплением корреспондирующих обязанностей дело обстоит несколько хуже. Полная ясность в вопросе распределения компетенции между субъектами публичной власти различных видов и уровней в рассматриваемой области в действующем законодательстве отсутствует. На практике нередко возникают ситуации, когда не совсем понятно, чья же именно обязанность корреспондирует тому или иному праву человека.

Таким образом, можно сделать вывод о том, что публичная власть – это совокупность общественных отношений, связанных с возможностью субъекта обеспечить подчинение воли объекта в целях реализации закрепленных правом общественных интересов. Осуществление публичной власти должно основываться на следующих принципах: законности, единства системы публичной власти, гласности, компетенционной самостоятельности и независимости, ответственности и принципе признания, соблюдения и защиты прав и свобод человека и гражданина

4. Соотношение государственной и публичной власти

Рассмотрение вопроса о соотношении государственной и публичной власти в контексте заявленной темы исследования имеет принципиальное значение. Это обусловлено тем, что необоснованное расширение границ государственной власти влечет за собой ограничение прав, свобод, законных интересов граждан и других субъектов общественных отношений, вторжение государства в те сферы социальной жизни, куда оно не должно вмешиваться. Чрезмерное огосударствление социальных отношений происходит посредством применения соответствующих методов воздействия, чего в условиях формирования гражданского общества и построения правового государства допустить нельзя. В этой связи необходимо доктринально определить сферы ответственности (функционирования) государственной власти и иных видов публичной власти.

Как нами было отмечено ранее, структурными элементами власти являются взаимосвязанные между собой интерес и воля. Власть в любом своем проявлении представляет собой осознанное воплощение посредством воли определенных интересов. Исходя из этого, ученые выделяют частную и публичную власть как реализующую, соответственно, частные и публичные интересы. И публичная, и частная власти выступают в качестве разновидностей социальной власти.

В самом общем виде, под социальной властью понимается способность чьей-либо воли оказывать определяющее воздействие на поведение другого субъекта (например, власть в семье, различных общественных организациях и т.п.). Социальная власть неотделима от любой более или менее организованной и устойчивой общности людей, будь то род, племя, семья, общественная организация, партия или даже государство. Власть – едва ли не определяющее свойство, обеспечивающее существование общественных институтов.

Власть придаёт обществу целостность, служит важнейшим фактором в организации порядка. Иными словами, это системообразующий элемент, обеспечивающий жизнеспособность общества. Под действием власти общественные отношения становятся целенаправленными, приобретают характер управляемых и контролируемых связей, а совместная жизнь людей делается организованной и упорядоченной.

Необходимость социальной власти в человеческих коллективах возникает из их совместной осознанной деятельности, что предполагает разделение труда, регулирования поведения, установление определённой иерархии, порядка взаимоотношений людей в коллективе и коллективов между собой. Социальная власть, в любом ее выражении, всегда содержит элемент принуждения, формы которого многообразны. В этой связи, определяют множество разновидностей власти по самым различным основаниям деления: экономическая, военная, идеологическая, религиозная, корпоративная и т.д.

Таким образом, социальная власть присуща любой общности и в своей реализации может опираться на различную основу – обычаи, традиции, право, мораль и прочее.

Публичная власть как разновидность социальной власти распространяется на все государственно-организованное общество в целом, а не на отдельные социальные группы, обеспечивая порядок и стабильность в обществе посредством экономического, идеологического и организационно-правового воздействия, реализуемого с помощью специального аппарата [5, С. 87-88].

Государственная же власть, будучи связанной с такой социальной организацией общества, как государство, представляет собой особую разновидность социальной власти, опирающуюся на право. Государство – это, прежде всего, и главным образом публичная власть, которую Энгельс назвал важнейшей отличительной чертой государства [19, С. 170-171; 17, С. 250, 251, 253, 289 и др.].

