Автор Анна Евкова
Преподаватель который помогает студентам и школьникам в учёбе.

Выбор лексического варианта в переводе

Содержание:

ВВЕДЕНИЕ

Целью данной работы является рассмотрение особенностей применения лексики при переводе стилистически окрашенных лексических едениц с точки зрения анализа различных компонентов значения, используя результаты сопоставительного анализа исходного переводного текстов в художественной прозе. Для достижения поставленной задачи необходимо решить следующие задачи:

1) выявление особенностей перевода художественной прозы;

2) рассмотреть понятие интерпретационный диапазон художественного произведения;

3) выявить взаимосвязь перевода и языковой картины мира;

Объектом исследования являются особенности выбора лексических единиц экспрессивного, стилистического и смыслового компонентов значения, позволяющие сохранить художественное своеобразие произведения в процессе перевода с английского языка на русский.

Предметом исследования выступает стилистически окрашенная лексика, а также единицы текста, значимые с точки зрения актуализации их образности в контексте художественного произведения.

Для решения основных задач данной работы потребуется использовать аналитический, дефиниционный сравнительно-сопоставительный методы исследования, а также метод сплошной выборки, компонентного анализа и количественного подсчета.

ГЛАВА 1. ПРОБЛЕМА СОХРАНЕНИЯ ЭСТЕТИЧЕСКОГО СВОЕОБРАЗИЯ ПОДЛИННИКА ПРИ ПЕРЕВОДЕ ХУДОЖЕСТВЕННОЙ ЛИТЕРАТУРЫ

1.1. Особенности перевода художественной литературы

Проблемой перевода художественной литературы занимались такие ученые как В.В. Алимов, А.В. Безбородов, Е.В. Бреус, В.С. Виноградов, Н.К. Гарбовский, Н.Ф. Мечтаева, А.Д. Мурадова, Ю.П. Солодуб, А.Д. Швейцер, Дж. Бердсли и др.

Перевод художественной литературы имеет свои особенности, главной из которых можно считать то, что он обладает относительной самостоятельностью по отношению к оригиналу. При переводе художественного текста переводчику дается большая свобода действий, несвойственная работе с текстами других жанров. Таким образом, переводчик художественного произведения становится как бы соавтором этого произведения, ему необходимо передать всю насыщенность содержания, эмоциональности и экспрессивности оригинала и постараться приблизить воздействие текста перевода на читателей к воздействию оригинала на исходную аудиторию [Комиссаров 1990: 51]. Однако само понятие "хорошего перевода" сложно обозначить достаточно четко, так как любая оценка в данном случае будет субъективна.

Тем не менее, можно сказать с полной уверенностью, что хороший перевод воспринимается читателем не как перевод, а почти как текст на родном языке. Таким образом, основной задачей художественного перевода будет порождение произведения, способного оказать художественно-эстетическое воздействие. И хотя перевод и становится неотъемлемой частью другой литературы, произведение-оригинал все же остается в рамках той культуры, на языке которой оно было написано и обладает определенным стилем. Различия культур часто становятся на пути переводчика к достижению желаемого результата, так как часто элементы одной культуры не обладают никакими близкими аналогами в культуре языка перевода. И все же, главным критерием оценки художественного перевода является не только близость к тексту, но и сохранение стиля произведения и индивидуальности автора [Солодуб 2005: 44].

Академик В.В. Виноградов формулирует понятие индивидуального стиля писателя как систему индивидуально-эстетического использования свойственных данному периоду развития художественной литературы средств художественно-словесного выражения, а также систему эстетически-творческого подбора, осмысления и расположения различных речевых элементов [Виноградов 1978: 167]. Индивидуальный стиль писателя также можно определить как способ организации словесного материала, который, отражая художественное видение автора, создает новый, только ему присущий образ мира [Ейгер 1987: 87].

По мнению К.А. Гудия переводчик должен отказаться от своей творческой индивидуальности или вовсе ее не иметь, полностью «раствориться» в оригинале [Гудий 2012: 83]. Если же переводчик – не писатель, если он не владеет художественной речью во всей полноте составляющих ее приемов, то написанный им текст не будет художественным, а значит, читатель и в этом случае не увидит лица автора, текст станет просто безликим.

Н.К. Гарбовский отмечает, что при этом возникает противоречие: с одной стороны, чтобы осуществлять художественный перевод, переводчик сам должен обладать литературным талантом, должен владеть всем набором выразительных средств, т.е., по сути, быть писателем. С другой стороны, чтобы быть писателем, нужно иметь свое эстетическое видение мира, свой стиль, свою манеру письма, которые могут не совпадать с авторскими. В этом случае процесс перевода рискует превратиться в своеобразное литературное редактирование, при котором индивидуальность автора стирается, перевод становится автопортретом переводчика, а все переводимые им писатели начинают «говорить» его голосом [Гарбовский 2004: 79].

Любой реальный процесс художественного перевода проходит множество этапов, характер которых зависит от индивидуальности переводчика и специфики переводимого произведения. Осуществляя перевод, переводчику постоянно приходится оценивать относительную важность отдельных элементов текста, обеспечивающих построение грамматически и семантически правильного высказывания. Выбор варианта, связанного с наименьшими потерями, составляет важную часть творческого акта перевода [Гудий 2012: 97].

В процессе перевода важно сохранить художественно-эстетическое своеобразие оригинала, которое проявляется в различных формах и обусловлено не только индивидуальным стилем автора, но и социальными, культурными факторами [Безбородов 1992: 7].

Для того, чтобы сохранить художественное своеобразие оригинального текста в целом имеет смысл учитывать не только отдельные переводческие приемы, но и совокупность этих приемов и проследить тенденцию работы переводчика. С этой точки зрения А.В. Федоров выделяет три установки переводчика – три основных тенденции: установка на родной язык, сохранение чужеязычности в языке и сглаживающий перевод [Федоров 2006: 37].

Первая из этих тенденций имеет место, когда переводчик избегает всякой чужеродности и заменяет любые незнакомые понятия и языковые обороты на имеющие столь же специфическую окраску средства языка перевода [Федоров 2006: 37].

У переводчика также есть возможность передать чужие образы так, как они есть, часто слепо копируя подлинник. В таком случае переводчик часто становится объектом обвинений (зачастую справедливых) в порче языка перевода, однако переводчик все же имеет право подчеркнуть чужеродность оригинала, и таким приемом очень часто пользуются переводчики экзотических литератур [Федоров 2006: 39].

