Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Состав правонарушения ( ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОНАРУШЕНИЯ )

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ

Актуальность темы: Философия определяет практику как зону реализации теоретических достижений, так сказать, логическое продолжение теории. В то же время распространенным явлением является положение вещей, при котором наблюдается своеобразная оторванность, несоответствие теории и практики, в результате чего теоретическая мысль развивается самостоятельно, значительно опережая практику, или же наоборот, отстает от последней. Аналогичным образом ситуация сложилась и в части теоретического осмысления и практического применения конструкции состава правонарушения, при которой несоответствие наблюдается не только на уровне общей и отраслевых теорий права, но и между практикой применения общетеоретических и отраслевых достижений науки, то есть на прикладном уровне (в научном обороте практику применение научных результатов принято называть прикладными знаниями).

Современное понимание состава правонарушения в обществе (обыденное понимание) ассоциируется с конкретными формами проявления противоправного поведения: преступление, проступок и прочее. В то же время сугубо юридическое (законное) понимание состава правонарушения свойственно преимущественно для работников правоохранительных и правозащитных органов, а также других лиц, сфера деятельности которых так или иначе касается практической стороны реализации норм права. Доктринальное же понимание состава правонарушения в отдельных доминантах отличается от практики, поскольку состав правонарушения на уровне теории изучается в чисто юридически научном ракурсе, для которого характерна модальность формирования знания о том, как должно быть, а не о том, как есть в действительности.

Научная и учебная, юридическая литература, обзор института юридической ответственности, лишь в описательной форме осуществляет осмотр элементов состава правонарушения. И как правило такая описательная форма заканчивается только наведением соответствующих дефиниций и короткого объяснения к ним. При этом, на сегодняшний день не рассмотрен вопрос относительно возможности определения и формулировки не только дефиниции отдельных элементов состава правонарушения, а определение их сущности, как системы элементов, является единственным возможным основанием для реализации юридической ответственности.

Объект исследования – система отношений связанных с возникновением правонарушения.

Предметом исследования является состав правонарушения как основания юридической ответственности.

Целью работы является уточнение сущности состава правонарушения.

Достижение поставленной цели предполагает решение следующих задач:

1) раскрыть понятие состава правонарушения;

2) определить элементы состава правонарушения.

Методическая основа исследования: Автор использовал такие научные методы как анализ, синтез, обобщение.

Нормативно-эмпирическая база исследования: Конституция РФ, Уголовный кодекс РФ, Гражданский кодекс РФ, Кодекс об административных правонарушениях, Трудовой кодекс.

Структурно работа включает введение, три главы, заключение, список использованной литературы.

ГЛАВА 1. ОБЩАЯ ХАРАКТЕРИСТИКА ПРАВОНАРУШЕНИЯ

1.1. Понятие правонарушения

Для того, чтоб понять, чем является правовое нарушение следует рассмотреть понятие правомерного поведения.

Лишь воздействуя на поведение конкретных людей, право может регулировать общественные отношения. Нормативные акты предписывают гражданам совершать определенные действия или отказываться от них, в зависимости от сложившейся ситуации. В любом случае, дееспособный индивид может самостоятельно принимать решения относительно реализации своих прав и обязанностей[1].

Поведение человека является сознательным и волевым - это важнейшая социальная характеристика каждой личности. Определение сущности правомерного поведения, его важности и полезности, необходимо для понимания механизмов реализации нормативных актов в жизни общества.

Правомерное поведение – это основная разновидность поведения, соответствующего правовым нормам. Оно характеризуется как общественно необходимое, желательное и допустимое, гарантированное и охраняемое государством[2].

Связь правомерного поведения с интересами личности является сложной и многофакторной. В зависимости от ряда конкретных обстоятельств, правомерное поведение подразделяется на привычное, желаемое, должное или вынужденное[3].

В юридической науке выделяют следующие основные признаки правомерности поведения: соответствие правовым предписаниям; совпадение с требованиями нормативных актов: отсутствие противоречий положениям законодательства; защищенность правовыми нормами[4].

Как правило, правомерное поведение обычно. Это действия, адекватные образу жизни, полезные и необходимые для нормального функционирования общества. Положительную роль такое поведение играет и для личности, поскольку способствует защите ее законных интересов.

Основными ценностными признаками правомерного поведения являются:

- общественная полезность, которая выражается в укреплении правового государства, уровня цивилизованности общества, законности и правопорядка;

- добровольность и сознательность, поскольку многие люди ведут себя правомерно не из-за страха наказания, а в силу личных убеждений и нравственных устоев;

- массовость, ведь такое поведение распространено среди большинства населения, в противном случае общество просто перестало бы нормально функционировать[5].

Правомерное поведение способствует укреплению законности, создает основу стабильности и организованности в обществе, формирует предпосылки для его дальнейшего развития и совершенствования. Но не всякое полезное и необходимое деяние является правомерным[6].

В эту категорию не входят поступки людей, связанные с отношениями, которые не регулируются законами. Такие деяния могут оцениваться только нормами морали, принятыми в обществе.

Действия лиц, не обладающих дееспособностью, также не должны подвергаться правовой оценке. Ценность правомерного поведения для общества проявляется в том, что оно составляет неотъемлемую часть цивилизованного поведения.

Цивилизованность – это общепринятое понятие, включающее в себя многие внешние проявления человеческой культуры[7].

Содержание цивилизованного поведения зависит от того, насколько индивид следует существующим писаным и не писаным правилам, разделяет этические представления о добре и зле, справедливости и долге. Следование субъекта права нормативным требованиям по причине глубокой личной убежденности в приоритете моральных установок – основа благополучия любого общества и государства[8].

Антиподом правового поведения является правонарушение.

Сегодня в юридической науке проблема правонарушения является очень сложной и противоречивой. Изучение данной проблематики является несомненно актуальной. Связано это с тем, что правонарушения существовали всегда, а значит, искоренить преступления и правонарушения невозможно. Представляется актуальным определить проблемы в данной области[9].

Правонарушение является нарушением правовых норм. Совершение правонарушения означает, что человек переступил через нормы права. Необходимо отметить, что каждое правонарушение является конкретным, то есть оно совершается определенным лицом, в определенном месте и времени, а также противоречит действующему законодательству и характеризуется четкими признаками[10].

Таким образом правонарушение - это общественно опасное, противоправное, виновное деяние, которое наносит вред государству, обществу, собственности либо гражданам.

Проблема правонарушения являются одной из древнейших проблем, с которыми сталкивалось человеческое общество. Актуальность изучения данной темы связана, с тем, что не созданы условия, которые будут способствовать снижению уровня преступности и совершению правонарушений. Для стран бывшего Советского Союза это очень характерно из-за неустойчивой обстановки в государстве[11].