Под публичной властью следует понимать способность и возможность специально уполномоченных обществом и государством субъектов реализовывать общезначимые, системообразующие, публичные интересы в рамках соответствующих правоотношений. Является достаточно устоявшимся пониманием, что именно «публичная власть, территориальная организация граждан (или подданных) и суверенитет – таковы основные признаки государства». Наличие публичной власти служит условием и гарантией сохранения целостности и нормального функционирования как отдельной общности людей, так и государства в целом.

Советская наука не признавала разграничения и независимого сосуществовании публичных и частных интересов. Считалось, что у индивида не может быть каких-либо интересов, не совпадающих с интересами общества и его главного авангарда, организующей и направляющей социал-демократической (позже – коммунистической) партии. Традиционным для советского обществоведения стало цитирование слов В.И.Ленина из письма Д.И. Курскому: «Мы ничего частного не признаем, для нас все в области хозяйства есть публично-правовое, а не частное... Отсюда – расширить

применение государственного вмешательства в частно-правовые отношения» [16, С. 398]. В результате такой установки на свет появился, по выражению С.С. Алексеева «бессильный правовой инвалид – Гражданский кодекс, который не является сводом частного права».

Таким образом, на практике непризнание частных интересов происходило не только в сфере государственного хозяйствования.

В то время публичная власть понималась исходя из учения марксизма-ленинизма. Учеными-государствоведами было выработано несколько подходов к определению публичной власти. Согласно первому подходу, публичная власть отождествлялась с общественной. Л.А. Григорян писал, что «термин «публичная власть» означает всего лишь «общественная власть». А общественная власть существует во всяком обществе».

Кроме Л.А. Григоряна, отождествлял общественную и публичную власть И.А. Азовкин. М.И. Байтин также утверждает, что «политическая, государственная власть представляет собой разновидность общественной, публичной власти». Л.И. Каск заявил, что «публичной властью» являлась и власть в родовом обществе. Равным образом можно называть власть при государственной организации «общественной властью». Другие авторы придерживались мнения, что публичную власть нельзя отождествлять с общественной, публичная власть является синонимом государственной и политической власти. Так, И.М. Степанов писал: «Публичная, т.е. политически организованная власть, есть власть господствующего класса...». А.И. Ким, полемизируя с Л.А. Григоряном, утверждал: «...мы убеждены, что общественная и публичная власть не тождественны; тождественны же публичная и государственная власти, порожденные политическими отношениями». Его мнение разделяет и А.Г. Аникевич. Данную точку зрения можно встретить и в учебной литературе: «Под публичной властью понимается политическая власть или – что тоже самое – организованное насилие одного класса для подавления другого».

Несколько иного мнения придерживается Т.Н. Семенова, считающая, что публичная власть – это «не всякая существующая в обществе власть, а только такая, которая охватывает всех его членов, власть в пределах всего социального организма в целом» . В периодических изданиях тех лет также можно встретить высказывание о том, что публичный характер власти означает руководство общими делами общества. Такие подходы ближе к современному пониманию сущности публичной власти, но они не вписывались в существующие идеологические догмы, кроме того, данные точки зрения не были достаточно аргументированы и подверглись критике.

В существовавших подходах в то же время отсутствовало единство взглядов. Мнения разошлись по поводу того, что понимать под общественной властью. Одни авторы общественную власть трактовали как власть, существующую в любом обществе, как функцию любого общества, средство упорядочивания общественных отношений. Сторонником такого подхода является Л.А. Григорян, который выделял две формы общественной (публичной) власти.

Первая форма – это общественное самоуправление как власть чисто общественная или просто общественная, совпадающая с обществом, принадлежащая всему обществу, осуществляемая самим обществом в интересах всех членов общества без создания какого-либо специального аппарата осуществления этой власти, стоящего над обществом, и опирающаяся лишь на «силу авторитета», на убеждение, воспитание и общественное воздействие.

Вторая форма – политическая или государственная власть – власть не всего общества в целом, а одного или нескольких классов, господствующих в обществе, власть, отчуждаемая от общества и становящаяся над ним, требующая для своего осуществления специально созданного профессионального аппарата и опирающаяся на специфические средства государственного принуждения [7, C. 85].

