Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Современные денежные системы зарубежных стран (Теоретические аспекты функций денежной системы РФ)

Содержание:

Введение

Современная денежная система является очень сложной системой.

На сегодняшний день денежная система России продолжат переживать глубокий кризис. Это проявляется в общем расстройстве экономики страны, падением эффективности производства, значительном повышении цен, кризисным состоянием финансово-кредитной системы, огромными дефицитами бюджетов, внутренним и внешним долгом. Также кризис приводит и к тому, что нарушены функции национальной денежной единицы как средства обращения и платежа: наряду с официальной денежной единицей почти параллельно действует доллар США, а также огромное количество разновидностей безналичных платежных средств, в результате чего денежная масса неоправданно возрастает, а роль Банка России как регулятора денежного обращения снижается, происходит обесценение рубля; функция платежа нарушается увеличением неплатежей и задержкой государственных выплат.

Актуальность данной курсовой работы состоит в том, что эффективное функционирование денежной системы является необходимым условием развития экономических отношений в государстве.

Объект исследования – денежная система России.

Предмет исследования курсовой работы – влияние Центрального банка в регулировании денежной системы РФ и направления ее совершенствования.

Цель работы – провести оценку денежной системы РФ на современном этапе.

Задачи работы:

- раскрыть сущность денежной системы и ее элементы;

- выявить правовые и организационные основы деятельности денежной системы;

- рассмотреть порядок эмиссии денег в России;

- проанализировать денежную массу страны;

- рассмотреть основные направления совершенствования денежной системы России.

При выполнении исследовательской работы были использованы различные источники и литература.

Законодательная и нормативная база исследования представлена Конституцией Российской Федерации и Федеральными законами Российской Федерации.

В соответствии с поставленными задачами, курсовая работа состоит из введения, трех глав, заключения, списка использованной литературы.

Глава 1. Теоретические аспекты функций денежной системы РФ

1.1 Сущность и типы денежных систем

Денежные системы являются традиционным объектом исследований в монетарной теории. Значительный научный потенциал в формировании теории денежно-кредитного регулирования принадлежит ведущим иностранным ученым: М. Блауга, М. Фридмана, Дж. Кейнса, А. Лейнховуда. Отечественные ученые (Г. Башнянин, А. Гриценко, В. Лагутин, М. Свалка, В. Геец, Ю. Пахомов и другие) исследовали проблемы эффективности денежных систем и механизмы их исследования. Постоянно обращает внимание на поиск эффективной модели денежной системы А. Гальчинский [13, с. 19].

Денежная система – это совокупность элементов, которые взаимодействуя между собой, составляют порядок выпуска и использования денежной единицы. К этим элементам относятся [5, с. 67]:

- денежная единица (валюта) – установленный в законодательном порядке денежный знак, который служит для соизмерения и выражения цен всех товаров;

- формы денег – наличные (преимущественно купюры, монеты) и / или безналичные (в том числе электронные) формы;

- эмиссия – установленные эмитентом каналы выпуска и особенности обращения денежной единицы;

- эмитент – институт, который осуществляет выпуск денег в обращение и устанавливает правила их использования;

- валютный курс – отношение выпущенной в системе денежной единицы к денежным единицам других денежных систем. Этот элемент обеспечивает взаимосвязь с другими денежными системами.

Различают следующие виды денежных систем [14, с. 23]:

- национальная (государственная) – работает в конкретной стране;

- наднациональная – объединяет несколько стран, которые могут делегировать полномочия всех или отдельных элементов денежной системы;

- вненациональная (частная) – бывает локальной (существует на отдельной территории, которая может совпадать или не совпадать с границами конкретного государства) и электронной (становится возможной благодаря программному обеспечению, созданному эмитентом).

В соответствии с общими законами функционирования денег выделяют саморегулируемую и регулируемую денежные системы.

Основой регулирования выступает равенство стоимости между монетами в обороте и стоимостью металла, который они содержат в себе. В связи с этим, в денежном обороте всегда находится то количество монет, которое необходимо для реализации товаров. Если количество товаров в обороте сокращается, то сокращается и количество монет.

В зависимости от характера механизма регулирования предложения денег выделяют системы бумажного и кредитного обращения.

Бумажно-денежная система может осуществляться в двух формах [25, с. 295]:

- эмиссия денежных знаков государственным казначейством;

- прямое использование кредитной эмиссии Центральным банком для покрытия дефицита государственного бюджета.

По мере развития товарно-денежных отношений и капиталистического производства денежная система существенно менялась. В зависимости от видов денег (товарной или знаковой стоимости) денежная система бывает трех типов:

- денежная система металлического обращения, основывается на реальных деньгах (серебро и золото);

- денежная система бумажного обращения;

- денежная система кредитного обращения. В свою очередь, в системе металлического денежного обращения выделяются два вида денежных подсистем:

- биметаллизм;

- монометаллизм.

Биметаллизм – денежная система, в которой роль всеобщего эквивалента закреплена за двумя металлами – серебром и золотом. Существовала в странах Западной Европы в XIX век.

Монометаллизм – это денежная система, при которой один металл (золото или серебро) служит всеобщим эквивалентом. В системе монометаллизма функционируют монеты из одного благородного металла, и знаки стоимости, разменные на монеты.

Эффективное функционирование денежной системы должно основываться на применении совокупности концептуальных принципов, среди которых [5]:

- законность – предоставляет денежной системе юридической легитимности среди пользователей;

- стабильность денежной единицы;

- (де) централизация – указывает каналы, по которым деньги попадают в оборот; - независимость;

- открытость – формирует взаимоотношения денежной системы с экономической средой и другими денежными системами;

- доступность – позволяет свободное использование пользователями собственных средств для обслуживания необходимых расчетов.

Соблюдение перечисленных выше принципов формирует доверие к денежной системе как основному институту рыночной экономики и обеспечивает ее существование.

Таким образом, денежная система – это совокупность денежной единицы, форм, в которых она функционирует, эмитента, устанавливающего механизм ее выпуска, а также валютного курса.