Как было сказано выше, правонарушения обладают признаками, которые позволяют отличать их от других социальных явлений. Правонарушения являются неоднородными. Есть критерии, которые позволяет разграничить преступления и проступки.

В вопросах, которые касаются совершения правонарушения множество спорных моментов. Так, в мире нет единой точки зрения по поводу применения смертной казни, как высшей меры наказания.

Появляются самые различные проступки, а также виды правонарушений, которые ранее не были известны. Законодательно невозможно охватить весь ряд существовавших и существующих правонарушении. И как следствие, законодательные акты издаются уже «впоследствии», после появления нового вида правонарушений[12].

Необходимо отметить, что причиной правонарушения является стремление человека удовлетворить свои потребности не законным путем. Таким образом, правонарушения невозможно искоренить, но можно лишь постараться воздействовать на них и постараться снизить их уровень[13].

1.2. Признаки и классификация правонарушений

Правонарушение является нарушением правовых норм. Совершение правонарушения означает, что человек переступил через нормы права. Необходимо отметить, что каждое правонарушение является конкретным, то есть оно совершается определенным лицом, в определенном месте и времени, а также противоречит действующему законодательству и характеризуется четкими признаками[14].

Таким образом правонарушение - это общественно опасное, противоправное, виновное деяние, которое наносит вред государству, обществу, собственности либо гражданам.

К признакам правонарушения относятся:

- Общественно опасный характер. Это означает, что в результате правонарушения причинен вред или создана опасность причинения вреда государству, обществу, собственности или личности. Вред бывает двух видов - материальный и моральный[15].

- Противоправный характер. Противоправность в отличие от общественной опасности означает, что правонарушения являются строго запрещённым Законом.

- Акт поведения. Выражается вдействий или бездействии. Так невозможно.совершить правонарушение, которое будет выражено в мыслях и чувствах.

- Совершение правонарушения лишь людьми. Имеется в виду способность совершения правонарушения лишь деликтоспособным лицом. Деликтоспособность - это способность, которая признана законом, и выражена в возможности сознавать лицом значение своего действия. Появляется при достижении определенного возраста. Так, за совершение административных проступков ответственность наступает с шестнадцати лет[16].

Законодательное закрепление состава правонарушения необходимо для обеспечения законности и правопорядка в двух аспектах.

- Во-первых, нормативное регулирование правонарушений направлено на обеспечение правовой определенности при решении вопроса о привлечении лица к юридической ответственности, поскольку невозможно наступление неблагоприятных последствий за деяние, которое в момент своего совершения не являлось правонарушением.

- Во-вторых, правовое урегулирование дает ориентир и лицам, которые считают свои права нарушенными: проанализировав законодательную модель правонарушения и реальное поведение, они могут определить, к какому виду ответственности может быть привлечен правонарушитель[17].

В правовой науке применяется главным образом отраслевая классификация правонарушений.

В зависимости от вредности (социальной опасности) правонарушения подразделяются на преступления и проступки, которые в свою очередь подразделяются на административные, гражданские, дисциплинарные, процессуальные и др.[18].

Особенности каждого вида противоправных деяний, как правило, закреплены в соответствующих Кодексах и других законодательных актах. Например, понятие и признаки налогового правонарушения закреплены в НКРФ, особенности нарушения административного права — в КоАП РФ и т. д.[19].

Существует также классификация, основанная на различных аспектах жизни общества, подвергающихся ущербу. В соответствии с ней правонарушения бывают:

- экономическими;

- социально-бытовыми;

- совершенными в сфере управления.

В юридической науке также различают правонарушения, посягающие на духовные или материальные блага, общественные или личные интересы.
Каждая из приведенных выше классификаций условна, ведь между различными правонарушениями может существовать заметная связь. Так, одно такое деяние иногда приводит к целой цепи противоправных поступков, совершенных разными людьми[20].

Кроме того, одним преступлением человек может нарушить положения сразу нескольких отраслей права. Например, хищение имущества предприятия его руководителем влечет за собой гражданскую, административную и уголовную ответственность[21].

Особым видом правонарушения является злоупотребление правом. Оно представляет собой деяние должностного лица, совершаемое в рамках предоставленных полномочий, в результате которого причиняется вред законным интересам других лиц, обществу и государству.

Как и правомерное поведение, разнообразные правонарушения тесно связаны с правотворческой деятельностью. Только будучи запрещенными охранительной нормой закона, действие или бездействие приобретают свойства правонарушения. Изменение существующих правонарушений и формирование новых возможно только путем изменения и принятия правовых норм[22].

Вывод: Правовое нарушение – это виновное действие или бездействие человека, которое противоречит законодательным нормативам, наносит вред третьим лицам, что предусматривает наступление для виновного неблагоприятных последствий, установленных на государственном уровне.

ГЛАВА 2. СУЩНОСТЬ ОБЩЕТЕОРЕТИЧЕСКОГО СОСТАВА ПРАВОНАРУШЕНИЯ

2.1. Понятие и значение состава правонарушения

Проблемы конструкции состава правонарушения в определенной степени традиционны для науки теории государства и права. Однако традиционность проблематики не означает, что она исчерпала себя. Проблемы правонарушения, состава правонарушения, юридической ответственности относятся к числу «вечных» в теории государства и права и стоят, пожалуй, в одном ряду с общим понятием права, дискуссии о сущности которого не прекращаются и в настоящее время[23].

Актуальность проблем состава правонарушения в последние годы существенно возросла, что обусловлено выявлением отраслевыми юридическими науками новых разновидностей правона­рушений: конституционных, граждан­ско-процессуальных, уголовно-процессу­альных. Кроме того, сравнительно недавно ученые приступили к таким обобщениям, как «правонарушение в частном праве» и «правонарушение в публичном праве»[24].

При этом в некоторых юридических науках есть тенденции «ухода» от классической (четырехэлементной) конструкции соста­ва правонарушения, а также происходит подмена одних понятий другими. Напри­мер, достаточно часто в цивилистических исследованиях объект правонарушения подменяют таким понятием, как «вред»[25].

Некоторые представители отраслевых юри­дических наук стали ставить под сомнение реализацию наукой теории государства и права методологической функции, раз­рабатывая конструкции составов отрасле­вых правонарушений, которые основаны не на общетеоретической конструкции состава правонарушения. Напри­мер, А.А. Кондрашев считает, что в теории конституционного правонарушения нет оснований применять конструкцию со­става правонарушения, которая состоит из четырех элементов. Между тем одно из основных предназначений теории государства и права - разрабатывать еди­нообразный категориальный аппарат, ко­торый должен выступать основой для всех отраслевых юридических наук. И теория государства и права не утратила своего методологического значения[26].