Другие авторы исходили из мнения, что интегрирующим видом власти, объединяющим все виды и формы власти в различных обществах, является не общественная, а социальная власть. Последняя же делится на общественную и государственную. «Общественная власть не может быть интегрирующей властью: имея всеобщее значение не для каждого общества, она не может быть властью в широком смысле слова. Такой властью может быть только социальная, т.е. власть, функционирующая в каждом обществе в различных сферах социальной жизни, власть как выражение волевых общественных отношений. Такая социальная власть – функция любого общества, любой более или менее устойчивой общности (коллектива) людей. Она проявляется в многообразных формах. В государственно-организованных обществах она проявляется как государственная и общественная власть» [14, C. 31].

С нашей точки зрения, прежде всего, не следует искать глубоких различий между терминами «общественная власть» и «социальная власть». Мы считаем эти понятия синонимами, а публичную власть рассматриваем одной из разновидностей социальной (общественной) власти наряду с частной. Разграничение в последнем случае, по нашему мнению, должно осуществляться по признаку обеспечения интересов либо общества, социальной группы, либо отдельно взятого индивида (субъекта права). Публичные интересы общества, которые, по крайней мере, в идеале призвана реализовывать публичная власть, могут не совпадать с личными, индивидуальными или корпоративными интересами. Принципиальное их различие было установлено еще в древности. К примеру, в Древнем Риме юристы вкладывали в основу разграничения публичного и частного права разграничение публичных и частных интересов. Так, древнеримский юрист Ульпиан в знаменитых Дигестах Юстиниана (Кн. 1, титул 1, 1, §2 de justitia et jure) писал: «Публичное право, которое относится к положению римского государства, частное, которое (относится) к пользе отдельных лиц; существует полезное в общественном отношении и полезное в частном отношении».

Субъектом, уполномоченным осуществлять задачу реализации публичных интересов общества, является, прежде всего, государство в лице его органов и должностных лиц. В условиях практически полного огосударствления общества, когда единственным социально значимым видом власти в обществе является государственная власть (таким, например, было советское государство), понятие «публичная власть» особой смысловой нагрузки не несёт. Этим и объясняется тот факт, что в отечественной литературе долгое время понятие «публичная власть» практически не употреблялось.

В современной российской юридической литературе, несмотря на новые социально экономические условия, прослеживается определенная преемственность в понимании природы публичной власти, прежде всего, в части отсутствия единообразия в толковании данного понятия как такового.

Ряд авторов базирует свою интерпретацию понятия «публичная власть» на словарном значении прилагательного «публичный», раскрываемого, как правило, через слова «явный», «открытый» и т.п. Так, например, В.Ф. Халипов дает следующее определение понятия: «Публичная власть – власть (в присутствии публики), открытая народу и его суждениям, общественная по характеру, не частная, вовлекающая в управление широкие круги населения» [27, C. 553].

В.Е. Чиркин, не давая определения публичной власти, обращает внимание на интересы, которые призвана обеспечивать публичная власть. Он пишет, что публичная власть существует в территориальном публичном коллективе (общество в данном конкретно взятом государстве, народ субъекта федерации, муниципального образования и др.). Публичная власть призвана действовать, прежде всего, в интересах таких территориально-организованных коллективов и, соответственно, представляет собой воплощение их интересов.

Л.М. Мамут указывает на имманентность публичной власти обществу, её двойную объективацию. С одной стороны, она объективируется в людях, составляющих государственно-организованное общество, как социальная функция, с другой объективируется в сети структур публичных отношении, институтов, норм, процедур, ролей, Л.М. Мамут пишет: «Публичная власть удовлетворяет потребности общества, достигшего известной стадии исторической зрелости, в полномасштабной интеграции, в надлежащем упорядочении социального общежития, в управлении общественным целым. Благодаря ей, оно (а стало быть, народ) делается государственно-организованной коллективностью, публично-властной организацией. Эта организация (и организованность) наделяет народ такими специфическими чертами-качествами, которых нет у народа-населения и нет у народа-нации».