1.2 Элементы денежной системы и ее организационные основы

Денежная система - это организация денежного обращения в стране, сложившегося исторически и закрепленного национальным законодательством [11, c. 94]. Она сформировалась в XVI - XVII вв. с возникновением и утверждением капиталистического производства, а также централизованного государства и национального рынка. По мере развития товарно-денежных отношений и капиталистического производства денежная система претерпела существенные изменения.

Элементами денежной системы являются:

- официальная денежная единица;

- виды денежных знаков;

- масштаб цен;

- организация денежного обращения;

- объем и структура денежной массы, эмиссионный механизм,

- орган государственного регулирования,

- инструменты и методы денежно кредитного регулирования,

- организация кассовой дисциплины,

- правовые основы [6, с. 365].

Масштаб цен - средство выражения стоимости в денежных единицах, базирующееся на весовом количестве денежного (драгоценного) металла в денежной единице. Сейчас масштаб цен складывается под влиянием спроса и предложения.

Виды денежных знаков существуют в зависимости от субъекта, выпускающего их, от материального носителя (банкноты, монеты), их обеспечения.

По действующему законодательству в Российской Федерации осталось два вида денежных знаков: банкноты и монеты. В обращении находятся банк- ноты номиналом 50, 100, 500, 1000, 5000 рублей. Монеты существуют с номиналом в 1, 5, 10, 50 копеек, 1, 2, 5, 10 рублей.

Порядок эмиссии денежных знаков – это правила выпуска и изъятия денег из обращения, закрепленные в законодательстве. Государство является единственным эмитентом в лице государственного банка или казначейства. В СССР данную функцию выполняли одновременно два субъекта. В Российской Федерации таким правом обладает только Банк России.

Регулирование денежного обращения в России осуществляется экономическими и административными мерами, предусмотренными действующим законодательством и инструкциями Банка России.

Эмиссия – выпуск в обращение новых денег, который приводит к увеличению всей денежной массы в обращении.

Применение различных методов регулирования денежного обращения должно основываться на денежно-кредитной политике государства. Посредством реализации денежно-кредитной политики Центральный Банк Российской Федерации имеет постоянный контроль над величиной и структурой денежной массы в обращении.

Таким образом, денежная система представляет собой устанавливаемую государством организацию денежного обращения страны.

C правовой точки зрения выделяют организационно-функциональную, организационно-институциональную и организационно-структурную характеристики денежной системы [15, c. 46].

Организационно-функциональное содержание денежной системы заключается в функциях, выполняемых денежной системой. К основным функциям относят:

‒ Эмиссионную функцию. Она заключается в том, что именно в рамках денежной системы существует механизм, обеспечивающий своевременный выпуск денег в обращение;

‒ Регулирующую функцию. Государство обеспечивает процесс эмиссии, обращения и изъятие денег из обращения;

‒ Распределительную функцию. Денежная система создает основные каналы распределения денег внутри страны и за ее пределами.

‒ Контрольную функцию. Государственные органы, такие как Счетная Палата России, Минфин России, Банк России, контролируют правильность организации денежных отношений между различными субъектами и соответствие этих отношений законодательству [10, c.20].

Организационно-институциональная характеристика денежной системы заключается в том, что она состоит из совокупности субъектов денежной системы, регулирующих денежное обращение и вступающих в денежные отношения.

С организационно-структурной стороны денежная система включается определенные элементы, которые закреплены в нормативных правовых актах. Внутри системы эти элементы находятся в упорядоченном и взаимозависимом состоянии.

Исходя из вышеизложенного, приходим к выводу, что регулирование денежного обращения является лишь инструментом или предпосылкой обеспечения в стране денежного равновесия.

Глава 2. Денежные системы зарубежных стран

2.1 Централизованная денежная система

Централизованная денежная система возникла в мировой экономике в конце XVII в., когда в Континентальной Европе начался активный процесс укрепления институтов государственной власти, отстаивающих интересы национальных экономик и, в первую очередь, своих влиятельных корпоративных групп (кланов). При этом основный вызов исходил из сферы денег, кредита и финансовых институтов, доминирующую роль в которых стали играть еврейские банкиры. Вначале централизованная денежная система появилась в Швеции (1668 г.) и Англии (1694 г.), затем в других странах, таких как Франция (1800 г.), Россия (1860 г.), Германия (1875 г.), Япония (1897 г.), Швейцария (1907 г.) и США (1913 г.) [3, с. 28].

На примере Банка Англии кратко рассмотрим основные этапы становления централизованной денежной системы, в своей основе опирающейся на международный капитал. Именно тогда, в 1656 г., при лорд-протекторе Англии, Шотландии и Ирландии Оливере Кромвеле международные банкиры вновь вернулись в Англию, и с тех пор больше никогда из нее не уходили. Они полностью перехватили финансовую инициативу у местных банкиров (золотых дел мастеров), особенно в период английской революции 1688 г. (во время изгнания династии Стюартов). Используя свои глобальные финансовые связи (в первую очередь, во Франции, Италии и Голландии), международные банкиры резко подняли престиж страны, сделав Великобританию ведущей финансовой державой в мире [28, с. 196].

В стране началась эпоха государственных денег, зародилась системы фидуциарного кредита, делающих богатых еще богаче, а бедных – еще беднее. Новый режим государственного управления в Англии, учитывая возросшую потребность в кредите, а также руководствуясь желанием заполучить внушительную денежную поддержку для реализации различных проектов (в том числе и на цели ведения войны), пришел к идее создания в стране государственного банка. В 1694 г. такой банк был основан под названием «Управляющий и Компания Банка Англии» («The Governor and Company of the Bank of England»). Банк Англии стал корпорацией кредиторов казначейства, так как весь его капитал – 1 200 тыс. ф. ст. – был предоставлен в кредит государству из расчета 8% годовых. За это он получил право проводить операции с векселями, слитками золота и серебра, выдавать ссуды под залог товаров и недвижимого имущества с правом их продажи в случае, если она не будет погашена в течение трех месяцев по истечении срока действия кредитного договора. При этом ссуды каждый раз выдавались с особого разрешения парламента страны [12, с. 5].