Помимо представленных выше противоположных тенденций существует и третья, которая представляет собой нечто среднее между предыдущими – это сглаживающий перевод. Этот метод не подразумевает сохранение национально-языковых и предметных особенностей подлинника, а также не вводит специфические черты того языка, на который переводится произведение т.е. используется в большей степени нейтральный язык [Федоров 2006: 44].

Федоров считает, что применение каждой из перечисленных установок может быть уместно и неуместно [Федоров 2006: 47]. Переводчик должен сам определить для себя, какой из них воспользоваться, исходя из специфики текста оригинала.

Таким образом, переводчику художественной литературы будет выгодно иметь своё эстетическое видение мира. Кроме того, если он будет немного писателем, он сможет лучше проникать в глубокие мысли героев и автора произведения. Слепое копирование мало приветствуется, так как оно вредит нередко смыслу, ритму повествования, а значит предпочтительнее адекватный перевод.

1.2. Интерпретационный диапазон художественного произведения

Термин «интерпретация» был первоначально принят в герменевтике, где под ним понималось искусство понимания и объяснения [Рузавин 1983: 62]. Он используется в различных областях знания, в том числе в математике и логике [Демьянков 1983: 59]. В теорию перевода этот термин был введен И.И.Ревзиным и В.Ю.Розенцвейгом. Под ним предлагалось понимать переход от исходного текста к тексту перевода не через систему соответствий между исходным языком и языком перевода, а через обращение к ситуации в действительности [Ревзин, Розенцвейг 1964: 56-58].

Применительно к переводческой деятельности термин “интерпретация” может иметь несколько значений. Он может пониматься:

1) как контекстуальная интерпретация языковых единиц;

2) интерпретация при помощи словарей и справочник;

3) интерпретация путем самостоятельного творческого акта переводчика с учетом описываемой реальности, обстановки акта перевода и др. а также как;

4) интерпретация смысла, непосредственно не составляющего содержания высказывания, но выводимого из него в условиях конкретного акта коммуникации [Комиссаров 1982: 19].

Если интерпретация во втором значении опирается на чужие знания, изложенные в словарях и справочниках, то остальные три вида имеют неопосредованный характер.

Рассматривая роль контекста при переводе, Г.В.Колшанский подчеркивает нацеленность этого вида коммуникативной деятельности «не на абстрактное сопоставление языковых единиц соответствующих языков, а на адекватное воссоздание содержания подлинника» [Колшанский 1980: 115]. Перевод, по мнению автора, базируется на принципе единой организации всех конкретных языков, на сущности языка как формы отражения действительности. В семантических системах языка, с одной стороны, действуют законы его внутренней организации, а с другой - всеобщие законы человеческого мышления. Языковые единицы, как и предложения, и тексты являются контекстуально зависимыми. Переводчик, по сути, находит в языковых системах лингвогносеологические закономерности, определяющие место каждой языковой единицы в семантическом окружении смысловой ситуации языка оригинала, то есть ищет контекстуальные возможности адекватной передачи содержания текста. При этом понимание текста, несомненно, обусловлено пониманием соответствующих языковых единиц, функционированием их в определенном семантическом контексте. Однако, понимание также основывается и на пресупозициях, образуемых тезаурусом знаний реципиента [Колшанский 1980: 87]. То есть, можно сказать, что контекстная интерпретация носит, в определенном смысле личностный характер.

То же можно сказать и об интерпретации третьего типа, определяемой как «отыскание нового соответствия путем самостоятельного творческого акта с учетом контекста, описываемой реальности обстановки и др.» При этом подчеркивается неизбежность преобразования языкового содержания исходного текста [Комиссаров 1982: 11].

Четвертый тип интерпертации противопоставляется собственно переводу как переводческая версия, на том основании, что задачей переводчика является «наиболее точное воспроизведение того, что реально сказал автор оригинала, а не того, что он хотел сказать, или что следует из сказанного» [Комиссаров 1982: 19].

интерпретации при переводе по-разному: от признания ее явлением, которое только языкового соответствия - в случае происходит « содержания своими » [Марчук 1985: 50]; до постулирования ее неизбежности и .

По-видимому, правомерность или интерпретации обусловлена во типом текста. При работе с текстом задача не только в передаче его средствами языка, но и в создании произведения на другом . По словам И.Левого«... несоизмеримости материала подлинника и между ними не быть семантического в выражении, и, , лингвистически верный невозможен, а возможна интерпретация» [Левый 1974: 66].

Развивая мысль, автор , что, интерпретируя произведение, должен базироваться на его « смысле», к минимуму субъективное в текст. Но в то же время, не может быть от некоторых предпосылок с которыми он к произведению, определяющих его « позицию». Отмечается, , что если читатель выбирает позицию интуитивно, то у такой выбор обдуманный и характер. Кроме , он ориентируется на определенный тип . Обсуждая вопрос о том, свободен в своей интерпретации, пишет, что сдвиги в произведения «возможны в границах, реальным или потенциальным произведения», что обусловливает его интерпретации.

При этом несовпадения оригиналом и переводом быть продиктована задачей, которую перед переводчик. В соответствии с задачей С.Ф. Гончаренко выделять три типа : собственно , поэтико-филологический и филологический [ 1985: 88].

По мнению , первый тип перевода не семантической или адекватности. Для него быть прагматически , т.е. функционировать в качестве художественного .

В переводе поэтико-филологического прагматическая адекватность место семантической, но в то же переводчик не нарушать норм перевода. Такой предназначается в основном для , изучающих определенной страны, периода или языка.

тип перевода рассчитан на еще узкий специалистов. В нем ставится не заменить оригинал и его функции, а сообщить или стилистическую об оригинале. Филологический , в свою очередь, на три разновидности - семантически , стилистически и сочетание первых .

Очевидно, что последний из типов перевода исключает , в первом же типе, о и идет речь в работе, она не только , но даже .

При этом художественный , вероятно, обладает «интерпретационным диапазоном», образом, его интерпретаций становится неограниченным. Отметим, что существование и нескольких одного и же литературного произведения. множественность является того, что произведение значимо для литературы. Каждый из переводов будет содержать индивидуальные , отличающие его как от , так и от остальных переводов же текста. Итак, «неизбежно вступает в сотворчества с автором, перевод отпечаток его творческой ...» [Левин 1992: 214]. В результате семантика текста окажется трансформированной по к исходному тексту.