A.A. Югов считает, что публичная власть «... есть система всеобщего участия населения в решении совместных дел». Он дает следующие характеристики публичной власти. «Публичная власть – это всякая политическая власть, осуществляемая гражданами в коллективных формах. Публичная власть – это особая и самостоятельная власть, не совпадающая по своему содержанию и объему с властью государственной. В известном смысле, публичная власть, когда мы понимаем ее как власть народа в целом,4 Лат. Immanentis - «пребывающий внутри» есть высшая форма власти».

В целом следует отметить, что в российской теоретико-правовой литературе зачастую не принимается во внимание достаточно устойчивое, сформированное в европейском законодательстве и правоприменительной практике понимание сущности публичной власти. В зарубежных изданиях понятие «публичная власть» трактуется принципиально по иному, нежели в российских.

К примеру, понятие «органы публичной власти» одно из изданий раскрывает следующим образом: «организации, которые созданы государством для осуществления публичных интересов, имеющие различные уровни автономии от государства в зависимости от типа деятельности, которую они призваны осуществлять. Таким образом, в основу разграничения в данном случае кладется различие публичных и частных интересов.

Таким образом, в наиболее развитых зарубежных государствах, где развитие социума шло несколько по-другому, отличается и сформированное там понимание публичной власти. В ходе развития демократических институтов и формирования гражданского общества в этих странах на повестку дня встал вопрос о целесообразности осуществления государством тех функций, которые более эффективно могут быть реализованы субъектами негосударственного сектора (частными, волонтерскими организациями и т.п.).

К примеру, в странах Европы в последние 20 лет общепринятой стала практика передачи ряда государственных функций в частный сектор как на постоянной основе, когда государство практически полностью снимает с себя обязанность осуществления определенных функций, так и временно, по контракту. При этом один и тот субъект права в одной ситуации может выступать как осуществляющий государственную функцию (быть субъектом публичного права), в другой – как частное лицо, что влечет, естественно, за собой соответствующие правовые последствия.

К примеру, врач общей практики, исполняя свои обязанности в рамках программы обязательного медицинского страхования, являет собой представителя публичной власти, однако в отношении с частными клиентами – он же выступает лишь частным лицом и, соответственно, не государство, а он сам должен нести ответственность за свои действия.

Дело в том, что Европейский суд по правам человека и в целом европейская судебная практика возлагает на государства бремя ответственности за нарушение положений Конвенции не только государственными, но и негосударственными органами, хотя бы и временно, но исполняющие публичные функции. При этом государства не могут снимать с себя соответствующую обязанность и возлагать защиту прав и свобод человека на частные организации и индивидуальных лиц. В тех случаях, когда государство полагается на частные организации в осуществлении своих функций, к примеру, в вопросах оказания юридической помощи (дело «Ван дер Мюссель против Бельгии» (1983 г.) или общего образования своих граждан (дело «Костелло-Робертс против Соединенного Королевства» (1993 г.), оно по-прежнему сохраняет за собой бремя ответственности за любые нарушения, произошедшие в ходе осуществления подобных действий частными лицами.

Более того, государство, как субъект с особым правовым статусом, несет ответственность за недостатки национального законодательства, регулирующего вопросы осуществления публичной власти. Речь в данном случае идет о выплате справедливой денежной компенсации за допущенные нарушения, а также собственно об устранении пробелов, коллизий и прочих недостатков законодательства и практики правоприменения, повлекших нарушения.

В связи со сказанным в европейском законодательстве и правоприменительной практике сформировалось понимание двух видов органов публичной власти, на действия которых распространяются обязательства государства относительно справедливого возмещения. Это так называемые органы публичной власти в «чистом» виде, а также «функциональные» органы публичной власти, которые осуществляют публичные функции только по специальному полномочию государства. При этом понятие «публичная функция» трактуется предельно широко.