Для достижения целей исследова­ния обратимся к истории возникновения понятия «состав правонарушения». Исто­рически сложилось так, что первыми на данную проблему обратили внимание представители науки уголовного права. В дореволюционный период категория со­става была заимствована из немецкой уго­ловно-правовой доктрины и имплементи­рована в российскую уголовно-правовую мысль[27]. В немецкой доктрине утверждает­ся: «состав преступления - чистое понятие без самостоятельного значения, а состав принадлежит только закону, а не реаль­ной жизни. Следовательно, под составом преступления следует понимать порож­дение правового сознания, абстракцию реального явления, а не само явление»[28]. Следует отметить, что немецкая уголовно-правовая доктрина сохранила примерно аналогичное понимание соста­ва преступления и в настоящее время. В одном из комментариев к УК ФРГ отме­чается: «состав - это мысленная схема, а именно описание человеческого действия в его абстрактном понятии. Конкретное же действие соответствует составу, если оно соответствует этому абстрактному поня­тию». Изложенное выше позволя­ет нам обобщенно утверждать, что перво­начально под составом подразумевалась некая совокупность признаков, которые сводятся сознанием субъекта в четыре блока, рассматриваемые уже как опреде­ленные элементы, а их наличие в деянии субъекта позволяет утверждать о нем, как о правонарушении[29].

Теории государства и права не при­надлежит «первенство» в учении о со­ставе правонарушения. Как указано выше, его теоретические основы были заложены в науке уголовного права, а затем воспри­няты теорией государства и права, но не путем слепого «копирования», как это хо­тят представить некоторые ученые. Одной из первых работ в данной области стала монография И.С. Самощенко, посвященная понятию правонарушения по советскому законодательству (Самощенко И.С., 1963) Практически одновременно с ней издана совместная работа О.С. Иоффе и М.Д. Шаргородского, посвященная вопросам теории права, в которой впервые в рамках учеб­ной литературы формулировалось общее понятие правонарушения и обосновыва­лись его «признаки: общественная опас­ность деяния; противоправность деяния; виновность деяния» (Иоффе О.С., Шарго-родский М.Д., 1961). Позже теория состава правонарушения была развита в работах О.Э. Лейста (1981) и Ю.А. Денисова (1983).

Большой вклад в развитие указанной проблематики внесли монографические работы академика В.Н. Кудрявцева (1982; 1986)[30].

В теории государства и права не за­нимались переносом положений, разра­ботанных в уголовном праве, ученые со­средоточили свои усилия на определении сущности состава правонарушения и тех элементах, которые могут характеризовать состав любого правонарушения, независи­мо от его отраслевой принадлежности[31].

По мнению В.Н. Кудрявцева, «состав является информационной моделью пра­вонарушения определенного вида, закре­пленной в законе. Эта модель образуется в результате обобщения признаков всех правонарушений данной разновидности. В результате мы получаем экономное, краткое и достаточно четкое описание их основных свойств». В тео­рии государства и права имеются разно­образные определения понятия состава правонарушения. В.Л. Кулапов считает, что «состав правонарушения - научная абстракция, отражающая систему наи­более общих, типичных и существенных признаков отдельных разновидностей правонарушений. Эта система признаков необходима и достаточна для привле­чения правонарушителя к юридической ответственности»[32]. По мнению В.В. Лазарева, «конструкция юридическо­го состава представляет собой совокуп­ность необходимых и достаточных с точки зрения действующего законодательства условий или элементов (и их признаков) объективного и субъективного характе­ра для квалификации противоправно­го деяния в качестве правонарушения». Схожие определения состава правонарушения можно найти в отрасле­вых юридических исследованиях. С точки зрения В.П. Малькова, состав преступле­ния представляет собой совокупность установленных в уголовном законе при­знаков, которые определяют деяние как общественно опасное и как преступление. В одной из коллективных моно­графий отмечается: «состав преступления - это совокупность предусмотренных за­коном признаков, наличие которых дает основание признать данное общественно опасное деяние преступлением»[33].

Характеризуя состав правонару­шения, ученые употребляют термины: «признаки, установленные законом», «признаки, характеризующие по действу­ющему законодательству», «совокупность установленных законом признаков», «со­вокупность предусмотренных признаков»[34]. Думается, что они синонимичны и облада­ют одинаковым смысловым содержанием. Аксиоматичным стало и положение о том, что структура состава правонарушения со­стоит из четырех элементов: объекта, субъ­екта, объективной стороны и субъективной стороны. От классической схемы состава правонарушения отходят ученые-циви­листы, которые трактуют понятие состава правонарушения несколько иначе, на чем мы остановимся далее[35].

В научных определениях понятия «состав правонарушения» есть один важ­ный аспект, который свойственен прак­тически всем исследованиям в данной области. Так, ученые подчеркивают, что состав правонарушения характеризует­ся совокупностью признаков, которые достаточны для квалификации деяния как правонарушения и применения от­ветственности. Такое понимание состава правонарушения основано на ст. 8 УК РФ, в которой закреплено: «основанием уго­ловной ответственности является совер­шение деяния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом»[36]. На основе анализа ст. 8 УК РФ у многих исследователей скла­дывается ложное суждение об основании юридической ответственности, а именно, что только состав правонарушения, а не реальное правонарушение является ос­нованием юридической ответственности. Напомним, что юридическая ответствен­ность характеризуется двумя основаниями - формальным и фактическим. В качестве фактического основания выступает ре­альное правонарушение, а формальным основанием является норма права. Между тем понятие состава правонарушения не является тождественным норме права и правонарушению[37]. Состав правонаруше­ния - это научная абстракция, выводимая логическим путем из содержания нормы права и существующая в сознании право­применителя или ученого. Именно поэто­му состав и не может выступать в качестве основания юридической ответственности. Правонарушение как факт действитель­ности (юридический факт) является фак­тическим основанием юридической ответ­ственности, а понятие состава выполняет хотя и важную, но вспомогательную роль в процессе правоприменения[38].

По мнению ряда ученых, понятие «со­став» объединяет два смысловых значения: «а) состав как установленная нормами права совокупность признаков, при нали­чии которых противоправное деяние при­нается проступком. Это модель проступка, созданная законодателем; б) состав как явление действительности». Если рассматривать состав как явление дей­ствительности, то его можно определять как основание ответственности. Однако состав правонарушения - это мысленная конструкция, научная абстракция, которая нашла свое повсеместное практическое применение. В социуме существуют и со­вершаются правонарушения, то есть кон­фликтные деяния, которые предусмотрены нормами права как запрещенные, но не составы правонарушений. Состав право­нарушений правоохранительные органы только устанавливают. Это доктринальная категория, необходимая для разложения правонарушения на части (составляющие), а также для процесса квалификации[39].