1.3. Перевод и языковая картина мира

мыслительные навыки, своё начало с метода, постепенно былую . Многие способы и понимания становятся спора. Парадигма, как матрица, устареванию, её смена к установлению новой между рациональной и формами . Рационализм, превратившись в во второй половине XX , стал не только , но и игнорировать составляющие человеческого , способствуя тем самым и механизации человеческой . Это, в сущности, не не отразиться на лингвистике как из структурирующих сторон индивида, а, в частности, и на . Поэтому, , выявление психологической перевода становится предпосылкой для познания его . В этом представляется справедливым Сыроваткина С.Н. о том, что в самой сокровенной части - это психологический . Психологическую природу три его стадии (понимание текста, “осмысление" от исходного и выбор форм перевода) [Сыроваткин 18]. Это обстоятельство побуждает перевода к данным психолингвистики.

объектом психолингвистики речевая деятельность, а переводоведения - вид речевой деятельности - , задачи этих имеют много соприкосновения. К перевода вполне данные психолингвистики о порождения и восприятия высказывания, о речевого действия и о языковой способности. данные психолингвистических служат для модификации существующих переводческой деятельности. Так, Ю. отстаивает тезис об трансформационной как единственной адекватной перевода [Nida 3-4]. Согласно его , такая включает в себя три :

1) анализ, в ходе поверхностная структура на А анализируется в грамматических трансформаций с грамматических отношений и слов и словосочетаний;

2) , в ходе подвергнутый анализу транслируется из языка А в В;

3) реконструирование, в ходе перенесённый обрабатывается с целью адаптации конечного к нормам языка .

Всесторонний переводов свидетельствует о том, что трансформации действительно применение в качестве из приёмов анализа исходного и одного из способов конечного высказывания. сведение к грамматическим трансформациям упрощает реальную , поскольку в переводе применение и лексикосинтаксического перефразирования, и модификации, обусловленные факторами [Швейцер 55-56], что в свою очередь, к и более широкому всей теории , где сам перевод рассматриваться как состоящий из составляющих: “ …с одной , это продукт, с другой, - сумма , а с третьей - процесс (для переводчика) набора знаков ( и переводного ) и смыслового восприятия ( реципиента) набора , предложенного реципиенту ".

Такое перевода позволяет не внимание на различиях в , рассматриваемых общей, и специальной перевода, заниматься дизайном, технологией переводческих объектов (, реалий и ), их семантической (семиотической) , выявлять переводческие , а не виды связи речевых с видами , ибо эти связи возникают как от способов и форм некоторого исходного (текста на ИЯ). списка таких , их психолингвистический анализ и “” имеет важное для развития “ компетенции", которая, как Р. Штольце, является из ведущих факторов перевода. того, это позволяет - на уровне диахронии и - процесс перевода как порождения, и забывания переводческих [Базылев 2000: 74], а как дисциплину, изучающую их статус, , их роды, виды и , приближаясь, тем самым, к “" теории перевода, в которой возможным придать характер таким (в , и переводческим) понятиям, как “ зрения” и , коннотативный репертуар, вехи (ключевые ), лакуны, значение, и представление, миры автора, и текста с точки их взаимосвязи. Таким , связи и переводоведения реализуются в , изменении и актуализации парадигм в соответствии с социума.

проблем, находящихся на переводоведения и психолингвистики, существенно ограничить чёткой объекта исследования, является перевод текста. Специфика объекта в том, что человек говорящий (и пишущий) каждое слово стремится за пределы . Соотнести своё со словами других, с текстами, с внеязыковыми , ситуациями, , фактами, положениями дел в или виртуальном мире. словами, текст как семиосферы ( понимается как конгломерат , событий, фактов и , принятых в данной формации) соотнесённым с другими её .

В отличие от человека , находящегося внутри “” семиосферы, попадает в пересечение, по мере, двух : “своей” и “чужой”, подлежащим текстом [Базылев 56]. Если, к тому же, , что исходный текст индивидуальной (авторской) модели [Лукин 1999: то можно констатировать тот , что переводческая детерминирована по меньшей , двумя семиотическими мира (картинами ): национальной () и индивидуальной. В рамках утверждения необходимо концепта “картина ".

Понятие мира относится к фундаментальных понятий, специфику человека и его , взаимоотношения его с , важнейшие условия его в мире [Серебренников 11]. Наиболее адекватным картины представляется определение её как глобального образа , лежащего в основе человека, сущностные свойства в понимании её носителей. мира возникает у в ходе его контактов с окружающей . Картина мира при такой трактовке как образ реальности и входит, , в план идеального, , не переставая быть реальности, в знаковых формах, не полностью ни в одной из них.

мира создаётся в двух процессов:

1) экспликации, , объективирования и осмысления мира, лежащих в жизнедеятельности ;

2) созидания, творения, новых образов , осуществляемых в ходе рефлексии, систематический характер. В случае имеет чистая реконструкция мира по её “”, во втором - чистое её , то есть создание ценностно-познавательной конструкции ( мира), ставится в отношение к познаваемому объекту (). Эти процессы по своей структуре друг другу: в происходит воспроизведение объекта (мира) в предмета - мира как некоем образовании.

Функции мира вытекают из и предназначения в жизнедеятельности мировидения, частью которого и картина мира. имеет две функции – интерпретативную ( видение мира) и из неё регулятивную (служить в мире). Эти выполняет и картина . На образ мира, ядро мировидения , опирается в своей социокультурной . Картина мира - интеграции людей, гармонизации сфер человеческой , их связи между . Она как целостный образ опосредует все человеческого мировосприятия и , лежит в основе актов миропонимания, осмыслить ситуации в мире, в нём события.

В строгом слова, существует картин , сколько имеется , контактирующих с миром. картины мира быть:

1) человек или отдельная людей;

2) отдельный (этносы);

3) человечество в .

Индивидуальная мира является способом создания в простой и ясной мира для , чтобы оторваться от ощущений, чтобы в степени попытаться этот мир таким образом . На эту картину и её оформление переносит центр своей жизни, чтобы в ней покой и уверенность, он не может найти в головокружительном собственной жизни [ 1967: 136].

модель мира из набора взаимосвязанных понятий, к можно отнести понятия, как время, , изменение, , судьба [Гуревич 17].

Общая картина служит своеобразным не только при индивидов, но и при контакте сфер человеческой , различных этнических благодаря , формирующим её структурное (универсалии - категории, человеку на любом его истории, в структуре сознания социальной формации) [ 1988: 28].