К примеру, «функциональными» органами публичной власти признаются водоснабжающие компании, даже если они полностью приватизированы, жилищные ассоциации, дома престарелых, организации по уходу за лицами с психическими заболеваниями и даже организации, управляющие общественными рынками.

По нашему мнению, в современной России должно быть сформировано аналогичное понимание публичной власти. Под публичной властью в узком смысле следует понимать государственную власть, и, следовательно, применительно к Российской Федерации она осуществляется органами власти и должностными лицами федерального и регионального уровня.

Однако помимо этого целесообразно выделять публичную власть в широком смысле, имея в виду включение в систему государственного управления субъектов, не имеющих непосредственной связи с государством, коллективных субъектов, представляющих органы местного самоуправления, а также иные социальные группы, в том числе частно-правовой природы, задействованные в государственном управлении. В ситуациях, когда и они включаются в непосредственную реализацию функций государства, они становятся составной частью публичной власти в широком смысле этого слова, поскольку в той или иной степени задействуются в управлении обществом.

Важно отметить, что в Концепции административной реформы в Российской Федерации в 2006 - 2010 гг. говорится, что в рамках общей оптимизации функций органов исполнительной власти предусматривается разработка и обеспечение аутсорсинга, механизма передачи отдельных полномочий органов власти негосударственными субъектами путем заключения с ними соответствующих контрактов. Примером данного направления реформирования является создание саморегулируемых организаций, а также передача права на проведение технического осмотра транспортных средств негосударственным операторам технического осмотра, аккредитованными для этого в установленном порядке.

Учитывая вышесказанное, возможно сделать попытку выделить признаки, присущие публичной власти, отличающие ее от других видов власти:

1. Публичная власть нацелена на реализацию особого вида интереса – публичного интереса, который соединяет в себе общие интересы многих членов общества. Механизмы государства должны позволять выявить превалирующие интересы, установив при этом разумный баланс между интересами большинства (публичным интересом) и интересами отдельной личности. При этом не должно возникать никакого противоречия, поскольку, как правильно отмечал еще столетие назад Н.М. Коркунов, «интересы только и существуют у отдельных людей, т.к. только люди суть действительные, реальные элементы общежития, а соответственно, общий интерес есть не что иное, чем совокупность частных интересов».

2. Публичная власть существует в рамках общности людей, объединенных определенной территорией или, по выражению В.Е. Чиркина, в «территориальном публичном коллективе». Данный автор отмечает, что в основе территориального публичного коллектива лежат географические и социальные связи физических и юридических лиц, на каждого из которых распространяется совместная воля всего коллектива.

Признак территориальной сферы действия публичной власти имеет весьма существенное значение, что, в частности, отражается и в законодательстве. Так, статья 14 Федерального закона «Об общественных объединениях» предусматривает, что в Российской Федерации создаются и действуют общероссийские, межрегиональные, региональные и местные общественные объединения, каждое из которых имеет свою, соответствующую территориальную сферу деятельности.

3. Публичная власть распространяет свое действие на всех лиц, входящих в соответствующий территориальный публичный коллектив, не смотря на то, что отдельные субъекты могут и не поддерживать данную власть, а их личные, индивидуальные или корпоративные интересы, как мы отмечали выше, могут не совпадать с публичными интересами всего общества.

4. Легальность публичной власти является как сущностно важным признаком, так и требованием к ней. Публичная власть должна основываться на праве, органы публичной власти должны создаваться, а должностные лица, соответственно, избираться, назначаться в порядке, установленном действующим законодательством. Отсюда же вытекает такое требование к публичной власти как соответствие деятельности органов и должностных лиц её осуществляющих, всем положениям нормативных правовых предписаний, т.е. её признак (требование) законности.

5. Публичная власть функционирует в рамках специально создаваемых институтов, её воплощающих и реализующих. Такими институтами являются специально организованные и формализованные субъекты публичной власти, которым соответствующие полномочия переданы от государства и общества.