По нашему мнению, состав правона­рушения - это научная юридическая кон­струкция, которая выводится логическим путем из норм юридической ответствен­ности и характеризует правонарушение с четырех сторон: объекта, объективной стороны, субъекта и субъективной сторо­ны, выполняя тем самым служебную роль в процессе квалификации, выступающей частью процесса применения норм права[40].

Служебная роль состава обусловлена самим правоприменительным процессом. В результате мыслительной деятельности правоприменитель определяет различные элементы состава, их признаки, соотно­сит с нормой права, «накладывает» их на «конкретное правонарушение и в случае наличия соответствия приходит к выводу о том, что оно являлось правонарушением»[41].

В юридических науках, изучающих публичные отрасли права, состав правона­рушения всегда определяется как совокуп­ность четырех элементов. Иной подход к составу правонарушения, как мы уже упо­минали, используют в науке гражданского права. Ученые-цивилисты отдельные при­знаки состава правонарушения считают самостоятельным элементом либо называ­ют их условиями наступления гражданско-правовой ответственности. С.Ю. Рипинский определяет состав правонарушения как основание деликтной ответственности[42]. По его мнению, он характеризуется сле­дующими условиями: противоправным поведением, которое причинило вред; наличием вреда именно у потерпевшего; наличием причинной связи, а также раз­личными признаками, которые относятся к характеристикам правового статуса граж­данско-правового правонарушителя. О.А. Пешкова критикует концепцию состава правонарушения, полагая что она является чуждой для науки гражданского права ввиду отсутствия необходимости его выявления. По ее мнению, анализировать необходимо только объективную сторону, которая состоит из трех элементов: проти­воправности, вреда и причинной связи[43].

2.2. Соотношение понятий «состава правонарушения» и «правонарушения»

В юридической науке понятия «состав правона­рушения» и «правонарушение» иногда определяются как синонимичные. На наш взгляд, это ошибочно как с теоретической, так и с практической точки зрения. Состав правонарушения заслуженно признается как эффективный инструмент познания правонарушения, его юридической оценки. Разделение правонарушения на отдельные элементы облегчает анализ содеянного и обеспечивает полноту установления оснований юриди­ческой ответственности. Однако в процессе абстрагиро­вания недопустимо возводить в абсолют деление эле­ментов на субъект, объект, объективную и субъективную стороны ввиду их тесной взаимосвязи и взаимозависи­мости[44].

Можно выделить несколько аспектов исследования соотношения состава правонарушения и правонару­шения. При этом вопрос об их соотношении будет раз­решаться неоднозначно. Суть в том, что само правона­рушение можно рассматривать как факт и как научное понятие о нем. Поэтому и соотношение между правона­рушением как фактом и составом правонарушения будет одним, а в случае исследование правонарушения как научного понятия такое соотношение будет носить иной характер[45]. Кроме того, само правонарушение можно рассматривать не только как научное понятие, но и как законодательную дефиницию. Так, в действующем зако­нодательстве даны дефиниции преступления, админи­стративного правонарушения и налогового правонару­шения. Однако в нормативно-правовых актах не дается легального определения понятия «состав правонаруше­ния». Поэтому и утверждать о соотношении легальных определений понятий «правонарушение» и «состав пра­вонарушения» не представляется возможным[46].

Исследование соотношения состава правонаруше­ния и правонарушения тесно взаимосвязано с проблемой оснований юридической ответственности. Разработка теории состава правонарушения позволила некоторым авторам утверждать, что основанием юридической ответ­ственности является состав правонарушения (преступ­ления). В настоящее время такому мнению способствует законодательная формулировка основания уголовной ответственности. В ст. 8 УК РФ указано, что «основани­ем уголовной ответственности является совершение де­яния, содержащего все признаки состава преступления, предусмотренного настоящим Кодексом»[47].

Следует отметить, что для ученых, которые отрицают конструкцию состава правонарушения и утверждают о неких условиях юридической ответственности, вообще не встает вопроса о соотношении правонарушения и со­става правонарушения. Так, О.А. Пешкова к основаниям гражданско-правовой ответственности и к элементам его состава относит: вред, противоправное поведение, причинную связь между действием и наступившими по­следствиями. С.Ю. Рипинский отмечает, что со­став гражданско-правового правонарушения включает: противоправное поведение лица, причинившего вред; возникновение вреда у потерпевшего; причинная связь между вредом и противоправным поведением; вина причинителя вреда; условия, относящиеся к правовому статусу причинителя вреда; условия, относящиеся к ха­рактеру деятельности причинителя вреда[48]. Ана­логичной позиции придерживается и Ю.Н. Андреев[49]. Можно отметить, что элементами состава право­нарушения ученые-цивилисты называют сами признаки правонарушения, и то в некоторых случаях — в некото­ром усеченном виде. Мы вновь приходим к выводу, что формальным основанием ответственности выступает правонарушение, а не некая совокупность условий, ко­торые по терминологии цивилистической науки являют­ся элементами состава правонарушения. При этом обязательным элементом состава правона­рушения выступает субъективная сторона, а обязатель­ным признаком субъективной стороны — вины, а сам институт известен еще со времен древ­нерусского права, придают значение данному правовому институту и в зарубежных правовых системах[50].

Состав правонарушения — это теоретическая кон­струкция, абстракция, сформулированная учеными- юристами, а правонарушение — факт. Именно из этой посылки необходимо исходить, выявляя соотношение правонарушения и состава правонарушения[51]. Если со­став правонарушения — «теоретическая конструкция», то как некая теоретическая конструкция, т.е. то, чего нет в действительности, может выступать в качестве основания юридической ответственности? Именно пра­вонарушение, а не теоретическая конструкция «состав правонарушения», является основанием юридической ответственности. В связи с чем возникает вопрос: если состав правонарушения рассматривается как логиче­ская конструкция, то что устанавливается в конкретном совершенном деянии в процессе его квалификации? Ведь квалифицировать — значит, установить соответст­вие признаков состава, указанных в законе, признакам конкретного правонарушения. Если взять данное поло­жение за постулат, то следует признать, что состав пра­вонарушения представляет собой не только конструк­цию, но и характеристику правонарушения, в которой конкретизируются признаки правонарушения. Если не признавать в составе характеристик правонарушения, то можно допустить методологическую ошибку, абсолюти­зируя логическое понятие как форму мышления[52].