По Уставу Банк Англии принимал беспроцентные вклады (с последующим начислением со второй половины XIX в. до 4% годовых), предел которых зависел от сумм предоставленных правительству кредитов. Одновременно он выпускал платежные обязательства в виде банковских билетов, которые могли быть предъявлены в Банк в любой момент. И если поначалу эти билеты должны были индоссироваться, то, начиная с 1697 г., они стали 3%-ми банкнотами, обязательными к размену на металлическую наличность в случае их предъявления в Банк.

Вексельный курс банкнот Банка Англии периодически сильно колебался, особенно начиная с февраля 1797 г., когда в течение последующих 24 лет от страны потребовалось напряжение всех финансовых сил (из-за финансирования колониальных программ правительства и ведения военной кампании против Франции).

В 1836 г. в Англии разразился финансовый кризис вследствие чрезмерного роста спекуляции, которую спровоцировали частные депозитные банки в форме товарищества на вере или коммандитного товарищества2 . Через три года, в 1839 г., разразился также и американский кризис, сильно затронувший Англию. В этих условиях Банк Англии вынужден был включить печатный станок. В обращении появились новые банкноты, размен которых центральным банком не гарантировался. Денежный кризис с каждым годом усиливался. Поэтому в 1844 г. английский парламент вынужден был пойти на жесткие законодательные инициативы.

19 июля 1844 г. был издан банковский билль Роберта Пиля (младшего), законодательно закрепивший положение, что денежная эмиссия должна основываться на сочетании двух принципов – currency principle и banking principle. С учетом этого решения Банк Англии был разделен на два департамента – Эмиссионный (Issue Department) и Банковский (Banking Department).

В состав Эмиссионного департамента вошла металлическая касса Банка Англии. Ему было предоставлено право выпуска банкнот на 14 млн ф. ст., необеспеченных денежным металлом, но покрытых как долговыми государственными обязательствами (консолями, векселями и платежными свидетельствами казначейства и пр.), так и другими обеспечениями частных лиц хозяйствующих субъектов. Дополнительная эмиссия сверх этой суммы всегда требовала полного (100%) обеспечения металлической наличностью (слитками, монетой) из расчета 4 /5 золотом и 1 /5 серебром.

Банкноты Банка Англии признавались законным платежным средством и должны были обмениваться на золотую (или серебряную) монету по первому требованию держателя во всех его отделениях. Кроме того, Банк Англии обязывался принимать в любое время золото в слитках, выплачивая 77 шиллингов 9 пенсов за унцию монетарного золота 22-каратной или 88 пробы [3, с. 28].

Банковский департамент получал банкноты из Эмиссионного департамента сверх переданного капитала на тех же условиях, что другие банки и вексельные маклеры, т. е. только в обмен на монетарное золото. В остальном Банковский департамент действовал как обычный коммерческий (депозитный) банк.

В октябре 1847 г. «платежный кризис», вызванный ажиотажем на железных дорогах и спекуляцией хлебом, вынудил правительство приостановить требования закона Пиля и выпустить в обращение банкноты на 400 тыс. ф. ст. без какого-либо металлического покрытия. В ноябре 1857 г. закон Пиля был приостановлен второй раз. Это было связано со спекулятивной горячкой коммерческих банков на рынке золота, вызванной благодаря открытию калифорнийских и австралийских золотых рудников. Кризис был остановлен дополнительной эмиссией Банка под обеспечение государственных фондов при условии, что ссудный процент не должен быть ниже 10% годовых. В ноябре 1866 г. действие закона Пиля было приостановлено третий раз, что потребовало также дополнительной эмиссии, но уже на большую сумму, до 730 тыс. ф. ст.

После 1866 г. Банку Англии вплоть до Первой мировой войны больше не пришлось прибегать к приостановке действия закона Пиля.

2.2 Новый денежный механизм

Новый денежный механизм появился в период финансового кризиса 2008 г. и стал основным каналом предложения денег в экономику во всех без исключения странах – как развитых, так и с формирующимися рынками. Он был нацелен на то, чтобы компенси ровать деньгами центральных банков потерю ликвидности финансовых посредников в виде пула денег, выпущенного частными банками в период до глобального финансового кризиса [9, с. 459]. При этом основными факторами формирования нового денежного предложения в экономике стали: резервные деньги центральных банков, новые базельские нормативы (к достаточности собственного капитала банков и видам ликвидности), а также высокие стандарты андеррайтинга, предъявляемые банками к своим заемщикам.

Это предопределило полный (тотальный) контроль центральных банков за ликвидностью финансовых посредников (их кредитной эмиссией) и хозяйствующих субъектов, способствуя тем самым как централизации всего денежного обращения в национальной экономике, так и сокращению числа действующих финансовых организаций за счет концентрации капитала в системно значимых (или государственных) банках4 . Именно последние в условиях кризиса межбанковского кредитования первыми стали получать от центрального банка активную кредитную поддержку против обеспечения сомнительного качества или без какого-либо обеспечения.

Сегодня, по мнению немецкого профессора Й. Хубера, во всем мире идет процесс замены частных банковских денег суверенными деньгами центральных банков [15, с. 49]. И это неудивительно, так как указанному процессу активно способствуют новые нормативы (стандарты) Базеля III, разработанные Банком международных расчетов. Эти нормативы жестко регулируют собственный капитал банков и виды их ликвидности. Но, во-первых, не все банки могут выдерживать требования таких нормативов, что приводит к уходу с рынка тех, кто не может выполнить новые международные стандарты. Во-вторых, не всем банкам, даже соблюдавшим нормативы, гарантирована финансовая поддержка центрального банка. Ее, как правило, получают системно значимые банки или банки, приближенные к правительственным структурам. При этом эмитируемые суверенные деньги центрального банка в виде резервов появляются на счетах в банках не как наличные, вклады домашних хозяйств и депозиты предприятий, а как прирост остатков на корсчетах и депозитных счетах банков в центральном банке.