6. Многоплановый характер осуществляемой деятельности является неотъемлемым признаком публичной власти, поскольку она призвана реализовывать множество задач практически во всех сферах жизнедеятельности общества. Выше нами был приведен пример, относительно того, что в разные исторические периоды сфера компетенции публичной власти меняется, перераспределяясь с властью государственной, однако в любом случае они остаются достаточно широкими.

7. Важным признаком публичной власти является её способность создавать нормы права и иные социальные нормы. При этом важно отметить, что если рассматривать публичную власть в широком смысле, то функцию делегированного правотворчества в определенных сферах могут осуществлять не только органы государства, но и надгосударственные структуры (как например, правительство Европейского союза), а также иные субъекты, которым государство передает соответствующие полномочия (например, органы местного самоуправления). Этим отличается современное понимание от официальной идеологической концепции советского периода, когда было принято считать, что только органы государственной власти имеют монопольное право на нормотворчество.

8. Публичная власть выполняет в обществе функцию примирения, согласования интересов общества, служит средством достижения социального компромисса, что не свойственно другим видам власти. Она призвана разрешать противоречия, возникающие в обществе, что обеспечивается посредством некоторого обособления публичной власти от интересов отдельных социальных групп, соблюдения совокупных интересов общества.

В свое время еще Гермогениан говорил: «Все право установлено для людей». Именно поэтому справедливым считается утверждение о том, что «общее благо не враждебно, по природе своей, частному интересу; оно только комбинирует многие частные интересы, дабы достигнуть... наибольшего счастья наибольшего числа лиц...». Деятельность органов и институтов публичной власти призвана обеспечивать реализацию интересов отдельными лицами и социальными группами. Только у публичной власти для этого имеется соответствующий инструментарий.

9. Универсальный характер публичной власти проявляется в том, что она распространяет свое действие на всю территорию, на все время и на неограниченный круг лиц.

10. Наконец, последним, но также несомненно важным признаком публичной власти назовем её соответствие господствующим в обществе ценностям. Данные ценности, естественно, с течением времени могут меняться, что и определяет изменяющийся характер публичной власти, расширение сферы её действия, разграничения полномочий с властью государственной.

Таким образом, исходя из указанных выше признаков, можно дать следующее определение публичной власти. Публичная власть – это одна из наиболее универсальных разновидностей социальной власти, действующая в рамках определенной общности людей и территории, реализуемая совокупностью институтов (лиц) и в силу легальности призванная отражать и сочетать многоплановые интересы различных слоев общества в соответствии с превалирующим в нем интересами и ценностями.

И, как было отмечено выше, разновидностью публичной власти является власть государственная.

5. Суверенная государственная власть как высшая разновидность публичной власти

Государственная власть является высшей формой публичной власти, поскольку, во-первых, ее социальный источник — особый территориальный коллектив, народ всей страны, во-вторых, в силу этого только она обладает суверенным характером, является суверенной разновидностью публичной власти, в-третьих, только она может регулировать все вопросы жизнедеятельности общества, в-четвертых, именно она юридически наделяет кругом предметов ведения и полномочиями остальные публичные территориальные коллективы, наделяет основами компетенции их органы. Государство — официальный представитель всего общества страны в его государственных границах и на международной арене. Его власть распространяется на всю территорию государства, включая ее подвижные части в границах и вне границ — самолеты, корабли под флагом государства, космические аппараты, на граждан государства, находящихся за границей. Другие территориальные публичные коллективы, за редчайшими исключениями, своего гражданства не имеют, но и в тех случаях, когда есть гражданство субъекта федерации, о нем вспоминают мало, практически возникающие вопросы решают федеральные органы. Власть государства имеет универсальный характер: она может распространяться на все отношения, которые регулируются государством и правом и поддаются такому регулированию. Государственная власть едина. Разделение ее на определенные ветви (законодательную, исполнительную, судебную, иногда в конституциях называют и другие15) не противоречит единству государственной власти, единству политики, проводимой по принципиальным вопросам всеми ее органами. Поэтому, видимо, в наше время в конституциях, в том числе и в ст. 10 Конституции РФ, один из основных принципов, относящихся к организации государственной власти, целесообразно обозначить не только как разделение властей, а в формулировке: единство государственной власти и разделение ее ветвей.