Можно констатировать, что признаки состава пра­вонарушения в абстрактной форме закреплены в нор­мативно-правовых актах, а в процессе квалификации происходит выявление этих признаков, группировка по объекту, субъекту, субъективной и объективной сто­роне и наложение на те признаки, которые закреплены в нормативно-правовых актах. Социальным явление состава правонарушения будет являться только в том аспекте, что оно в итоге складывается в процессе мышления и существует в сознании субъекта, осуществ­ляющего правоприменительную деятельность[53]. Однако в реальных общественных отношениях, в том числе и конфликтных, характеризующихся совершением пра­вонарушения, существует правонарушение, но не со­став правонарушения. Состав правонарушения сам по себе запрета или позитивного обязывания не содержит. Поэтому нельзя состав правонарушения определять как «законодательное понятие о преступлении». Кроме того, самого законодательного понятия «состав правонарушения» или «состав преступления» в действу­ющих нормативно-правовых актах не содержится. Это исключительно научная дефиниция. В действующем законодательстве употребляется только сам термин «со­став преступления» (ст. 8 УК РФ)[54].

Существует и другой аспект соотношения понятий «правонарушение» и «состав правонарушения». Само правонарушение можно рассматривать как соответст­вующий юридический факт, влекущий возникновение правоотношения юридической ответственности. Одновременно его возможно исследовать и как соответствующее научное понятие, которое разрабо­тала наука в результате познания факта действительнос­ти.В данном случае правонарушение будет представлять собой научную абстракцию[55].

Вывод: Таким образом, соотноше­ние между понятиями «правонарушение» и «состав пра­вонарушения» будет зависеть от того, что понимать под самим правонарушением —юридический факт или науч­ную абстракцию (или законодательную формулировку). Однако в любом случае категория «состав правонаруше­ния» выступает только как теоретическая конструкция, а не факт действительности.

ГЛАВА 3. ЭЛЕМЕНТЫ СОСТАВА ПРАВОНАРУШЕНИЯ

3.1. Субъект правонарушения

Субъект правонарушения - физические и (или) юридические лица, которые обладают способностью нести юридическую ответственность за противоправные деяния.

Главный признак субъекта правонарушения - это деликтоспособность. Под ней подразумевается возможность лица нести какое-либо наказание за противоправное поведение. Для признания субъекта деликтоспособным законодательство ставит ряд условий. К ним относят достижение установленного законом возраста и вменяемость лица[56].

Так, в соответствии со ст. 20 Уголовного кодекса Российской Федерации, уголовная ответственность по общему правилу наступает с 16 лет, а за отдельные виды преступлений — с 14 лет. Административная ответственность, в соответствии со ст. 2.3 Кодекса Российской Федерации об административных правонарушениях, наступает с 16 лет[57].

Вменяемость лица также является важной характеристикой деликтоспособности субъекта. Индивид, который совершает противоправное деяние, может быть субъектом правонарушения только при условии его способности понимать социальный смысл своего поступка. Вменяемые лица обладают сознанием и волей, только такие лица способны руководить своими действиями (бездействием) и осознавать содеянное ими[58]. Лица, лишенные такой способности, т.е. те, кто не осознает опасности содеянного или не может руководить своими действиями, признаются невменяемыми. В действующем законодательстве содержание понятия «вменяемость» не раскрывается. Оно выявляется путем анализа признаков, характеризующих невменяемость субъекта[59].

Таким образом, если лицо невменяемое или не достигло определенного законом возраста, то оно не может быть признано субъектом правонарушения.

3.2. Объект правонарушения

Объект правонарушения - это общественные отношения, которым причиняется вред или которые ставятся под угрозу причинения вреда вследствие правонарушения. Любое правонарушение, даже если оно и не повлекло реальных вредных последствий, приносит вред существующему правопорядку, причиняя урон общественному правосознанию, внося беспорядок в правоотношения. Безобъектных правонарушений не может и не должно быть. Именно по этой причине в юридической литературе рассматривается несколько видов объектов правонарушения: общий, родовой, непосредственный и т. п.[60]

Под общим объектом понимаются общественные отношения, которые регулируются и охраняются правом и которым наносится или может быть нанесен ущерб.

Родовой объект - это отношения определенного типа, сходные, близкие, однородные по содержанию и назначению (личные права граждан, конституционный строй)[61].

Непосредственный объект - это то, что непосредственно явилось объектом посягательства: жизнь, здоровье, честь, имущество и т. д.

По причине того, что общественные отношения, охраняемые и регулируемые правом, очень многочисленны и разнообразны, классификация объектов правонарушения может быть различной и включать дополнительные виды объектов[62].

3.3. Субъективная сторона правонарушения

Под субъективной стороной правонарушения понимается психическое отношение субъекта к совершенному противоправному деянию и наступившим последствиям. Субъективная сторона характеризует правонарушение, прежде всего, как виновное деяние. Именно поэтому А.Б. Венгеров пишет, что субъективная сторона характеризуется виной - «психическим отношением субъекта к своему действию (бездействию), к его результатам».

Вина проявляется в формах умысла и неосторожности. Умысел подразделяется на прямой и косвенный, а неосторожность — на легкомыслие и небрежность[63].

Под прямым умыслом значится то, что правонарушитель, совершая правонарушение, понимает противоправный характер своих действий, предвидит и желает наступление общественно опасных последствий. Косвенный умысел, в свою очередь, отличается от прямого тем, что наступившие вредные последствия виновного противоправного деяния не имеют прямой причинной связи с намерениями правонарушителя. В таком случае субъект правонарушения не желает наступления общественно опасных последствий, но сознательно допускает их либо относится к ним безразлично. Стоит отметить, что большинство умышленных правонарушений совершаются с прямым умыслом[64].

Неосторожная форма вины может проявляться в виде легкомыслия или небрежности. Легкомыслие — это такой вид неосторожности, когда правонарушитель, совершая противоправное деяние, предвидел возможность наступления общественно опасных последствий этого деяния, но без достаточных к тому оснований самонадеянно рассчитывал на их предотвращение. Например, водитель, нарушая установленный скоростной режим, рассчитывает на свой опыт и полагает, что сможет избежать дорожно-транспортного происшествия, но не успевает вовремя затормозить, вследствие чего сбивает пешехода, причиняя ему смерть. Воля правонарушителя в данном случае направлена на предотвращение общественно опасных последствий, но расчет правонарушителя избежать последствий оказывается неосновательным.

Небрежность, как вид неосторожности, выражается в том, что лицо не предвидит возможности наступления общественно опасных последствий своего действия или бездействия, хотя при необходимой предусмотрительности и внимательности должно было и могло их предвидеть. Например, врач, лечащий больного, не предвидел, но в силу своего опыта должен был предвидеть наступление вредных последствий для больного от приема каких-либо препаратов[65].