В международной практике резервные деньги в основном используются для реструктуризации и вывода с балансов финансовых (банков) и нефинансовых организаций рисковых (проблемных) активов, что стало основной причиной стремительного роста балансовых счетов (валюты баланса) центральных банков, изменив одновременно структуру и срочность хранимых на балансах государственных и частных долговых обязательств. При этом эмитируемые центральными банками деньги передвигаются в банковской системе лишь по горизонтали (корсчета коммерческих банков – депозиты банков в центральном банке – казначейские счета в центральном банке), не оказывая влияния на совокупный спрос и не провоцируя рост инфляции в экономике. Государство, таким образом, достигает целевого для монетарной политики уровня инфляции, держа ее на предельно низком уровне. Иначе говоря, мы получили то, о чем в свое время писал М. Ротбард, отмечая, что государству важна не просто инфляция, ему нужна собственная, полностью контролируемая инфляция, а не такая, которой будут управлять частные коммерческие банки.

В настоящее время в экономике многих стран (первую очередь, развитых) активно используется новый денежный механизм. Например, в странах еврозоны до сих пор реализуются новые стимулирующие меры со стороны ЕЦБ, связанные как с программой выкупа активов6 на открытом рынке, так и запуском очередного транша программы долгосрочного целевого кредитования TLTRO-II. Аналогичные меры осуществляют Банк Англии и Банк Японии. Так, первый продолжает активно выкупать на открытом рынке государственные и корпоративные облигации, а второй по-прежнему осуществляет масштабную программу выкупа финансовых активов различных типов, таргетируя доходность 10-летних облигаций вблизи нулевой процентной ставки.

Именно такой денежный механизм (резервные деньги центрального банка) в настоящее время пытается запустить в российской экономике и Банк России, используя его при санации проблемных банков. Но применение такового денежного механизма у нашего регулятора принципиально отличается от такового, реализуемого денежными властями США, Японии, Великобритании и странами еврозоны в рамках программы «количественных смягчений». Так, если в развитых экономиках денежный механизм реализуется монетарными властями через политику количественных смягчений и применяется с целью стимулирования внутреннего совокупного спроса, то в российской экономике он используется (начиная с сентября 2017 г.) исключительно для рекапитализации проблемных системных банков.

Как следует из обнародованной 25 октября 2017 г. отчетности по РСБУ, Банк «Открытие» за девять месяцев получил рекордный в новейшей истории банковской системы РФ чистый убыток в размере 279,4 млрд руб., причем свыше 90% этой суммы, 254,6  млрд руб., пришлось на один только сентябрь – первый месяц санации банка средствами Банка России. Другой санируемый регулятором банк – Бинбанк – в сентябре потерял 32 млрд руб., а санируемый им Рост Банк – еще 82,2 млрд руб. В общей сложности, по мнению руководства Банка России, на финансовое оздоровление Бинбанка и Банка «Открытие» потребуется около 800–820 млрд руб., из которых примерно 450 млрд руб. пойдет на второй, а 350–370 млрд руб. – на первый. В марте 2018 г. Банк России одобрил докапитализацию Бинбанка еще на 56,9 млрд руб. Данные средства будут направлены на приобретение дополнительного выпуска акций Бинбанка. В апреле 2019 г. запланировано объединение Бинбанка и Банка «Открытие», что позволит, по мнению регулятора, сократить требуемый объем средств для их оздоровления и сроки выхода на рынок .

По нашему мнению, резервные деньги центрального банка, решая проблему рекапитализации системных банков, не способны обеспечить здоровую конкуренцию между кредитными организациями на рынке финансовых услуг. Более того, наличие жестких требований регуляторов к достаточности собственного капитала и нормативам ликвидности приводит к еще большей централизации денежного механизма, а значит, и надзора за кредитными организациями, снижая объемы кредитования предприятий и домашних хозяйств в реальной экономике. Ниже, на примере банковской системы России покажем перспективы или ожидаемые результаты действия централизованных денежных систем

2.3 Децентрализованные денежные системы

Децентрализованная денежная система – это система, основанная на публичных и частных цифровых валютах, эмитируемых в обращение участниками распределительной пиринговой сети в рамках публичного и частного (и частично – закрытого или ограниченного для пользователей) блокчейна без участия центрального банка в качестве эмиссионного центра и надзорного органа (регулятора) и различных институтов финансового посредничества [14, c. 22].

Они кардинально меняют существующую парадигму функционирования денежных систем в мире. Особенности этих изменений – неопределенность места национального государства в новой системе, бурное перераспределение капиталов в пользу пользователей децентрализованной публичной сети, криптовалютных инвесторов, майнеров и стартаперов. Никто до сих пор до конца не представляет, какой в будущем будет новая система и в какой степени на происходящие изменения она может влиять.

Некоторые страны пошли по пути полного запрета всего криптовалютного рынка (Сальвадор, Индонезия, Вьетнам) либо отдельных его аспектов (Китай, Южная Корея). Отдельные страны, такие как Япония, Германия, Австралия, напротив, показали свою открытость переменам и легализовали в своей денежной системе продукты децентрализованного крипторынка. Но большинство стран пока занимает выжидательную позицию, понимая, что поспешные и ошибочные решения могут лишить их инициативы в этом процессе, а правильные, наоборот, – вывести в лидеры.

В последнее время под особый шквал критики современных «крипто-евангелистов» попали традиционные подходы денежной теории. В открытом доступе стали появляться публикации в защиту цифровых валют как нового вида денег, способного заменить фиатные и электронные в современной экономике. Цифровая валюта в них определена как альтернативная форма, обращаемая, хранимая и создаваемая в онлайн и не имеющая физической формы. Например, определение, данное European Banking Authority (EBA), звучит так: цифровая валюта – это «цифровое представление стоимости, которую не эмитируют ни центральный банк, ни общественный орган, и которая необязательно относится к неполноценным деньгам, так как принимается физическими и юридическими лицами в качестве средства платежа, может переводиться, храниться и торговаться в электронной форме».

К цифровым валютам также относятся и криптовалюты, среди которых в настоящее время по уровню рыночной капитализации особо выделяются такие, как Bitcoin (BTC), Ethereum (ETH), Ripple (XRP), Bitcoin Cash (BCH), Cardano (ADA), NEM (XEM), Litecoin (LTC), Stellar (XLM), NEO (NEO), IOTA (MIOTA), EOS (EOS), Dash (DASH) и Monero (XMR). Многие из них генерируются майнерами, валидируются консенсусом пользователей в децентрализованной сети с использованием криптографии (хеширования, цифровых подписей, временных меток, публичных и приватных ключей) в качестве средства защиты от несанкционированного доступа к реестру или журналу записей сети. При этом сами участники (узлы сети, на которых установлено соответствующее программное обеспечение и которые совместно ведут распределенные базы данных) не обязательно доверяют друг другу, но имеют доступ ко всей базе данных (истории всех трансакций), тем самым обеспечивая повышенную операционную устойчивость всей сети в целом.