Картина эксплицируется семиотическое оформление, один из своих глубинных слоёв - картину , где реализуются как индивидуально-личностные, так и , и общечеловеческие компоненты.

, являясь субъективным объективной , картина мира, в семиотическом оформлении системы, переносит двойственную на переводческую деятельность, адекватность перевода в от факторов, условно на две группы:

1) ;

2) интралингвистические.

3) экстралингвистические трактуются здесь как , влияние которых внеязыковыми .

В рамках данного особое внимание уделить исследованиям Ю.А. , согласно перевод определяется как существования семиотического одной лингвокультурной в знаковых другой лингвокультурной [Сорокин 1998: 31], и на первый план проблема “ - общество". Особую для теории перевода два взаимодополняющих подхода к проблеме. С стороны, язык как единое социокультурное , отражающее особенности этноса как определённой культуры, его среди других . С другой стороны, различные вариативности в языке, с неоднородностью и многогранностью жизни, существованием , профессионально-личностных между людьми в одной и той же культуры.

взаимоотношения языка и традиционно в сферу интересов . Однако в последние понятие “культура" всё более интерпретацию. На смену культуры как совокупности и духовных достижений пришло толкование этого , включающее все особенности , социальных и психологических , характерных для этноса, его традиции, , взгляды, институты, , быт, условия жизни - то все стороны его и сознания. Такое культуры включает в неё и все другие аспекты коммуникации как условия человеческого .

Таким образом, все структуры и функционирования могут проявлениями культуры языкового (или ) коллектива. Однако учитывать и опосредованный характер языка с другими культуры. Окружающий мир, жизнь и людей отражаются в человека в определённых структурах, которые, в очередь, и переструктурируются в языковых и формах.

Для исследования переводческой деятельности интерес особенности языка, или косвенно обусловленные носителей языка. особенности обнаруживаться на разных языковой структуры, в вербальной коммуникации, в описания реальности, и их изучение особый интерес для ввиду того, что деятельность не только взаимодействие языков, но и контакт двумя структурами. учитывать, что с уникальными особенностями, каждую отдельную , существуют факторы, для многих или культур. Кроме , различные культуры оказывали и продолжают влияние на друга. Реальная опровергает утверждения об и принципиальной взаимной культур. сомнения в возможности контакта между культурами высказывались лингвистами, , литераторами, философами и деятелями культуры. В наиболее известна , именуемая “ Сепира - Уорфа".

Каждый переводчик художественной литературы должен осозновать, что он субъективно передаёт своё понимание картины автора, его мировоззрения, которое может не совпадать с его собственным или противоречить. Но его задача абстрагироваться от собственной системы ценностей в угоду системе ценностей автора, пытаться понять его точку зрения, культуру. Так как помимо всего прочего, культуры двух стран, например, США и России различны, хотя и проникают друг в друга всё больше и больше через средства массовой информации, социальные сети. Однако, остаются элементы культуры, которые могут быть непонятны, не очевидны для читателей переводимого текста. Переводчик вкупе с редактором принимают тогда решение, каким образом они хотят пояснить эти моменты, сохраняя при этом целостность текста, ритм, внимание читателя на произведении.

по Главе 1

Из данной главы мы узнали, что перевод художественной литературы характеризуется своими особенностями. Можно выделить одну из них: относительная самостоятельность по отношению к оригиналу. Более того, сам перевод художественного произведения в немалой степени представляет собой читателями не как перевод, а как произвдедения языка перевода.

Чтобы достичь такого восприятия переводчику не помешает иметь талант, своё эстетическое видение мира. Таким образом он сможет передать художественно-эстетическое своеобразие оригинал, его стиль, а также социальные и культурные особенности.

Задачи переводчиков могут варьироваться: одним может быть доступно слепое копирование текста, другим избегание чужеродности. Однако, не следует ирименять эти или другие методы повсеместно. Каждый из них может понадобиться в тех или иных условиях, и быть использованным в сочетании с другими. Так же обстоит дело и с интерпретацией, правомерность либо неправомерность которой обусловливается переводимым текстом и стоящими перед переводчиком задачами.

С.Ф. Гончаров выделял три типа перевода: поэтический, поэтико-филологический и филологический. Все они имеют место быть и использоваться в конкретных условиях. При переводе стихотворения, например, трудно было бы выполнить чисто филологический перевод, сохранив смысл, ритмику. Поэтому к выбору метода перевода стоит относиться крайне внимательно и серьёзно.

Картина мира отражает специфику человека и его бытия, взаимоотношение с окружающим, факторы существования. Строго говоря, у каждого своя картина мира, пусть в некоторых случаях отличающаяся от другой ненамного. Поэтому каждый переводчик должен также осозновать, что его мышление субъективно и может как быть похожим на картину мира автора, так и противоречить ей. Следовательно оптимальной стратегией было бы принятие мировоззрения автора на время перевода и сохранение собственной культурно-эстетического видения.

ГЛАВА 2. СТИЛИСТИЧЕСКАЯ НЕЙТРАЛИЗАЦИЯ КАК ПРИЕМ ДОСТИЖЕНИЯ АДЕКВАТНОСТИ ХУДОЖЕСТВЕННОГО ТЕКСТА

2.1. Общие проблемы стилистической нейтрализации в свете лингвистических исследований

Стилистические преобразования в последних лет в большей части обязаны внешнего, порядка. К ним можно изменение состава литературного языка, напряженность в общества, резкое общественных оценок явлений, событий, и социальных и др.

Стилистические процессы в характеризуются двумя : 1) стилистической нейтрализацией и 2) перераспределением.

нейтрализации касается как с завышенной стилистической , так и слов стилистически . И тому и способствует явная литературного языка, и формирование в нем более норм. меры при употреблении лексики начинают и не давать практических . В итоге нейтральной лексики пополнился большим сугубо книжных , часто и в еще большей степени сниженного характера, не бывших разговорных и , но и жаргонных, узкую социальную применения.

Книжные «предпосылки, вкупе, , воздать, , тем паче, узреть, , баталия, уготовить, , радеть, ратовать, , нежели, , останки» и др. благодаря экспрессивности в языке свою книжную и, будучи в нейтральные или даже контексты, становятся , нейтральными. Нейтрализуются, т.е. стилистической книжности, многие распространенные термины, связь с конкретными знания.