Следует отметить, что вина не исчерпывает все содержание психического отношения лица к своим противоправным действия и их результатам. В теории права выделяются и другие, факультативные признаки субъективной стороны правонарушения, такие как цель, мотив, эмоциональное состояние лица, совершившего правонарушение[66].

Мотив - это то, что побуждает лицо к правонарушающему поведению, т.е. то, чем руководствуется субъект в момент совершения противоправного деяния. Мотивы правонарушения весьма разнообразны. В качестве мотивов могут выступать эгоистические, корыстные, политические, хулиганские, сексуальные и другие побуждения[67].

Цель правонарушения - это тот результат, к которому стремится правонарушитель, совершая противоправное действие.

Эмоциональное состояние лица, при совершении правонарушения в состоянии аффекта имеет важное значение. Аффект — это особое психическое состояния человека, характеризующееся сильным всплеском эмоций и быстрым протеканием различных психических процессов. Физиологический аффект может выступать в качестве обстоятельства, которое смягчает меру юридической ответственности[68].

Немаловажно, что субъективная сторона позволяет отличить правонарушение от казуса. Под казусом понимается случай, который возник не по воле и желанию лица. Например, к казусу следует отнести случай причинения боксером своему противнику травмы или даже смерти, в момент боя на спортивных соревнованиях, если при этом не были нарушены какие-либо правила.

3.4. Объективная сторона правонарушения

Объективная сторона правонарушения – это его внешняя сторона. Признаки объективной представлены:

  • общественно-опасными деяниями;
  • общественно-опасными последствиями;
  • причинной связью;
  • местом, временем, обстановкой, способом и средствами совершения правонарушения[69].

Причем деяние относится к обязательному признаку элемента состава правонарушения, а факультативные признаки состоят из последствий, причинной связи, места, времени, способа, средств, орудий совершения правонарушения и обстановки.

Деяние является претворением в действительность мыслей виновного, которое воплощается в реальности в виде активного или пассивного поведения. Уголовно-правовым значением обладают только общественно-опасные деяния или бездействие[70].

Преступным (общественно опасным) последствием является признак объективной стороны, который отражает, какие негативные изменения произошли в объекте уголовно-правовой охраны.

Немаловажным признаком является и причинная связь между деянием и последствием. Наличие причинной связи свидетельствует о том, что наступившие последствия – это закономерное следствие совершенного правонарушения.

Способом совершения правонарушения являются конкретные приемы и методы, благодаря которым виновный совершает правонарушения.

Средства и орудия совершения правонарушения представлены предметами (одушевленными и неодушевленными), которые используются лицом для совершения правонарушения[71].

Под обстановкой понимается сочетание обстоятельств, при которых было совершено правонарушения.

Место совершения правонарушения представлено местностью, территорией, на которой совершается противоправно деяние.

Время совершения правонарушения является конкретным временным промежутком, на момент которого совершалось правонарушения[72].

Значение объективной стороны велико и заключается в:

  • ее влиянии на правильную квалификацию правонарушения;
  • ее роли при разграничении правонарушения, имеющих схожие признаки;
  • в возможности установления второго, дополнительного объекта при анализе объективной стороны;
  • использовании отдельных элементов объективной стороны в качестве квалифицирующих признаков;
  • возможности рассмотрения судом признаков объективной стороны в качестве смягчающих или отягчающих обстоятельств, не влияющих на квалификацию, но учитываемых в ходе определения вида и размера наказания[73].

Вывод: Таким образом, можно прийти к выводу, что состав правонарушения представляет собой совокупность объективных и субъективных признаков, определяющих деяние как правонарушение. Конструкция состава правонарушения состоит из четырех элементов, а именно из субъекта, объекта, субъективной стороны и объективной стороны. Отсутствие хотя бы одного из элементов состава означает отсутствие факта правонарушения; совершение соответствующего деяния не может влечь юридической ответственности.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

В заключении следует сделать вывод, что общетеоретический состав правонарушения отражает качественную специфику указанного правового явления, подавая его в виде такой теоретической конструкции, воплощает свойства состава правонарушения, его сущность, назначение и особенности, в том числе и те, которые действуют на уровне отраслевых знаний. Однако следует подчеркнуть, что речь в данном случае идет не об ассимиляции (как процесса интеграции на сферу отраслевых теоретических достижений), а скорее о формировании первостепенных (основных) знаний в отраслевых доктринах. При этом состав правонарушения в общей теории права должен быть направлен на освещение наиболее общих закономерностей возникновения, развития и функционирования состава правонарушения как универсального института права. С точки зрения автора, состав правонарушения в общей теории права является системой знаний об общих закономерностях развития и функционирования состава правонарушения (элементов состава правонарушения) как универсального правового явления, о его сущности и социальном назначении, тогда как отраслевое представление об указанном предмет больше сконцентрировано на изучении специфических, особых признаков, которые выявляются только в той или иной отрасли права.Таким образом, целью формирования и применения понятия о общетеоретическом составе правонарушения является получение, обновление и углубление таких достоверных знаний о составе правонарушения, которые выступают фактором обобщения и систематизации полученных познавательных фрагментов по системе правовых категорий в целом, а также позволяют выявить глубинные правовые связи между элементами состава правонарушения.

Гносеологическим фокусом отраслевых наук является состав правонарушения с учетом собственного объекта и предмета исследования (то есть происходит исследование через собственную отраслевую категориальную парадигму). Кроме этого, исходя из онтологического понимания права, целесообразно указать, что сложившиеся отрасли права должны иметь единый общий знаменатель, который обеспечивает единство правовой системы в целом и достижения ее общей цели - утверждение и защиту прав человека. С учетом вышеприведенного считаем, что понимание состава правонарушения в отраслевых науках должно иметь единую методологическую основу, если можно так сказать, «тотальный теоретический корень», который формируется из общетеоретической конструкции состава правонарушения. При этом, с другой стороны, было бы ошибочно отрицать объективную индивидуальность той или иной отрасли права.

Таким образом, общетеоретический состав правонарушения имеет фундаментальное значение и роль (в противовес отраслевому), акцентируя свое познавательное внимание только на тех элементах и признаках состава правонарушения, принадлежащих унифицированной, освобожденной от отраслевой специфики, системе правоотношений. Условно говоря, общая теория государства и права формирует основополагающие для юридической науки положения, такие как сущность, тип, формы, функции, структура и механизм действия состава правонарушения. Именно такая система знаний выступает теоретическим основанием для правоведения в целом и, соответственно, каждой отдельной отраслевой теории в частности.