Вместо централизованной эмиссии в их основе задействована децентрализованная, генерируемая нодами (полными узлами) в распределенной сети с использованием по преимуществу или всей имеющейся мощности компьютеров сети (PoW), или количества монет, находящихся в электронных кошельках пользователей (PoS). В основе такой генерации находится технология публичного (открытого) или закрытого (ограниченного для пользователей) блокчейнов, которые по-разному решают вопросы функциональной совместимости, операционных расходов, сетевого эффекта, конфиденциальности данных, масштабируемости трансакций и контроля за ними в распределенной сети. Например, в  закрытом блокчейне допуск участников ограничен и регламентирован согласно правилам сети. Статус участников, ответственных за валидацию, закреплен за определенными контрагентами (оракулами). Это свидетельствует о наличии в сети некоторой централизации или инстанции, управляющей ее правилами, что расходится с правилами консенсуса децентрализованной публичной сети.

Криптовалюты для централизованной денежной системы – вызов, несущий в себе большую угрозу для существования фиатных (бумажных и электронных) денег. Осознавая это, многие центральные банки в настоящее время оказались перед непростым для себя выбором: «разрешить» или «запретить» криптовалюты в денежном обращении. Например, глава Народного банка Китая Чжоу Сяочуань считает, что фиатные деньги могут устареть, но властям не стоит спешить с выпуском криптовалюты.

Но наиболее продвинутые и стратегически мыслящие регуляторы (как, например, Банк Японии, Банк Канады или Национальный банк Республики Беларусь), поспешившие легализовать криптовалюты в денежном обращении, хорошо осознают возможные проблемы. Трудности, с которыми в ближайшее время может столкнуться регулятор (центральный банк), запретивший использование криптовалюты в обращении, связаны с тем, что невозможно регулировать то, на что ты, как регулятор, воздействовать не в состоянии.

Глава 3. Кризис глобальной якорной валюты и перспективы криптовалют

После распада Бреттон-Вудской валютной системы в 1971 г. прошло уже сорок шесть лет. За это время золото было низведено до статуса обычного товара, а функцию меры стоимости (единицы счета) стал выполнять доллар США. Все страны получили право выбора режима обменного курса – сначала фиксированного, а затем плавающего, привязанного к  доллару США или корзине ключевых валют, – в наибольшей степени отвечающего потребностям развития национальной экономики.

Однако с отменой золотодевизного стандарта мировая экономика не стала стабильней. Она была ввергнута в череду экономических и финансовых рецессий, число которых стремительно росло. За период 1970–2009 гг. в мире произошло 84 рецессии, из них только 14 было вызвано финансовым кризисом. При этом последний из них превзошел все ожидания международных экспертов, цена его купирования превысила 25% ВВП (почти на 5 п.п. больше среднего исторического показателя за указанный период)

Проекты реформирования мировой валютной системы, предложенные МВФ и БМР, не в состоянии были повысить ее стабильность. Все они не решают ни одной фундаментальной проблемы, связанной с выбором ключевой денежной единицы, которая могла бы выступать в качестве эквивалента меры стоимости (единицы счета). Нужна именно такая денежная единица, которая смогла бы запустить механизм автоматического регулирования обменного курса национальных валют в мировой экономике. Поэтому не удивительно, что современная мировая экономика перенасыщена финансовыми дисбалансами, которые невозможно исправить в рамках действующей международной валютной системы.

Доллар США, претендующий в настоящее время на такую в роль в мировой валютной системе, не может запустить механизм автоматического регулирования обменного курса национальных валют. Рост глобальных дисбалансов, ввиду возникших диспропорций между торговыми и финансовыми рынками различных стран, вызванных разными по типу потоками капиталов, периодической переоценкой активных и пассивных операций международных финансовых посредников и центральных банков, происходит в основном по причине стремительного снижения покупательной способности главной ключевой валюты – доллара США.

При этом обесценение доллара США в отдельные периоды бывало довольно ощутимым, особенно во время экономических и финансовых кризисов. Это вынуждало другие страны проводить периодические девальвации своих валют, как ответные меры против обесценения доллара США, способствуя тем самым «раздуванию» рыночной стоимости своих региональных ВВП. Например, шведская крона с января 1992 по декабрь 1993 г. была девальвирована по отношению к доллару США на 40%; турецкая лира с января по декабрь 2001 г. – на 60%; английский фунт стерлинга с марта 2008 г. по март 2009 г. – на 35%; венгерский форинт с июля 2008 г. по декабрь 2009 г. – на 43% и евро с апреля 2008 г. по июнь 2010 г. – на 25%.

Именно поэтому доминирование доллара как основной глобальной (якорной) валюты в мировой валютной системе стало подвергаться серьезному сомнению, особенно со стороны быстро развивающихся азиатских стран и в первую очередь Китая. Так, в 2005 г. глава Народного банка Китая заявил о необходимости формирования более адекватной мировой валютной системы, которая должна опираться на расширительную палитру национальных валют, играющих значительную роль во внешнеторговых оборотах.

Возникновение такой системы с расширением перечня национальных валют в корзине СДР, по мнению ряда экспертов, может стать источником стабилизации в  мировой экономике. Но такие решения невозможны без компромиссов, требующих существенных уступок со стороны США, на которые ФРС вряд ли когда-либо согласится.