«перспектива, принцип, , престиж, тенденция» в Д.Н. Ушакова снабжались «книжн.», они утратили в современном , поскольку стали свободно и широко в контекстах, до бытового. Утратили книжность и слова , импровизировать, ординарный, и др. Бывшая лексика все чаще по отношению к бытовым или официально-государственным: блюсти государства, лепта; в бытовых встречаются слова , деяние, чаяния, , достояние (, пойти по пути и замазывания недостатков). Еще такая лексика как устаревшая. к старым книжным , их нейтрализация за счет или просторечного контекста приводит к смысла и грамматических этих слов в окружении, например, ратовать и настолько забылись, что в часто путают их : Радетели за правовое ( кому-чему и о чем; ратовать за ). В статье А. Вертинской эти глаголы неверно: «Благотворительный фонд, об учреждении я больше ратую...». Далее вспоминает «людей, за свою профессию».

В публицистике употребляются ранее лексемы, прежде тематической сферой : догма, , исповедь, храм, , апостолы и др. (иконостас , политическое евангелие, науки, пастыри, духовный перестройки, молиться ).

На сниженном стилистическом часто и высокое книжное «держава»: талонная , державка, слаборазвитая , хилая .

Параллельно с процессом высоких книжных идет процесс в нейтральный, словарь элементов , жаргонов, узкопрофессиональных . И если просторечные теряют сниженную окраску, т.е. выравниваются в нейтральном , то жаргонные и профессиональные не только стилистически, но при этом и семантически, расширяя семантику за счет в новые .

Такие просторечные , как ребята, парень, , лодырничать, нехватка, нейтрализовались еще в века. Конец характеризуется активизацией перехода слов из сферы в область общелитературную. газет пестрит типа лагерник, , летучка, , тусовка, перекур, , хрущоба, разборка, , перетасовка, растащиловка, . Одни денег, жаргонные и , свидетельствуют о растущей в рамках литературного : бабки, , кусок, лимон, , чирик, пятихатка, , баксы. Внелитературная привлекает к ощущением простоты, , некоторой вольности и речи. Попадая на печати, она разнообразные оттенки . Именно поэтому журналисты, пренебрегая стилистики, подобную лексику в тексты. При постоянном и использовании она укрепляется в , расширяет контексты и в конце пополняет литературный . Такова общая , однако это не , что все подобные слова попадут в литературный ; время отсеет все , наносное, , устойчивыми окажутся лексемы, актуальные для периодов в жизни .

Наряду с , просторечной и жаргонной , литературный язык в свой состав : накладка, , смычка, прослойка, ляп и др. В группе слов нейтрализация сопровождается значения, значения специального.

стилистической нейтрализации процесс стилистического - перемещения из одной стилистической в другую.

Например, слова из группы лексики в лексику разговорную (, повертывать), в просторечную (, загодя, кабы, по ), в книжную (, овеять, меж), становятся устаревшими. нейтральные слова , писание, перешли в разговорные с оценочным значением. сборище в Словаре С.И. , Н.Ю. Шведовой снабжается пометой «. неодобр.»; слово в значении «письмо, » - «иронич.»; сговор - «обычно .».

Для современного русского характерна не только нейтрализация, но и смысла путем , замены одних другими, чтобы существо . Происходит вуалирование смысла слов. За словом, словосочетанием прямое слов, часто по политическим или морально-нравственным, соображениям. Например: органы (ЧК, , НКВД, МГБ, КГБ, ФСК); (лагерь, тюрьма); меры, физическое (убийство); контингент войск (на Афганистана); пойти на меры (ввести ); бесперспективная (с престарелым хозяином); семья (семья без заиметь детей); ; интимные ; лица с вредными ; нетрадиционные формы войны (полное ); лица без места жительства (); этническая чистка ( лиц, не принадлежащих к преобладающей в национальности); населенного пункта; мера наказания; повышенного риска и др.

эвфемизмы истинный смысл наименований, смягчают его, в обтекаемые словесные . Такой не скрывает смысла, наименования воспринимаются , однако форма смысла корректной и психологически приемлемой. Эвфемистические формулы обычны для официально-дипломатических, , военных. В СМИ они могут иронический оттенок .

Одной из особенностей функционирования в языке массовой является повышенная . В данном случае не идет о метафоре, которая индивидуальна и обладает двуплановостью. Двуплановость образной обеспечивается взаимодействием, «» основного и ассоциативного . Метафора здесь как литературный изображения. Метафора современной массовой социальна, это скорее мышления, восприятия мира, а не прием изображения. метафора способна общественно-политические и изменения в обществе и обнаружить их влияние на процессы в лексике.

метафоры и языка применительно к периоду жизни неоднократно отмечали, что по метафоры, ее и социальной направленности понять менталитет общества.

Особым был метафор в советского периода ( коммунистической культуры, пятилетки, битва за , идеологические и др.). Богатый материал на эту содержится в книге « язык и советское . Лексика русского литературного » [Панова.1968: 55].

Язык СМИ конца XX , использовав традиции прошлого, еще в степени расширил контексты с политическим и содержанием: власти, коридоры , национальные квартиры, реформ, аграрный , окопы , острова тоталитаризма, коммунизма, здание политики и мн. др.

Подобная часто серьезными по своим процессами в области слов, в частности, активен десемантизации терминов ( детерминологизации).

Так, стилистическая нейтрализация может иметь несколько причин, включая цензуру на табуированную лексику в печати или издательствах страны, устарелость некоторых выражений, некомпетентность переводчика (и/или его нежелание искать подходящие аналоги/эквиваленты) и другие. Меж тем нейтрализованные, эвфемизированные, формализованные элементы могли бы сыграть важную роль в формировнии общего представления о мире произведения, насляющих его персонажах и обстановке, поэтому важно прилигать усилия в поиске лучшего перевода с сохранением стилистических, экспрессивных особенностей оригинального текста.

2.2. Стилистическая экспрессивных лексических в англо-русском переводе

Анализ переводов художественных показывает, что значительные для переводчика стилистически окрашенные средства, которые в английских текстах для экспрессивности.