Целесообразно обратить внимание на то, что общетеоретический состав правонарушения имеет абстрактный характер, что в отдельных доминантах может кардинально отрывать его от уровня правоприменительной практики, в которой более и максимально приближенным является отраслевой состав правонарушения. При таком положении вещей возникает своеобразный замкнутый круг: (1) общетеоретический состав правонарушения должен быть основополагающим для формирования отраслевого состава и воплощаться в нем, но при этом (2) может иметь мало общего с практикой правоприменения (с реальными правоотношениями, которые всегда являются отраслевыми), в то время как (3) отраслевой состав правонарушения в полной мере должен соотноситься с правоприменительной практикой (что позволяет избежать правового дисбаланса и пробелов).

В связи с выше изложенным возникают основания для частичной критики тезиса об относительной первоочередность общетеоретического состава правонарушения в качестве абсолютного и универсального образца, который следует накладывать и с которым следует сверять каждую норму любой отрасли права, касается, в частности, специфического отраслевого состава правонарушения, отсекая при этом все «лишнее».По нашему мнению, исследователям (теоретикам и практикам) необходимо достаточно осторожно подходить к процессу имплементации общетеоретического состава правонарушения в систему отраслевых категорий, отходя от аксиомы о том, что правоприменение абсолютно невозможно без формального и буквального воспроизведения в правоотношениях теоретической догмы, и основывая теорему о том, что практика отраслевого правоприменения не всегда должна формироваться исключительно из априорных источников. Между теорией и практикой существует определенный диалектический баланс, который достаточно образно свое время охарактеризовал А. Суворов указанием на то, что «теория без практики - мертва, практика без теории - слепа». Помимо всего прочего, собственно и верификация новизны этого, как и любого другого диссертационного исследования, по нашему глубокому убеждению, в первую очередь должна происходить путем установления степени его практической ценности, и только во вторую очередь следует принимать во внимание значимость полученных результатов для их последующего развития в системе теоретического знания как на отраслевом, так и на общетеоретическом уровне.

Список литературы

  1. Абдулина А.А. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения / А.А. Абдулина, А.Б. Воронина // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 106.
  2. Абдурахманов Р.Р. Анализюридического состава правонарушения / Р.Р. Абдурахманов // NovaUm.Ru. 2017. № 7. С. 210-213.
  3. Валяева Ю.А. Признаки правонарушений в теории права. // Право и общество. 2016. № 3 (19). С. 20-24.
  4. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. – М.: Омега-Л, 2017. – 607 с.
  5. Власенко Н.А. Теория государства и права.  / Н.А. Власенко. - М.: 2014. — 416 с.

Гогин А.А. Понятие правонарушения: история и современные проблемы. / А.А. Гогин // Право и общество. - 2015. - № 14. - С. 200-205.

Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - 761 с.

  1. Григорьева И.В. Теория государства и права.  / И.В.Григорьева. - Тамбов: ТГТУ; 2013. – 304 с.
  2. Егоров А.А. Состав правонарушения в советской теоретико-правовоймысли / А.А. Егоров // Историягосударства и права. 2017. № 9. С. 32-37.
  3. Егоров А.А. Понятиекатегории «состав правонарушения» в современнойюридическойлитературе: теоретико-правовой аспект / А.А. Егоров // Право и государство: теория и практика. 2017. № 6 (150). С. 42-45.
  4. Комлык В.В. Концептуальноевлияниеобщейтеории права на теоретическиеосновыидентификациисоставовотраслевыхправонарушений / В.В. Комлык // Достижения науки и образования. 2017. № 5 (18). С. 50-52.
  5. Комлик В.В. История состава правонарушения / В.В. Комлик // Гуманитарные, социально-экономические и общественные науки. 2016. № 6-7. С. 151-152.
  6. Комлик В.В. Сущность состава правонарушения / В.В. Комлик // Успехисовременной науки. 2016. Т. 1. № 7. С. 13-15.
  7. Липинский Д.А. Являетсяличетырехэлементнаяконструкция состава правонарушенияобщетеоретической? / Д.А. Липинский, А.А. Мусаткина // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2017. № 2 (40). С. 8-15.

Майорова Е.Н. К вопросу о содержании понятия «правонарушение». / Е.Н. Майорова, Е.Н. Пряникова // Вестник Уральского финансово-юридического института. - 2016. - № 1 (3). - С. 40-46.

  1. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина ;Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова : Юрид. фак. - М. : Проспект, 2013. - 432 с.

Мычак Т.В. К вопросу о понятии, признаках и сущности правонарушения в российском праве. // Законность и правопорядок в современном обществе. 2015. № 26. С. 127-130.

  1. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 4-9.
  2. Ревина С.Н., Сидорова А.В. Эволюция понятия правонарушения в правовой науке XX века. // Евразийский юридический журнал. 2015. № 5 (84). С. 120-123.
  3. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 79-81.

Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. - 250 с.

  1. Шапрынский С.А. Деликтнаяответственность и вина какэлемент состава правонарушения / С.А. Шапрынский // Экономика и социум. 2014. № 2-5 (11). С. 213-216.
  1. Майорова, Е.Н. К вопросу о содержании понятия «правонарушение». / Е.Н. Майорова, Е.Н. Пряникова // Вестник Уральского финансово-юридического института. - 2016. - № 1 (3). - С. 40.

  2. Гогин, А.А. Понятие правонарушения: история и современные проблемы. / А.А. Гогин // Право и общество. - 2015. - № 14. - С. 200.

  3. Абдулина А.А., Воронина А.Б. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения. // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 106.

  4. Майорова, Е.Н. К вопросу о содержании понятия «правонарушение». / Е.Н. Майорова, Е.Н. Пряникова // Вестник Уральского финансово-юридического института. - 2016. - № 1 (3). - С. 40.

  5. Гогин, А.А. Понятие правонарушения: история и современные проблемы. / А.А. Гогин // Право и общество. - 2015. - № 14. - С. 200.

  6. Абдулина А.А., Воронина А.Б. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения. // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 106.

  7. Абдулина А.А., Воронина А.Б. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения. // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 106.

  8. Гогин, А.А. Понятие правонарушения: история и современные проблемы. / А.А. Гогин // Право и общество. - 2015. - № 14. - С. 200.

  9. Мычак Т.В. К вопросу о понятии, признаках и сущности правонарушения в российском праве. // Законность и правопорядок в современном обществе. 2015. № 26. С. 127.

  10. Майорова, Е.Н. К вопросу о содержании понятия «правонарушение». / Е.Н. Майорова, Е.Н. Пряникова // Вестник Уральского финансово-юридического института. - 2016. - № 1 (3). - С. 40.

  11. Абдулина А.А., Воронина А.Б. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения. // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 106.

  12. Ревина С.Н., Сидорова А.В. Эволюция понятия правонарушения в правовой науке XX века. // Евразийский юридический журнал. 2015. № 5 (84). С. 120.