Поэтому неудивительно, что многие страны с формирующимися рынками после финансового кризиса 2008 г. стали активно наращивать долю монетарного золота в общем объеме своих золотовалютных резервов. Так, например, Россия в последние годы резко увеличила свой золотой запас. В настоящее время, 2/3 добытого в России золота покупается Банком России. Это привело к тому, что с начала 2017 г. доля монетарного золота в золотовалютных резервах страны резко выросла – с 13,2% до 17,3%, до 1800,0 т (на 1 ноября). С ноября 2017 г. Банк России начал покупать драгоценный металл на Московской бирже, которая планирует в следующем году запустить поставочный фьючерс на золото. Другие страны с формирующими рынками (Турция, Мексика, Филиппины, Таиланд, Казахстан и др.) тоже не отстают. Но в чем причина такого наращивания золотого запаса, если мировые цены на золото, начиная с 2011 г. резко пошли вниз?

Объяснение очень простое – монетарное золото в условиях фиатной денежной системы остается пока единственным реальным денежным активом в мире, не подверженным сильной волатильности. В настоящее время ни доллар, ни евро, ни юань (в  перспективе), согласно «дилемме Триффина», не смогут выступать встроенным стабилизатором финансовой стабильности. Более того, любая из этих валют не в  состоянии быстро и качественно выполнять функции мировых денег ввиду стремительного наращивания государственного (общественного) долга и наличия роста дефицита платежного баланса в своих странах. Отсюда понятен вновь возникший интерес в  мире к  монетарному золоту, приведшему к расширению этого рынка финансовых активов и  стремительному накоплению отдельными странами золотого запаса. При этом, по мнению британского Old Mutual Gold & Silver Fund, под управлением которого в настоящее время находится активов в драгоценных металлах на 220 млн долл., роль золота как мировых денег в системе международных расчетов усилится, если решить проблемы делимости и скорости его передачи между субъектами экономики.

На наш взгляд, в условиях цифровой экономики монетарное золото уже не следует пытаться рассматривать в качестве объекта мировых денег. Этот статус им давно утрачен. После отказа стран мировой экономики от золотодевизного стандарта в 1971 г. оно преимущественно стало выступать в роли промышленного товара. Монетарное золото как гло бальный финансовый актив – это уже прошедший этап эволюции мировых денег. В настоящее время нет никаких серьезных оснований, объективных причин, чтобы вернуть ему статус мировых денег. Более того, ведущие центральные банки уже давно не рассматривают монетарное золото в качестве ликвидного актива, связанного с хеджированием валютных, процентных и прочих рисков.

Статус мировых денег в ближайшем будущем, по мнению некоторых экспертов, скорее всего закрепится за биткойном, который после своей легализации во многих странах будет иметь все основания выступать в качестве глобальной цифровой валюты. Так, глава Twitter Джек Дорси считает, что уже через десять лет биткойн обойдет по своей востребованности доллар США и станет наиболее актуальной в мире валютой, которой будут пользоваться миллиарды пользователей. Об этом он заявил в своем интервью британскому изданию «The Times». Член совета директоров Facebook и один из основателей PayPal Питер Тиль также уверен, что биткойн всегда будет доминирующей криптовалютой. Об этом он сообщил на мероприятии Economic Club of New York.

В современном цифровом мире биткойн является самой высококапитализированной цифровой валютой (22 марта 2018 г. в 17:00 доля его капитализации в капитализации всего крипторынка составляла 44,4%). Он эмитируется в децентрализованной распределенной сети компьютеров рядовых пользователей (полных нод) без участия центрального банка или какого-либо другого финансового посредника. Свою максимальную рыночную капитализацию он достиг 8 декабря 2017 г. – 285,5 млрд долл. Однако в результате давления со стороны регуляторов США, Китая, стран ЕС, связанного с запретами обращения и ужесточения регулирования криптобирж (особенно начиная с декабря 2017 г.) и активизации заказной серии спекулятивных форков, в сети биткойна произошло заметное снижение его рыночной капитализации. На 22 марта 2018 г. она составила (17:00) 146,53 млрд долл., т.е. за 4 месяца сократилась почти в два раза.

Биткойн как базовый протокол децентрализованной сети пользователей, скорее всего, следует идентифицировать как цифровой аналог золота (золото киберпространства), а не представлять в качестве улучшенной версии платежных систем PayPal, Visa или MasterCard. Последние относятся к чисто централизованным сетям. Биткойн, как и монетарное золото: а) функционирует как мера стоимости (или единица счета); б) обладает исключительной внутренней стоимостью; в) представляет особую категорию цифрового хозяйства; г) при помощи масштаба цен соизмеряет различные активы, товары и услуги.

Наличие общественного консенсуса позволяет биткойну выступать в качестве меры стоимости (единицы счета) для соизмерения всех сделок в экономике. Стоимость биткойна – это универсальная форма учета базы данных, некий регистр, по которому каждый пользователь может легко отследить стоимость своих и чужих трансакций в распределенной сети. Цифровая природа обеспечивает биткойну статус успешной валюты, его подлинность можно элементарно проверить по всем трансакциям, которые навсегда прозрачны, сохраняются в распределенном реестре в открытом доступе для всех участников сети.

Биткойн является очень удобным денежным активом для хозяйствующих субъектов, принимаемым без ограничений в обмен на товары и услуги, а также при погашении долговых обязательств. В настоящее время рыночный спрос на биткойн очень велик, несмотря на запретительные инициативы многих национальных правительств и центральных банков. Биткойн – это совсем не «тюльпановый пузырь» с «эффектом виагры» и наличием большого «факапа». Подобные ярлыки, как правило, навешивают оголтелые критики, которые совершенно не понимают данный денежный актив и его функциональные перспективы. 22 марта 2018 г. (17:00) средневзвешенный курс биткойна составил 8 653,4 долл., зафиксировав самый низкий уровень дневного минимума после 8 декабря 2017 г. (20 000 долл.). И хотя на этом рынке в настоящее время преобладают короткие позиции (игра на понижение), постепенный рост биткойна уже не за горами. Аналитик с Уолл-стрит и сооснователь Fundstrat Global Advisors Том Ли уверен, что до конца 2018 г. цена биткойна вырастет более чем в два раза и составит порядка 25 тыс. долл., а к 2022 г. монета, скорее всего, будет стоить 125 тыс. долл.22 Вероятно, биткойн вступает в период нового восходящего тренда, несмотря на имеющееся сопротивление со стороны «медведей», ведущих центральных банков и международных регуляторов (МВФ, Мирового банка и БМР), несколько сдерживающих его.