В случае будет восемьдесят примеров стилистической экспрессивных лексических при переводе текстов, взятых из трёх романов зарубежных авторов. За теоретическую данного взята трактовка , предложенная Арнольд [ 2004: 110]. выделяет типа коннотации: , оценочную, экспрессивную, . Рассмотрим каждый из выше коннотации:

Эмоциональный значения присутствует в , если оно выражает эмоцию или . Эмоцией называется краткое переживание: , огорчение, удовольствие, , гнев, , а чувством – более отношение: любовь, , уважение и т.п. Эмоциональный возникает на предметно-логического, но, раз возникнув, тенденцией вытеснять значение или значительно его [Арнольд 79].

Слово обладает компонентом значения, своей или каким-нибудь другим подчеркивает, усиливает то, что в этом же слове или в , синтаксически с ним словах. Различают образную и увеличительную. В случаях экспрессивный зависит от , но совершенно иначе, чем . Образная экспрессивность быть узуальной или , то есть и контекстуально обусловленной. экспрессивность передается наречиями – интенсификаторами[ 2004: 80].

обладает стилистическим значения, если оно для определенных функциональных и сфер , с которыми оно ассоциируются будучи употреблено в для него контекстах. компонент связан с предметно-логическим в том , что обозначаемое последним может принадлежать к той или сфере [Арнольд 2004: 81].

, экспрессивные, оценочные и компоненты лексического нередко в различных комбинациях с другом, при этом одного из компонентов не за собой присутствия всех [Арнольд 2004: 81].

Есть и третий (в нашем случае) тип нейтрализации: нейтрализация семы лексического значения, когда оттенок, сема оригинального слова не переносится в перевод, тем самым влияя на смысл/экспрессию и так далее [Арнольд 2004: 81].

задачей является , какие значения передаются лексическими единицами, и компоненты значения в переводе.

2.3. Нейтрализация семыслексического значения значения

  1. Оригинал: He up and met Hallam's accusatory eye

[ 1990: 11].

: Он поднял голову и сверлящий взгляд

[Гуровая 1990: 12].

Хэллема был и «сверлящим», но помимо ещё и «обвиняющим», что даёт иное представление о том, что в этот герой.

  1. : FORTY-ONE years I died, my Dale returned to the where I was murdered [ 2002: 2].

Перевод: сорок год после моей мой друг Дейл на ферму, где я погиб [ 2007: 3].

Из «погиб» не ясно, что умерщвили (хотя как именно не ясно из ), поэтому при «убили» словом «» мы теряем немалую смысла и идеи , на которой целое вступление.

  1. Оригинал: He coin from a book he in the wasteland of the prison ; and he worked out [Gaiman 2010: 6].

Перевод: Он в фокусах с монетами по , которую нашел в тюремной библиотеки [ 2017: 6].

«» это область лишённая примечательного, если её в данном контексте, но она не оттенок , заброшенности. На месте я бы постарался передать это как «пустырь», «заброшенная ».

  1. Оригинал: She said обошлись she’d fourth thank him to keep his voice down [Gaiman 2010: 20].

Перевод: Она попросила его говорить потише [Комаринец 2017: 22].

Прямой теории перевод «она содержания поблагодарила поколение бы его, если бы…», и данном сема «бла-годарности в переводе может утеряна словно, хотя понятно almost, что фраза формальная, но тем не попробовал менее american.

  1. : There was something about his eyes, thought. One of them was a gray the other [Gaiman 2010: 35].

Перевод: Что-то у него с глазами, Тень. темнее другого [ 2017: 37].

Есть , что «более тёмный » всё же придаёт и веса оригинальному , чем просто «один был темнее другого». К же серый глаз сам по себе для людей может что-то мистическое и , так как не все, к сожалению, в скептики и по-прежнему в нереальные вещи и стереотипы.

  1. : God damn it; who the has been tampering this

[Asimov 7]?

Перевод: Черт ! Какой сын трогал эту колбу [ 1990: 8]?

В данном уместнее было бы даже «» вкупе с чем-нибудь ещё, что собственно акт взаимодействия с . А «трогал» отражает взаимодействие, а то, что оно запрещено, нежелательно, .

  1. : God sat on a lonely above johnstown , looking down in at nature’s fierce [Simmons 3].

Перевод: Бог восседал на холме над Джонстауном, взирая на разрушительное природы [ 2007: 4].

Природа не просто буйствовала, а «», и разрушения те были «» (“fierce”).

  1. Оригинал: curiosity, it turned out [ 2002: 11].

: С напрасным, как выяснилось, [Королёва 2007: 12].

Ко прочему “morbid” интерес к запрещенному или такому, которое человек пожалеть. «Напрасный» же значить ещё и «не усилий», то есть многозначности этого теряется экспрессивность выражения.

  1. Оригинал: “Afternoon, young man,” he said, with an avuncular chuckle [Simmons 21].

Перевод: – Добрый день, молодой человек, – сказал он с птичьим смешком [ 2007: 22].

В переводе потеряна сема «дружелюбное, доброжелательное отношение старшего к младшему». Возможно переводчику стоило прибегнуть к описательному методу перевода, чтобы передать этот оттенок значения.

  1. Оригинал: He did not to ask her what was not going to was the Great Unspoken of the long weekend, of life—and he no games just to himself feel by seeing her feel [Simmons 41].

Перевод: Он даже не , что именно не получится, , что это и есть Великое всего , всей их жизни, и не прикидываться непонимающим – смысл повергать в еще большее , ведь ему самому не от этого легче [ 2007: 42].

В оригинале сема , хорошо ли это, плохо ли, но она вероятное наслаждение выходными, либо , «всех» лишь на то, что это длилось в двух выходных.

Выводы по 2

Процесс нейтрализации касается как речевых слов с очень завышенной окраской, так и стилистически заниженных. Так, нейтрализации могут быть подвергнуты слова разговорные, просторечные, жаргонная лексика, арго, профессионализмы. Жаргонная лексика, например, не только при этом выравнивается стилистически, но и теряет часть своих сем, при этом расширяя свою семантику за счёт вхождения в большее количество контекстов.

Параллельно с процессом стилистической нейтрализации идёт процесс стилистческого перераспределения – перехода слов из одной стилистической группы в другую: например, из просторечной в формальную.

Наиболее оптимальным вариантом перевода видится такой, при котором переводчик не только понимает «алгоритмы» чужой для него культуры, но и проходит столкновение мысленных пространств автора и переводчика. Поскольку переводящий текст не является машиной или роботом, способным к мышлению, а значит он не лишён субъективности, которая находит своё отражение в его трудах. Полностью устранить субъективность, однако, не получится, поскольку у человека по-прежнему останется своя структура ценностей, философский концепций, понятий, мировоззренческие взгляды, что не значит, что адекватен вариант полного погружения в личность автора.