  13. Валяева Ю.А. Признаки правонарушений в теории права. // Право и общество. 2016. № 3 (19). С. 20.

  14. Майорова, Е.Н. К вопросу о содержании понятия «правонарушение». / Е.Н. Майорова, Е.Н. Пряникова // Вестник Уральского финансово-юридического института. - 2016. - № 1 (3). - С. 41.

  15. Ревина С.Н., Сидорова А.В. Эволюция понятия правонарушения в правовой науке XX века. // Евразийский юридический журнал. 2015. № 5 (84). С. 121.

  16. Валяева Ю.А. Признаки правонарушений в теории права. // Право и общество. 2016. № 3 (19). С. 20.

  17. Гогин, А.А. Понятие правонарушения: история и современные проблемы. / А.А. Гогин // Право и общество. - 2015. - № 14. - С. 205.

  18. Валяева Ю.А. Признаки правонарушений в теории права. // Право и общество. 2016. № 3 (19). С. 21.

  19. Абдулина А.А., Воронина А.Б. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения. // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 107.

  20. Гогин, А.А. Понятие правонарушения: история и современные проблемы. / А.А. Гогин // Право и общество. - 2015. - № 14. - С. 200.

  21. Ревина С.Н., Сидорова А.В. Эволюция понятия правонарушения в правовой науке XX века. // Евразийский юридический журнал. 2015. № 5 (84). С. 120.

  22. Майорова, Е.Н. К вопросу о содержании понятия «правонарушение». / Е.Н. Майорова, Е.Н. Пряникова // Вестник Уральского финансово-юридического института. - 2016. - № 1 (3). - С. 42.

  23. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 4.

  24. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. – С. 303.

  25. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 79.

  26. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 4.

  27. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 117.

  28. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - С. 303.

  29. Абдулина А.А. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения / А.А. Абдулина, А.Б. Воронина // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 107.

  30. Егоров А.А. Понятиекатегории «состав правонарушения» в современнойюридическойлитературе: теоретико-правовой аспект / А.А. Егоров // Право и государство: теория и практика. 2017. № 6 (150). С. 42.

  31. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 79.

  32. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 117.

  33. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 5.

  34. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - С. 304.

  35. Абдулина А.А. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения / А.А. Абдулина, А.Б. Воронина // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 107.

  36. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 79.

  37. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 5.

  38. Абдулина А.А. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения / А.А. Абдулина, А.Б. Воронина // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 106.

  39. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 118.

  40. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - С. 304.

  41. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 6.

  42. Абдулина А.А. Понятие и признаки правонарушения, состав правонарушения / А.А. Абдулина, А.Б. Воронина // Молодежь и наука. 2016. № 7. С. 107.

  43. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 118.

  44. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 80.

  45. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - С. 305.

  46. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 119.

  47. Егоров А.А. Понятиекатегории «состав правонарушения» в современнойюридическойлитературе: теоретико-правовой аспект / А.А. Егоров // Право и государство: теория и практика. 2017. № 6 (150). С. 42.

  48. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - С. 305.

  49. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 119.

  50. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 80.

  51. Оганесян С.М. Правонарушения в современномроссийском праве: понятие, признаки, состав / С.М. Оганесян // Мир юридической науки. 2014. № 10-11. С. 6.

  52. Егоров А.А. Понятиекатегории «состав правонарушения» в современнойюридическойлитературе: теоретико-правовой аспект / А.А. Егоров // Право и государство: теория и практика. 2017. № 6 (150). С. 43.

  53. Смоленский М. Б. Теория государства и права для студентов ВУЗов. - М.: Феникс, 2013. – С. 119.

  54. Святкин М.В. К вопросу о соотношенииправонарушения и состава правонарушения / М.В. Святкин // Вектор науки Тольяттинскогогосударственногоуниверситета. Серия: Юридические науки. 2014. № 1 (16). С. 81.

  55. Головистикова А. Н., Пиголкин А. С., Дмитриев Ю. А. Теория государства и права. Учебник для бакалавров. - М.: Юрайт-Издат, 2013. - С. 306.

  56. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. – М.: Омега-Л, 2017. – С. 285.

  57. Комлик В.В. Сущность состава правонарушения / В.В. Комлик // Успехисовременнойнауки. 2016. Т. 1. № 7. С. 13.

  58. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина ;Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова : Юрид. фак. - М. : Проспект, 2013. – С. 203.

  59. Липинский Д.А. Являетсяличетырехэлементнаяконструкция состава правонарушенияобщетеоретической? / Д.А. Липинский, А.А. Мусаткина // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2017. № 2 (40). С. 8.

  60. Абдурахманов Р.Р. Анализюридического состава правонарушения / Р.Р. Абдурахманов // NovaUm.Ru. 2017. № 7. С. 210.

  61. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина ;Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова : Юрид. фак. - М. : Проспект, 2013. – С. 203.

  62. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина ;Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова : Юрид. фак. - М. : Проспект, 2013. – С. 204.

  63. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. – М.: Омега-Л, 2017. – С. 285.

  64. Комлик В.В. Сущность состава правонарушения / В.В. Комлик // Успехисовременнойнауки. 2016. Т. 1. № 7. С. 4.

  65. Липинский Д.А. Являетсяличетырехэлементнаяконструкция состава правонарушенияобщетеоретической? / Д.А. Липинский, А.А. Мусаткина // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2017. № 2 (40). С. 10.

  66. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. – М.: Омега-Л, 2017. – С. 286.

  67. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина ;Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова : Юрид. фак. - М. : Проспект, 2013. – С. 204.

  68. Абдурахманов Р.Р. Анализюридического состава правонарушения / Р.Р. Абдурахманов // NovaUm.Ru. 2017. № 7. С. 212.

  69. Комлик В.В. Сущность состава правонарушения / В.В. Комлик // Успехисовременной науки. 2016. Т. 1. № 7. С. 15.

  70. Марченко М. Н. Теория государства и права: учебник для бакалавров / М. Н. Марченко, Е. М. Дерябина ;Моск. гос. ун-т им. М. В. Ломоносова : Юрид. фак. - М. : Проспект, 2013. – С. 204.

  71. Венгеров А. Б. Теория государства и права: учебник для юридических вузов. – М.: Омега-Л, 2017. – С. 286.

  72. Абдурахманов Р.Р. Анализюридического состава правонарушения / Р.Р. Абдурахманов // NovaUm.Ru. 2017. № 7. С. 210-213.

  73. Липинский Д.А. Являетсяличетырехэлементнаяконструкция состава правонарушенияобщетеоретической? / Д.А. Липинский, А.А. Мусаткина // Юридическая наука и правоохранительная практика. 2017. № 2 (40). С. 8-15.