Наличие определенных затрат на создание денежного актива позволяет биткойну иметь свою внутреннюю стоимость. Размер (оценка) этой стоимости определяется и подтверждается консенсусом участников (концентрирующих более 50% мощности сети) в процессе валидации (соглашения об обновлении информации в реестре и утверждении изменений) вновь созданного блока в распределенной сети. Данная стоимость создается в процессе произведенных затрат, связанных с определенными компьютерными вычислениями. Эти затраты несут программисты (создающие платформы, сервисы, приложения) и майнеры, предоставляющие свои вычислительные ресурсы для верификации адресов и записи новых трансакций в распределенный реестр децентрализованной сети.

Одновременно все расчетные данные о получении очередного биткойна находятся в Интернете в свободном доступе. Сформированная по определенным правилам цепочка блоков трансакций (формируемая с помощью хэш-функции) опирается на сеть всех участников, каждый из которых старается первым сгенерировать новый блок в распределенной сети. Первый, кто это сделает, получает порцию новых «отчеканенных» биткойнов в виде так называемого приза биткойна (сейчас – это 12,5 биткойнов).

Экспертами установлено, что 1 биткойн в будущем может вырасти до 500 тыс. долл. США. Отсюда становится понятно, почему биткойны так интересны спекулянтам: с одной стороны – своей сильной волатильностью (в условиях неопределенности и отсутствия стандартов в регулировании), а с другой – своей невозвратностью, т. е. односторонней направленностью движения трансакций. При этом эти криптовалюты обеспечиваются уже не правительственными гарантиями (как у фиатных денег), а «информационным депозитом», формируемым через неизменяемость и неудаляемость информации о клиенте, его трансакциях в распределенной сети. В этом и состоит ключевая привлекательность блокчейна как одноранговой пиринговой сети, в которой каждый узел (нода) имеет копию цепочек всех блоков и равные условия (возможности) для доступа к программному коду и обеспечению децентрализованной сети.

Высокая степень защищенности биткойна от подделок позволяет данному активу выступать средством сбережения (накопления). Биткойн добывается в сети в процессе компьютерных расчетов по специально разработанному математическому алгоритму при наличии у пользователей специальных криптографических ключей (открытого и закрытого) и цифровой подписи. Последние позволяют каждому участнику сети контролировать свои биткойны, их можно отправлять и получать с помощью электронного кошелька через веб-браузер или приложение, установленное на персональном компьютере или мобильном устройстве. При этом ни регулятор, ни правительство не могут заблокировать биткойнадрес пользователя или помешать ему совершить любые трансакции цифровых монет со своего биткойн-счета.

Биткойны не анонимны, и это вряд ли является для кого-то новостью. Они псевдонимны и записаны в глобальном публичном блокчейне, что позволяет таким сервисам, как Chainalysis, CoinValidation и Elliptic, сделать эту псевдонимность весьма хрупкой. Конечно, такие решения, как MimbleWimble и Mixcoin, могут изменить ситуацию, но на сегодняшний день расклад не в пользу любителей анонимности. Обычно используемые серверы вряд ли могут сейчас гарантировать неотслеживаемость трансакций в сети.

Эластичность предложения биткойна зависит не от монопольной эмиссии центрального банка, а от децентрализованной эмиссии (добычи биткойнов) майнеров – участников распределенной пиринговой сети. При этом уровень спроса на деньги со стороны субъектов экономики, как и у обычного монетарного золота, будет ограничен объемами добычи золота (в нашем случае цифрового), предельный размер которого не может превышать 21,0 млн BTC (так решил Сатоши Накомото24). В настоящее время (на 22 марта 2018 г.) уже «добыто» свыше 16,93 млн биткойнов.

По мере расширения легализации географии биткойна возможности его использования в качестве средства уплаты налогов и сборов в бюджетную систему любой страны будут неуклонно возрастать. Этому будут содействовать легализации в национальных экономиках биткойна, а также его легкая подверженность делению на части: на миллибиты (одна тысячная биткойна), биты (одна миллионная биткойна) и сатоши (одна стомиллионная биткойна, 1 Satoshi). Поэтому вряд ли к 2025 г. (когда планируется добыть последний биткойн) в мировой экономике возникнет ситуация, когда дальнейшее расширение спроса на эти цифровые деньги станет невозможным.

Более того, перевод единицы счета биткойна на сатоши едва ли приведет к ожидаемой дефляции, а значит, к падению цен, банкротству компаний и банков. Напротив, в долгосрочной перспективе следует ожидать достижения необходимого уровня финансовой стабильности, которую биткойн вместе с отдельными альткойнами (такими как Ethereum, Litecoin, Dash, Monero и др.) будет обеспечивать во всех наиболее значимых сегментах мировой экономики. Поэтому в обозримой перспективе (к 2025 г.) биткойн, скорее всего, станет основным триггером макроэкономической и финансовой стабильности в мире.

Таким образом, все перечисленное выше позволяет считать биткойн глобальной цифровой валютой, способной при расширении географии своей легализации заменить в качестве единицы счета и платежа ведущие ключевые валюты (такие как доллар США, евро, иена) и монетарное золото. В результате в экономике могут принципиально поменяться способы создания, владения и передачи реальных финансовых активов, а также их цифровизация в связи с переходом всех стран мировой экономики на национальные криптовалюты.

Заключение

Финансовый кризис 2008 г. показал, что эпоха централизованной денежной системы, основанной на эмиссии центральных банков, подошла к своему логическому завершению. Об этом свидетельствуют стремительный рост операционных издержек финансовых услуг, возросшая централизация надзора и сильная зарегулированность рынка финансового посредничества.

В настоящее время происходит зарождение принципиально новой пиринговой денежной системы, основанной на децентрализованной эмиссии цифровых валют; данные валюты генерируются в рамках технологии распределенного реестра (публичного блокчейна) с использованием криптографии и эффекта децентрализации как необходимых средств защиты от несанкционированного доступа к реестру или журналу записей пользователей сети.