Государственная власть не только едина, но и единственная государственная власть в обществе страны. Создание органов, действующих как разные власти, приводит к печальным последствиям (Москва в начале октября 1993 г.). Только государство может осуществлять (или только от имени государства может осуществляться) законное и легитимное государственное принуждение (государство может делегировать право применять некоторые формы принуждения органам других территориальных публичных коллективов, но опять-таки они применяются только в соответствии с законами государства и имеют менее существенный характер, нельзя, например, делегировать право применять уголовные наказания).

Государственная власть, государство осуществляет роль социального арбитра в обществе, регулируя в том числе отношения социальных классов и слоев (а также их организаций), чтобы их соперничество и противоречия разрешались мирным путем в правовых формах и не приводили к насильственным действиям, а в конечном счете к анархии и распаду общества. Детальное рассмотрение вопроса о социально-арбитражной власти государства как социального арбитра выходит за пределы данной работы. Отметим лишь, что социальный арбитраж государства не имеет абсолютно беспристрастного характера. Хотя государство защищает законные интересы меньшинства, на государственную власть оказывает основное давление социальный слой, доминирующий в обществе экономически, политически и идеологически. Поэтому, обсуждая вопрос о государственной власти как особой форме выражения публичной власти всего народа, важно учитывать отмеченное обстоятельство. В науке говорится и о других характеристиках государственной власти как публичной власти наиболее крупного территориального публичного коллектива — государственно-организованного общества.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В результате проведенного исследования мы пришли к следующим выводам.

Под публичной властью в узком смысле следует понимать государственную власть, и, следовательно, применительно к Российской Федерации она осуществляется органами власти и должностными лицами федерального и регионального уровня.

Конституция РФ не использует понятие «публичная власть», а указывает на то, что народ осуществляет свою власть через органы государственной власти и местного самоуправления. Поэтому с определенной долей условности именно его можно назвать высшим органом публичной власти. Воля народа, а не какого-либо органа государственной власти или высшего должностного лица является основой для построения и деятельности системы органов государственной власти в Российской Федерации.

Исходя из этого, можно сделать вывод о том, что именно народ является субъектом публичной власти в Российской Федерации, обладающим правом осуществлять свою власть путем непосредственной и представительной демократии. Именно народ прямо или косвенно осуществляет формирование остальных субъектов публичной власти – государственных органов и органов местного самоуправления. Объектом публичной власти всегда является человек, выступающий в различных общественно правовых статусах.

Завершая разговор о значении и содержании категории «публичная власть», необходимо отметить, что публичная власть как обобщающее, родовое понятие, объединяющее государственную власть Российской Федерации, государственную власть субъектов РФ и местное самоуправление, должна иметь легальное закрепление.