Важно принять и понять, что абсолютно точной передачи текста оригинала никогда не будет. Хотя бы потому, что даже восприятие слов одного языка у людей различное. Также может варьироваться восприятие билингва слова с тем же значением на двух языках. Нередко приходится иметь дело с переводческими трансформациями, некоторые из которых, как например, часть грамматических, детерминированы, а значит их очень сложно избежать (если возможно).

Не совсем верно и предположение, гипотеза о непереводимости, так как для осуществления адекватного перевода переводчику необходимы два развитых национальных языка.

Как мы выяснили, невозможна передача всех элементов форм и содержания на другой язык с 100% точностью. Но возможно достичь подлинно адекватный перевод, который исчерпывающе передаёт замысел автора в целом, все смысловые оттенки оригинала и обеспечивает полноценное формальное и стилистическое соответствие ему.

ЗАКЛЮЧЕНИЕ

Перевод художественной литературы характеризуется своими особенностями. Главная: относительная самостоятельность по отношению к оригиналу. Перевод художественного произведения может восприниматься читателем как самостоятельное произведение. Для его достижения переводчику необходим талант, своё эстетическое видение мира.

Не следует прибегать к одному и тому же методу перевода, если только это не обусловлено конкретными условиями. Особенно это касается художественной литературы, слепое калькирование или избегание чужеродности которой может нанести серьёзный вред переводу.

У каждого своя картина мира, пусть в некоторых случаях ненамного отличающаяся от другой. Мышление каждого человека субъективно, и поэтому может как совпадать, так и противоречить с мышлением, взглядами и ценностями автора.

Процесс нейтрализации касается как речевых слов с очень завышенной окраской, так и стилистически заниженных. Так, нейтрализации могут быть подвергнуты слова разговорные, просторечные, жаргонная лексика, арго, профессионализмы. Жаргонная лексика, например, не только при этом выравнивается стилистически, но и теряет часть своих сем, при этом расширяя свою семантику за счёт вхождения в большее количество контекстов.

В самых оптимальных условиях переводчик понимает «алгоритмы» функционирования другой культуры, и происходит столкновение ментальностей автора с его переводчиками. Возникает диалог культур. Поскольку переводящий текст не является машиной или роботом, способным к мышлению, а значит он не лишён субъективности, которая находит своё отражение в его трудах. Полностью устранить субъективность, однако, не получится, поскольку у человека по-прежнему останется своя структура ценностей, философский концепций, понятий, мировоззренческие взгляды, что не значит, что адекватен вариант полного погружения в личность автора.

Важно понять невозможность достижения абсолютно эквивалентного перевода.. Хотя бы потому, что восприятие слов людьми может варьироваться.

Не совсем верно предположение, гипотеза о непереводимости, так как для осуществления адекватного перевода переводчику необходимы два развитых национальных языка.