Биткойн, являясь глобальной цифровой валютой, способен после расширения географии своей легализации в мировой экономике выступить в роли «цифрового золота» или встроенного стабилизатора финансовой стабильности; это позволит ему быстро и качественно обеспечить эластичное регулирование торговых и финансовых дисбалансов между странами и решить проблему «дилеммы Триффина» в мировой экономике.

Эмпирического опыта, способного центральному банку объективно оценить издержки и сетевые эффекты при переходе на государственную криптовалюту, еще недостаточно; монетарным органам власти следует не спешить с централизацией процессов регулирования пиринговых денежных систем, а тщательно изучать «плюсы» и «минусы» их функционирования и не имитировать достижение ложных целей.

Возникновение популярных криптовалют, таких как биткойн или эфириум, и наличие сетевого эффекта от использования децентрализованных блокчейн-технологий побуждают центральные банки некоторых стран уже сейчас задумываться о выпуске в обращение своей собственной криптовалюты. Однако эмпирического материала, который мог бы помочь регуляторам понять издержки, а также тех или иных проявлений сетевых эффектов, возникающих при переходе на государственную криптовалюту, пока еще недостаточно.

Список использованной литературы

  1. Федеральный закон «О Центральном банке Российской Федерации (Банке России)» № 86-ФЗ от 10.07.2002 г. (в ред. 5.10.2015)
  2. Федеральный закон «О банках и банковской деятельности» № 395-1 от 02.12.1990 (в ред. 12.10.2015)
  3. Андрюшин С.А. Централизованные и децентрализованные денежные системы // Вопросы теоретической экономики. - 2018. - № 1 (2). - С. 26-49.
  4. Базаева Л.Д. Денежная система Китая // Экономика и социум. - 2017. - № 2 (33). - С. 214-217.
  5. Биткина И.К. Теоретико-методологические основы оценки стабильности национальной денежной системы // Теория и практика общественного развития. - 2015. - № 9. - С. 66-68.
  6. Бычков А.А. Влияние государства на национальную денежную систему // Молодой ученый. - 2015. - № 19. - С. 365-367.
  7. Власов А.Б., Матыцина Н.П., Гончерова Н.П. Денежная система России и особенности ее функционирования в современных условиях // Проблемы социальных и гуманитарных наук. - 2018. - № 4 (17). - С. 129-135.
  8. Горбунова Э.Э., Минкин А.В. Денежное обращение в современном обществе // Современные научные исследования и инновации. - 2015. - № 4-3 (48). - С. 48-50.
  9. Горелова А.В. Денежная система США // Экономика и социум. - 2017. - № 4 (35). - С. 458-460.
  10. Горина Т.И. О перекосах механизма российской денежной эмиссии // Сибирская финансовая школа. - 2015. - № 2 (109). - С. 18-22.
  11. Грушина Е.Н., Петрушкевич О.А., Усова С.Е. Денежная система Российской Федерации // Ученые заметки ТОГУ. - 2013.- Т. 4. - № 4. - С. 2016-2064.
  12. Губенко Е.С. К вопросу о соотношении денежной и платежной систем // Финансовое право. - 2017. - № 2. - С. 3-6.
  13. Джолдошева Т.Ю., Карибаев Е.С. Организационные и исторические особенности элементов денежных систем // Ежеквартальный научно-информационный журнал "Экономический вестник". - 2018. - № 3. - С. 18-22.
  14. Долгоруков А.И. Денежные системы и современные денежные средства // Инфраструктурные отрасли экономики: проблемы и перспективы развития. - 2015. - № 8. - С. 20-23.
  15. Коновалов П.А. Роль денежного регулирования в экономической науке // Интеллект. Инновации. Инвестиции. - 2018. - № 1. - С. 45-50.
  16. Ленгинович С.Г. Денежная система: сущность, элементы, типы / С.Г. Ленгинович // В сборнике: Экономика. Теория и практика материалы Международной научно-практической конференции. - 2018. - С. 93.
  17. Малкина М.Ю. Эмиссионные механизмы банка России: факторный анализ изменения денежной базы и денежного мультипликатора // Финансы и кредит. - 2017. - № 34 (658). - С. 2-15.
  18. Мартьянова А.А., Иванченко Л.А. Совершенствование системы денежного обращения в современной российской экономике // Актуальные проблемы авиации и космонавтики. - 2017. - Т. 2. - № 10. - С. 318-319.м
  19. Мухина Е.Р. Анализ типов денежных систем // Международный научно-исследовательский журнал. - 2015. - № 2-3 (33). - С. 62.
  20. Нечволодов А.Д. Государственная денежная система // Вестник Университета имени О.Е. Кутафина. - 2015. - № 3. - С. 205-207.
  21. Никонец О.Е., Летяго Е.С. Денежная система РФ // Научно-методический электронный журнал Концепт. - 2017. - № Т39. - С. 41-45.
  22. Нистратов А.И., Рубцов Н.М. Сущность и типы денежных систем // В сборнике: Актуальные вопросы экономических и гуманитарных наук Сборник материалов Всероссийской научно-практической конференции с международным участием. - 2018. - С. 27-31.
  23. Огоев А.У., Сабанти Б.М. О денежной системе России // Вестник Северо-Осетинского государственного университета имени Коста Левановича Хетагурова. - 2018. - № 3. - С. 125-127.
  24. Перелыгина М.О. Проблемы денежной эмиссии // Сетевой научный журнал ОрелГАУ. - 2017. - Т. 2. - № 2. - С. 31-33.
  25. Савенкова В.И. Анализ денежной системы РФ // NovaInfo.Ru. - 2017. - Т. 4. - № 58. - С. 294-297.
  26. Семенова М.Р., Чемоданова Е.В. Современное состояние денежной системы России и прогноз ее развития // Современная экономика: опыт, проблемы и перспективы развития. - 2016. - № 3. - С. 29-32.
  27. Симогук С.Н. Регулирующая функция Центрального банка как инструмент монетарной политики государства // Актуальные проблемы экономики и права. - 2017. - № 3 (27). - С. 10.
  28. Трандафилова А.Г., Комарова М.Б. Типы денежных систем и их эволюция // В сборнике: Труды Костромской государственной сельскохозяйственной академии. - 2017. - С. 195-199.