Следовательно, закрепление в Конституции РФ положения о системе публичной власти в России отражало бы реальное состояние российской государственности и демонстрировало единую цель органов государства и местного самоуправления — реализация конституционных прав личности, в том числе посредством предоставления государственных и муниципальных услуг населению.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Аникевич А.Г. Политическая власть: вопросы методологии исследования. -Красноярск: Изд-во Красноярского ун-та, 1986.
  2. Байтин М.И. Государство и политическая власть. - Саратов: Изд-во Саратовского ун-та, 1972.
  3. Гомеров И.П. Государство и государственная власть: предпосылки, особенности, структура. М., 2002.
  4. Григорян Л.Л. Народовластие в СССР. М., 1972.
  5. Денисов А.И. Признаки государства // Теория государства и права: Учебник / Под ред. проф. А.И. Денисова, М.: Изд-во МГУ, 1967.
  6. Еремян В.В. Публичное право России: дискуссионные вопросы теории и истории: Монография / Еремян В.В., Клишас А.А. - М.:Юр.Норма, НИЦ ИНФРА-М, 2015.
  7. Еремян В.В., Ориу Морис Основы публичного права: Монография / М. Ориу; Рук. проекта Р.С. Куракин. - М.: НИЦ ИНФРА-М, 2013.
  8. Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1997.
  9. Зиновьев А.А. На пути к сверхобществу. М., 2000.
  10. История политических и правовых учений: учебник для вузов / Под общ. ред. B.C. Нерсесянца. - М.: Норма, 2004.
  11. Каск Л.И. О признаках государства // Правоведение. 1963. №1. С. 26-37.
  12. Ким А.И. Государственная власть и народное представительство в СССР. -Томск: Изд-во Томского ун-та, 1975.
  13. Коркунов Н.М. Лекции по общей теории права. - СПб.: Тип. М. Меркушева, 1907.
  14. Ленин В.И. О задачах наркомюста в условиях новой экономической политики. Письмо Д.И. Курскому // Ленин В.И. Полное собрание сочинение: В 55 т. - М.: Изд-во полит. лит., 1974. - Т. 44.
  15. Ленин В.И. Полное собрание сочинение: В 55 т. - М.: Изд-во полит. лит., 1974. - Т.33.
  16. Лукьянова Е.Г. Теория права и государства. Введение в естественно-правовой курс: б. пособие / Е. Г. Лукьянова. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2018
  17. Мамут Л.С. Народ в правовом государстве. М., 1999.
  18. Маркс К., Энгельс Ф. Сочинения: В 39 т. - М.: Госполитиздат, 1955. - Т. 21.
  19. Муромцев С.А. Определение и основное разделение права. - М.: Тип. А.Н. Мамонтова и Ко, 1879.
  20. Нерсесянц В.С. Теория права и государства / В. С. Нерсесянц. — М. : Норма : ИНФРА-М, 2018
  21. Нерсесянц В.С. Общая теория права и государства: Учебник для вузов / В.С. Нерсесянц. - М.: Норма: НИЦ ИНФРА-М, 2018
  22. Нерсесянц В.С. Проблемы общей теории права и государства: Учебник / Институт государства и права РАН; Под общ. ред. В.С. Нерсесянца. - 2-e изд., пересмотр. - М.: Норма: ИНФРА-М, 2018
  23. Нерсесянц В.С. Философия права: Учебник для вузов / В.С. Нерсесянц. - 2-e изд., перераб. и доп. - М.: Норма: НИЦ Инфра-М, 2013
  24. Памятники римского права: Законы XII таблиц. Институции Гая. Дигесты Юстиниана. - М.: Зерцало, 1997.
  25. Постановление Правительства РФ от 5 декабря 2011 г. № 1008 «О проведении технического осмотра транспортных средств» // Российская газета. - 2011. - 14 декабря.
  26. Распоряжение Правительства Российской Федерации от 25 октября 2005 г. № 1789-р // Собрание законодательства РФ. - 2005. - № 46. - Ст. 4720.
  27. Семенова Т.Н. Государство и государственная власть в классово-антагонистическом обществе // Философские науки. 1978. №6. С. 14-15.
  28. Федеральный закон от 19 мая 1995 года № 82-ФЗ (ред. от 20.12.2017 N 404-ФЗ) «Об общественных объединениях» // Российская газета. - 1995. - 25 мая.
  29. Федеральный закон от 1 декабря 2007 г. № 315-ФЗ «О саморегулируемых организациях» // Собрание законодательства РФ. - 2007. - № 49. - Ст. 6076.
  30. Халипов В. Ф. Власть. Основы кратологии. М.: Луч, 1995. 304 с.
  31. Цицерон. Диалоги. О государстве. О законах. - М.: Наука, 1966.
  32. Чиркин В.Е. Публичная власть. - М.: Юристъ, 2005.
  33. Щетинин Б.В. О понятии государственной власти // Правоведение. 1973. №6. С.14-22.
  34. Щетинин Б.В. Проблемы советского государственного права. М., 1974.
  35. Югов А.А. Правовые основы публичной власти в Российской Федерации. -Екатеринбург: Изд-воУрГЮА, 1999.