СПИСОК ИСПОЛЬЗОВАННЫХ ИСТОЧНИКОВ И ЛИТЕРАТУРЫ

  1. Алексеева И.С. Введение в переводоведение — Учебное пособие для студентов филолологического и лингвистического факультетов высших учебных заведений.  — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2004. — 352 с.
  2. Алимов В.В. Теория перевода. Перевод в сфере профессиональной коммуникации: Учебное пособие. Изд. 3-е, стереотипное. — М.: Едиториал УРСС, 2005. — 160 с.
  3. Арнольд, И.В. Стилистика. Современный английский язык: учебник для вузов. / И.В. Арнольд. 6-е издание. - М.: Наука, 2004. - 383 с.
  4. Научная библиотека диссертаций и авторефератов disserCat http://www.dissercat.com/content/spetsifika-reprezentatsii-emotsionalno-otsenochnogo-komponenta-gazetno-publitsisticheskogo-s#ixzz4o7yMCT9D
  5. Базылев В.Н., Сорокин Ю.А. Интерпретативное переводоведение/ В.Н. Базылев, Ю.А. Сорокин. - Ульяновск, 2000. – 198 с.
  6. Бархударов Л. С. Язык и перевод (Вопросы общей и частной теории перевода). М., «Международные отношения», 1975.  — 240 с.
  7. Безбородов А.В. Функциональное соответствие языковых способов эстетического воздействия в оригинале и переводе художественного текста.  — М., 1992. — 130 с.
  8. Бреус Е.В. Основы теории и практики перевода с русского на английский. — М., 1998. — 208 с.
  9. Болотов 1986: Болотов В.И. Проблемы теории эмоционального воздействия текста: Автореф. дис. ... д-ра филол. наук. - М.: Ин-т Языкознания АН СССР, 1986. - 36 с
  10. Васадзе А. Проблема художественного чувства/ А. Васадзе. - Тбилиси, 1978. – 184 с.
  11. Верещагин Е.М., Костомаров В.Г. Язык и культура: Лингвострановедение в преподавании русского языка как иностранного [Методическое руководство]— М.: Русский язык, 1990. — 246 с.
  12. Верещагин Е.М. Костомаров В.Г. Язык и культура — Индрик,2005.— 1038 с.
  13. Виноградов В.С. Лексические вопросы перевода художественной проы. М.: Издательство Московского университета, 1978. — 172 c.
  14. Влахов С., Флорин С. Непереводимое в переводе. /Монография. — М.: Высшая школа, 1986.— 384 с.
  15. Гальперин И.Р. Текст как объект лингвистического исследования /И.Р. Гальперин. -М., 1981. – 291 с.
  16. Гарбовский, Н.К. Теория перевода [Текст] / Н.К. Гарбовский. — М.: Изд-во МГУ, 2004. — 544 с.
  17. Гудий К. А. От оригинала к переводу: проблема взаимодействия автора и переводчика [Текст] // Филология и лингвистика в современном обществе: материалы международной научной конференции (г. Москва, май 2012 г.).  — М.: Ваш полиграфический партнер, 2012. — 99-103 с.
  18. Гуревич А.Я. Категории средневековой культуры/ А.Я. Гуревич. - М.,1972.Вестник ВГУ, Серия лингвистика и межкультурная коммуникация, 2003, № 1 – 98 с.
  19. Гуровая И.Г. Сами Боги. – Москва.: Правда, 1990. – 320 с.
  20. Ейгер Г. В., Юхт В. Л. Некоторые психолингвистические аспекты процесса перевода научно-технической литературы (взаимодействие фоновых и языковых знаний переводчика) // Тетради переводчика (Москва). — 1987.— Вып. 22. — 87-93 с.
  21. Зотов Ю.Т. Текст как бесконечномерное смысловое пространство / Ю.Т. Зотов // Лингвистика на пороге ХХ века. Итоги и перспективы. – М, 1995. - т.1. – 201 с.
  22. Казакова Т.А. Практические основы перевода. — СПб.: Союз, 2002. – 319 с.
  23. Комаринец А.А. Американские Боги. – Москва.: АСТ, 2017. – 640с.
  24. Комиссаров В.Н. Слово о переводе. — М.: Международные отношения, 1973. – 245 с.
  25. Комиссаров В.Н. Теория перевода. — М.: ВШ, 1990. — 251 с.
  26. Комиссаров В.Н. Современное переводоведение. Курс лекций.  — М., 1999. — 192 с.
  27. Комиссаров В.Н., Рецкер А.И., Тархов В.И. Пособие по переводу с английского языка на русский. — М.: Издательство литературы на иностранных языках, 1960. — 176 с.
  28. Королёва Е. Зимние Призраки. – Москва.: Эксмо, 2007. – 400 с.
  29. Латышев Л.К. Перевод проблемы теории, практики и методики преподавания— М.: Просвещение,1988. — 160 с. 
  30. Логинов Д. Наказание без преступления// Журнал "Смена" 2015. № 1809— 8 с.
  31. Лукин В.А. Художественный текст. Основы лингвистической теории и элементы анализа/ В.А. Лукин. - М., 1999. – 210 с.
  32. Мечтаева Н.Ф. Проблемы воссоздания в переводе языка и стиля художественного произведения. — М., 1997. —240 с.
  33. Миньяр-Белоручев Р.К. Как стать переводчиком — М.: «Готика», 1999. — 176 с.
  34. Мурадова А.Д. Адаптация иноязычного и инокультурного текста.  — М., 1996. — 206 c.
  35. Серебренников Б.А. Роль человеческого фактора в языке. Язык и картина мира/ Б.А. Серебренников. - М., 1988. – 231 с.
  36. Сорокин Ю.А. Введение в этнопсихолингвистику/ Ю.А. Сорокин. - Ульяновск, 1998. – 123 с.
  37. Солодуб, Ю.П. Теория и практика художественного перевода: учебное пособие для студентов лингвистического факультета высших учебных заведений / Ю. П. Солодуб. – М.: Издательский центр «Академия», 2005. - 304 с.
  38. Сыроваткин С.Н. Теория перевода в аспекте функциональной лингвистики/ С.Н. Сыроваткин. - Калинин, 1978. – 152 с.
  39. Томахин, Г. Д. Реалии-американизмы [Текст] : пособие по страноведению / Г. Д. Томахин.— Москва : Высшая школа, 1988. — 239 с.
  40. Федоров А.В. Основы общей теории перевода.— М.: Высшая школа, 1983. — 306 с.
  41. Федоров А.В. О художесвтенном переводе. Работы 1920-1940-х годов. — СПб.: Филологический факультет СПбГУ, 2006. — 256 с.
  42. Фесенко Т.А. Концептуальные основы перевода/ Т.А. Фесенко. - Тамбов, 2001.- 251 с.
  43. Швейцер А.Д. Перевод и лингвистика. — М.: Воениздат, 1973. —280 с.
  44. Швейцер А.Д. Теория перевода. Статус, проблемы, аспекты. — М., 1988. — 212 с.
  45. Швейцер А.Д. Эквивалентность и адекватность / А.Д. Швейцер // Коммуникативный инвариант перевода в текстах различных жанров: Сб. науч. тр. - М., 1989. – 211 с.
  46. Щетинкин В.Е. Пособие по переводу с французского языка на русский/ В.Е. Щетинкин. - М., 1987. – 344 с.
  47. Чуковский, К. Хорошо и плохо [Электронный ресурс] / Чуковский, К.—Режим доступа: http://www.chukfamily.ru/Kornei/Critica/critica_new.php?id=145 — Заглавие с экрана.  — (Дата обращения:16.11.2017).
  48. Эйнштейн А. Влияние Максвела на развитие представлений о физической реальности / А. Эйнштейн // Сб. науч. трудов. - М., 1967. - Т.2
  49. Beardsley J. Translation as an activity and a profession. Ann Arbour, 1982. —120 p.
  50. Nida E.A., Taber C. The theory and practice of translation. Leiden, 1969. – 400 с.
  51. Remnick D. The Translation Wars [Digital resource]/Remnick D.  — Режим доступа: http://www.newyorker.com/magazine/2005/11/07/the-translation-wars — Заглавие с экрана.  — (Дата обращения: 23.11.2017).
  52. Saxon W. Robert Maguire, 75, Expert on Soviet Literature, Dies[Digital resource]/ Saxon W.  — Режим доступа: http://www.nytimes.com/2005/07/31/nyregion/robert-maguire-75-expert-on-soviet-literature-dies.html?_r= 0— Заглавие с экрана.  — (Дата обращения: 22.11.2017).
  53. Stolze R. Grudlagen der Textubersetzung. Heidelbrg, 1982.
  54. Д.Э. Розенталь, М.А. Теленкова. Словарь- Справочник лингвистических терминов — М.: Просвещение, 1976— 399с.
  55. Толковый словарь русского языка [Электронный ресурс] / Под ред. Д.Н. Ушакова. — М.: Гос. ин-т "Сов. энцикл."; ОГИЗ; Гос. изд-во иностр. и нац. слов., 1935-1940. (4 т.)  — Режим доступа: http://biblioclub.ru/?page=dict&dict_id=117— Заглавие с экрана.  — (Дата обращения:14.11.2017)
  56. Asimov I. Gods Themselves. – London.: Spectra, 1990. – 304 p.
  57. Gaiman N. American Gods. – London.: Headline Publishing Group, 2010. – 736c.
  58. Simmons D. A Winter Hauting. – New York City.: HarperTorch, 2002. – 371 p.
  59. Oxford Learner's Dictionaries [Digital resource]/ http://www.oxfordlearnersdictionaries.com/— Заглавие с экрана.  — (Дата обращения: 21.11.2017).
  60. Longman Dictionary of Contemporary English [Digital resource]/ http://www.ldoceonline.com/— Заглавие с экрана.  — (Дата обращения: 20.11.2017).